Сочинения об авторе вольтер

Вольтер – Избранные сочинения

Вольтер

Избранные сочинения

Диалог первый

Об Александре

Калликрат.

Ну-с, мудрый, Эвгемер[1], что видели вы во время своих путешествий?

Эвгемер. Глупости.

Калликрат.

Как! Вы путешествовали в свите Александра и вас не охватил экстаз восторга?

Эвгемер. Вы хотите сказать, экстаз жалости?

Калликрат.

Жалости к Александру?

Эвгемер. К кому же еще? Я видел его только в Индии и в Вавилоне, куда я, как и другие, отправился в тщетной надежде просветиться. Мне там сказали, что он и в самом деле начал свои походы как герой, но закончил их как глупец. Я видел этого полубога, превратившегося в самого жестокого из варваров, после того как он был самым гуманным из греков.

Я видел трезвого ученика Аристотеля, ставшего презренным пьяницей. Я отправился вслед за ним, когда, оставив трапезу, он принял решение поджечь величественный храм Эстекара, дабы удовлетворить прихоть жалкой распутницы, именуемой Таис.

Я сопровождал его во время его безумств в Индии, и, наконец, я узрел его умирающим в расцвете лет в Вавилоне из-за того, что он напился как последний забулдыга из его войска.

Калликрат.

Какое унижение для великого человека!

Эвгемер. Иных среди великих не существует; они как магнит, определенное свойство коего я открыл: один его конец притягивает, другой – отталкивает.

Калликрат.

Александр крайне меня отталкивает, когда, подвыпив, сжигает город. Но мне совсем неизвестен Эстекар о котором вы мне рассказываете; я знаю только, что этот сумасброд и безумная Таис сожгли для своей забавы Персеполь.

Эвгемер. Эстекар – как раз то, что греки именуют Персеполем.

Обратите внимание
Совет

Нашим грекам нравится перелицовывать вселенную на греческий лад: они дали реке Зом-Бодпо имя «Инд»; другую реку они наименовали «Гидасп»; ни один из городов, осажденных в свое время и захваченных Александром, не известен под своим подлинным именем.

[/su_box]

Даже название «Индия» изобретено греками: восточные народы называли эту страну «Од-ху». Таким же образом в Египте они создали города Гелиополь, Кроко-дилополь, Мемфис. Стоит им отыскать звучное имя, и этого бывает довольно. Вот так они ввели в заблуждение всю Землю своими именами богов и людей.

Калликрат.

Это еще не столь великое зло. Я не сетую на тех, кто таким образом обманул мир; я виню тех, кто его разоряет. Я совсем не люблю вашего Александра, который отправился из Греции в Киликию, Египет, на Кавказский хребет, а оттуда дошел вплоть до самого Ганга, убивая на своем пути все встречное – врагов, нейтральных людей и друзей.

Эвгемер. Это был лишь реванш: он отправился убивать персов, но до того персы явились, чтобы убивать греков; он помчался на Кавказ, в обширные пределы скифов, но эти скифы дважды опустошали Грецию и Азию. Все народы во все времена подвергались грабежам, порабощению и истреблению со стороны других народов.

Говоря «солдат», мы говорим «вор». Каждый народ отправляется грабить своих соседей во имя своего бога. Разве мы не видим сейчас, что римляне, наши соседи, выходят из логова, образуемого семью холмами, для того, чтобы грабить вольсков, антийцев, самнитов? Скоро они придут грабить и нас, если научатся строить лодки.

С того момента, как они узнали, что жители Вейн, их соседи, имеют в своих закромах немного пшеницы и ячменя, они заставили своих жрецов-фециалов объявить справедливым грабительский поход против вейентов. Разбой стал священной войной. У римлян есть оракулы, повелевающие убивать и грабить.

У вейентов, с своей стороны, есть также оракулы, предсказывающие им, что они украдут римскую солому. Наследники Александра разворовывают сейчас для себя провинции, которые раньше они разворовывали для своего грабителя-господина. Таким был, таков есть и таковым всегда будет человеческий род.

Я объездил половину Земли и видел там только безумства, несчастья и преступления.

Калликрат.

Могу ли я спросить вас, встретили ли вы среди стольких народов хоть один справедливый?

Эвгемер. Ни одного.

Калликрат.

Скажите же мне, какой из них наиболее глуп и зол.

Эвгемер. Тот, что более других суеверен.

Калликрат.

Но почему самый суеверный народ – самый злой?

Эвгемер. Потому что суеверные считают, будто они выполняют из чувства долга то, что другие делают по привычке или в припадке безумия.

Заурядный варвар, такой, как грек, римлянин, скиф, перс, после того как он в добрый час совершил убийство, грабеж, выпил вино тех, кого только что убил, и изнасиловал дочерей убитых отцов семейств, более ни в чем не нуждается и становится кротким и гуманным, чтобы расслабиться.

Важно
Обратите внимание

Он прислушивается к чувству жалости, заложенному природой в глубине человеческого сердца. Он подобен льву, прекратившему преследование добычи с того момента, как он не чувствует себя больше голодным. Но суеверный человек напоминает тигра, продолжающего убивать и терзать добычу даже тогда, когда он сыт.

[/su_box]

Верховный жрец Плутона говорит ему: «Истребляй всех поклонников Меркурия, поджигай все дома, убивай всех животных»; и мой святоша почел бы себя святотатцем, если бы оставил живыми хоть одного ребенка и одну кошку на территории Меркурия.

Калликрат.

Как! На свете существуют такие страшные народы, и Александр не истребил их, вместо того чтобы идти к Гангу и нападать там на мирных и человеколюбивых людей – тех, кто, если верить рассказам, изобрел философию?

Эвгемер. Разумеется, нет; он, как стрела, пронесся сквозь одно из маленьких племен фанатичных варваров, 6 которых я сейчас говорил; и поскольку фанатизм не исключает подлости и трусости, эти жалкие люди попросили у него пощады, льстили ему, выдали ему часть награбленного ими золота и получили разрешение грабить и впредь.

Калликрат.

Значит, человеческий род ужасен?

Эвгемер. Среди обширного числа этих зверей встречаются иногда овцы, но большинство их – волки и лисы.

Калликрат.

Я хотел бы понять, откуда эта огромная диспропорция в пределах одного и того же рода?

Эвгемер. Говорят, происходит это потому, что лисы и волки пожирают овец.

Калликрат.

Нет, мир этот слишком несчастен и страшен; я бы хотел знать, откуда берется столько бедствий и глупостей.

Эвгемер. И я бы хотел того же. Давно уже, возделывая свой сад в Сиракузах, я об этом грежу.

Калликрат.

Прекрасно! И что это были за грезы? Скажите мне, прошу вас, немногословно, всегда ли наша Земля была населена людьми? И вообще, всегда ли существовала она сама? Есть ли у нас душа? Вечна ли эта душа, как считают вечной материю? Существует ли один бог или множество? Что эти боги делают, почему они милостивы? Что такое добродетель? Что такое порядок и беспорядок? Что такое природа? Имеет ли она законы? Кто эти законы установил? Кто изобрел общество и искусства? Какое правление наилучшее? И особенно – в чем самый верный секрет, помогающий избегать опасностей, коими каждый человек окружен на каждом шагу? Все остальное мы исследуем в другой раз.

Конец ознакомительного отрывка

Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/foreign-prose/585093-volter-izbrannye-sochineniya.html

Сочинение на тему Философские произведения Вольтера – по русскому языку и литературе

Сравнительно поздно Вольтер обращается к философской повести. Первые его произведения в этом жанре («Видение Бабука», «Мемнон», «Путешествие Сакраментадо», «Задиг, или Судьба») написаны в какой-то степени случайно. В 1747—1748 гг. Вольтер после разрыва с королевским двором жил в замке герцогини де Мен.

Здесь для развлечения общества он по вечерам читал сочиненные днем главы своих занимательных повестушек. Чтения имели огромный успех. Вольтеру удалось найти Новую гибкую форму, как нельзя лучше вмещающую новое просветительское содержание. Действительно, философские повести чрезвычайно оригинальны в жанровом отношении.

В философских повестях Вольтер прежде всего подвергает острой критике учение Лейбница — Попа о предустановленной гармонии, согласно которому мир, несмотря на существующее в нем зло, в целом гармоничен и развивается в направлении добра и справедливости. Вольтер-просветитель не мог принять эту теорию, обрекавшую человека на страдания и пассивность.

Совет

Философские повести Вольтера неравноценны в художественном отношении. Наиболее выразительны «Задиг», «Кандид» и «Простодушный». Но не следует в них искать полного идейного единства. Они создавались в разное время и отразили эволюцию философского и общественно-политического сознания Вольтера.

В первых произведениях («Видение Бабука», «Задиг») еще не чувствуется такого трагического мировосприятия, какое ощущается в «Кандиде» и «Простодушном». Вольтер с годами все более непримиримо относится к «философии оптимизма», все меньше тешит себя иллюзиями о безболезненном разрешении социальных противоречий.

Уже в первых философских повестях Вольтер подвергает сомнению, положение о разумности существующих общественных отношений. Гармония, царящая в природе в целом, не распространяет, по его мнению, „ свою власть на общество. Оно изобилует конфликтами, несет людям страдания. Вольтер в период 40-х — начала 50-х годов оценивает жизнь с точки зрения интересов личности.

Здесь он выступает как продолжатель традиций Возрождения. Человек для него — мера всего сущего. Весьма показательна в этом плане повесть «Мёмнон, или Человеческая мудрость». Судьба его героя складывается совсем не так, как бы он сам хотел. Мир открылся ему в своем неприглядном существе.

«Я начинаю думать, — сказал Мемнон, — что наша земноводная планетка; есть именно тот самый дом умалишенных всей вселенной, о котором я только что имел честь от вас слышать». Мемнон разуверяется в философах, твердящих, что «все благо». Он готов принять их философию только тогда, когда сам не будет «больше кривым». Примерно те же мотивы звучат в «Задиге».

Вольтер сомневается, можно ли считать разумным мир, где человек страдает, где от ударов зла. Действие повести развертывается на Востоке. Задиг — образованный, умный и доверчивый юноша. Сердце его широко» открыто навстречу всему доброму и прекрасному на земле. Однако именно добродетели Задига становятся источником его несчастий.

Таково окружающее его общество, где гибнет все, исполненное красоты и поэзии. В нем царят законы, чуждые разуму и чувствам хороших людей. Вольтер выносит феодально-монархической действительности суровый приговор. Задиг становится сначала жертвой вероломства женщин. По их милости он едва не лишается глаза и носа. Постепенно его познание действительности расширяется.

Задиг все больше убеждается в невежестве медиков, в корыстолюбии судей, в несправедливости правящих кругов. ОН едва не поплатился ссылкой. Его окружают завистники и клеветники. При дворе Задиг выделяется своим бескорыстием и добросердечием. Он завоевал первый приз за великодушие, осмелившись открыто похвалить опального министра.

Став первым после короля лицом в государстве, Задиг правит мудро, уважает законы, не совершает насилий, пытается примирить враждующие религиозные партия. Их распри Вольтер высмеивает в духе Свифта.

«Уже 1500 лет длился в Вавилоне великий спор, разделявший всех граждан на две противоположные партии, из которых одна утверждала, что в храм Митра должно вступать непременно левой ногой, другая гнушалась этим обычаем и вступала правой». Это напоминает борьбу тупоконечников и остроконечников в «Гулливере».

Много других нелепых предрассудков высмеивает Вольтер доводя их до вящей поучительности, до логического абсурда. Задиг при дворе вполне познал коварство высокородных прелестниц. Светлые минуты в его жизни связаны лишь с любовью к королеве Астарте, но ей грозит смерть.

Горестные мысли одолевают Задига: «И вот она людская жизнь! О, добродетель! К чему ты мне послужила? Две женщины недостойно обманули меня; третья, невинная и самая прекрасная, должна умереть! Все, что я сделал хорошего, всегда было для меня источником проклятий…» Люди начинают казаться Задигу «насекомыми, поедающими друг друга» на земле — «маленьком комке грязи».

Обратите внимание

Задиг всюду сеет семена просвещения. Слава о его мудрости гремит по всему Востоку. Характерно, что большинство его мудрых решений — результат не книжных знаний, а большой жизненной наблюдательности, хорошего понимания психологии людей частнособственнического общества. Примером является глава «Танец», где Задиг ловко вывел на чистую воду казнокрадов.

Читайте также:  Сочинения об авторе цвейг

Тот же самый прием он применяет при испытании верности королевских жен. И снова блистательный успех. «Микроб золота» настолько глубоко проник в сознание феодальной знати, что от дворянского благородства не осталось и следа. Всюду Вольтер видит разгул самых низменных страстей, попрание человеческого достоинства.

В мире, где господствует мораль хищников, даже грабитель с большой дороги пользуется почетом. Арбогад (глава «Разбойник») был когда-то неприметной песчинкой в водовороте жизни, потом грабежом нажил большое состояние и стал бриллиантом, «лучшим украшением в венце короля Индии». «Поверьте мне, — говорит Арбогад Задигу, — что Вы достигнете того же самого.

Теперь самое удобное время для воровства…» Вольтер дает понять, что феодальное общество переживает кризис. Все в нем плохо: и система управления, и нравы, и религиозные институты. Оно нуждается в моральном оздоровлении, в разумном руководстве. Тем не менее Вольтер не намерен вдаваться в пессимизм. Велика его вера в спасительную роль разума.

Задиг после тяжких испытаний все же выходит на дорогу спасения. Одно время он было уже «стал роптать на провидение и готов был поверить, что миром управляет жестокая судьба», злая сила. Пессимистические взгляды Задига поколебал ангел Иезрад. Он советует принимать жизнь такой, какова она есть: «слабый смертный, перестань бороться против того, перед чем ты должен благоговеть».

Зло и добро, по его мнению, тесно переплетены, и одно часто вызывает другое. Однако Иезрад выражает не всю жизненную философию Вольтера. Недаром Задиг ему пытается возражать. Он произносит свое многозначительное «но», когда ангел летел уже на десятое небо. Вольтер-просветитель не может безоговорочно принять мысль о благости провидения, ибо он виДит страдания человека.

Отсюда и «но» Задига. Все же Вольтер в период 40-х годов разделяет в основном веру просветителей в победу справедливости. Ему кажется, что жизнь может измениться, когда у руля правления станут просвещенные монархи. Задиг в финале повести — образец такого правителя. В £го царствование Вавилон не знает горя. «Государство наслаждалось спокойствием и славой и процветало. То был лучший век на земле; ею управляли справедливость и любовь. Все благословляли Задига, а Задиг благословлял небо». В романе Лесажа Жиль Блас всю энергию своего ума обращает на устройство своего личного благополучия. Его по существу не интересуют вопросы социальные. Герой Вольтера, напротив, постоянно размышляет над судьбой людей, его волнуют социальные, философские проблемы, он хочет понять законы, управляющие миром. Во всем этом сказался несомненный прогресс общественной мысли. Личное в умонастроении и поведении Задига сливается с общественным. Свои несчастья он осмысливает в широком социально-историческом плане, связывает их с жизнью человечества.

Сочинение на тему Философские произведения Вольтера
Вольтер М.Ф.
Стр. 1

Сочинение на тему Философские произведения Вольтера
Вольтер М.Ф.
Стр. 2

Сочинение на тему Философские произведения Вольтера
Вольтер М.Ф.
Стр. 3

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/171filosofskie-proizvedeniya-voltera187

Сочинение по повести Вольтера “Простак”

За всю свою жизнь я прочитала достаточно книг, чтобы определить свой собственный вкус в литературе. Большинство из них имеют приключенческий характер. Я была уверена, что нашла именно тот жанр, который мне нравится. Но одна встреча все изменила. Это встреча с удивительной повести Вольтера “Простак”. Я была поражена – мне пришелся по душе философский жанр!

Перечитала биографию писателя. Поэт и историк XVIII века, эпохи Просвещения. Его именем назван целый век! Эпоха Вольтера! Страстный борец за права обычного человека. В этом меня убедили уроки мировой литературы, посвященные изучению творчества философа – просветителя.

Чем заинтересовала повесть? Сюжетом, идеями, главным вопросом: нужна ли нам цивилизация и культура? Какой путь надо пройти до осуществления своей мечты? Вольтер указывает этот путь – это культура, искусство. И я уверенно иду этим путем к своей мечте. Моя мечта – театр. Театр – моя вторая жизнь.

Важно

Театральное искусство вместе с историей, философией, астрономией изучал, и главный герой повести “Простак” Гурон. От первой до последней страницы я чувствовала себя будто рядом с героем. Волновалась вместе с ним, грустила, сочувствовала, наблюдала, возмущалась.

Главный герой сразу полюбился, ведь он – лучик света и добра. Не лицемерит, не обижает, говорит то, что думает. Простодушный и наивный, добропорядочный и сердечный… Дитя природы, человек из “глубинки”. С цивилизованным миром не удалось поладить. И мне он пришелся по душе…

Вместе с Простаком начинаю воспринимать простые вещи и простые взаимоотношения между людьми по-настоящему.

Что понравилось? Что местные жители приняли его любезно, несмотря на интеллект и статус. Или нашли общий язык впоследствии люди? Нет. Вера в справедливость парня были безжалостно и жестоко растоптаны.

Тронула в повести любовная линия между Гуроном и прекрасной мадемуазелью де Сент-Ив. Все так искренне, единственно, взаимно. Но не все так хорошо. Почему? Сент-Ив – крестная мать Простака. Католическая вера это чувство запрещала. Пламя любви не угасло со смертью любимого… Память о ней жива. Такая грустная история любви…

А размышления вновь возвращают главного героя. И так ли уж идеален этот Простак? Нет. Он меня разочаровал.

Знания от философа и негативное влияние общества его изменили. Образ Гурона стал другим. А я задумалась: стоит ли терять свою личность, которую создала природа? Это хорошо, что возникают определенные размышления и вопросы на эту тему, потому что я – личность! 

Я склоняюсь к мысли, что повесть актуальна в наше время, потому что разоблачает зло. А мне дает установку: не сломаться под негативным давлением окружающих меня людей. Доказать всем, что я останусь такой, какой меня создала природа.

Сочинение Простак

Источник: https://www.lang-lit.ru/2016/06/sochinenie-po-povesti-prostak.html

Вольтер. Сочинения, Вольтер

  • Эти книги могут быть Вам интересны

Союз еврейских полисменов

Дверь

Кола Брюньон

Маленький принц. Планета людей

Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации

  • Рецензии (0)
  • Написать рецензию

Рецензий на «Вольтер. Сочинения» пока нет. Уже прочитали? Напишите рецензию первым


Самая популярная рецензия на книги писателя:

Почему я решила читать Вольтера? Но видит космос, я так довольна! Такого потока сатиры, иронии и наглости я давно не встречала. Люди любят разводить срачи в интернете, а ';Кадид'; своего рода срач возведенный в литературный постулат! Хочешь унизить… Читать полностью →

  • Отзывы (0)
  • Оставить свой отзыв

Отзывов о «Вольтер. Сочинения» пока нет. Оставьте отзыв первым

  • Цитаты (0)
  • Добавить цитату

Цитат из «Вольтер. Сочинения» пока нет. Добавьте цитату первым


Случайная цитата из произведений писателя:
«Мне представляется почти доказанным, что животные не могут быть простыми машинами, и вот мой довод: Бог создал для них точно такие же органы чувств, что и для нас, а значит, если они ничего не чувствуют. он проделал бесполезную работу. Но Бог, по вашему собственному признанию, ничего не делает зря, а значит, он не мог сотворить столько органов чувств во имя полного отсутствия ощущения: итак, животные вовсе не являются только машинами.» (Вольтер) Книгу «Вольтер. Сочинения» Вольтер можно приобрести или скачать: в 1 магазине по цене 400 руб.

  • Объявления
  • Разместить объявление

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!

  • Читали (0)
  • Хотят прочесть (0)

О каком бы времени ни писал автор – пишет он всегда о своём. И далёкие фантастические дали, и…

Президент России Владимир Путин подписал указ о присуждении премий 2018 года молодым деятелям…

Тихо-мирно закончился мой седьмой год на Букмиксе. Тихо – потому что я не принимаю участие в…

Совет

Об изданиях. С изданиями получилось интересно. Было их два, оба под названием «Записки о Шерлоке…

0.57242202758789==(70)

– Персональные рекомендации; – Регулярные конкурсы и розыгрыши книг и других призов; – Своя онлайн библиотека; – Обмен мнениями и тематические сообщества; – Личные блоги о книгах и не только; – Рейтинги и тематические подборки; – Более миллиона книг в каталоге! зарегистрироваться на проекте

Источник: https://bookmix.ru/book.phtml?id=28251

Собрание сочинений Вольтера, вышедшее в 1784—1789 годах

Вольтер (псевдоним; настоящее имя Мари Франсуа Аруэ, 1694—1778) — один из вождей просветителей, поэт, драматург, прозаик, автор философских, исторических, публицистических сочинений, сделавших его властителем дум нескольких поколений европейцев. Собрание сочинений Вольтера, вышедшее в 1784—1789 гг., заняло 70 томов.

Начало жизненного и творческого пути. Вольтер родился в Париже в семье нотариуса. Он получил образование в иезуитском коллеже Людовика Великого («В школе я знал только латынь и глупости», — позже отмечал он), после чего, по настоянию отца, изучал юриспруденцию.

Желание быть писателем приводит Вольтера в кружок аристократов-либертенов (вольнодумцев), где он читает свои стихи легкого, эпикурейского содержания и остроум ные, иногда злые эпиграммы.

За одну из них, в которой он называет регента Франции Филиппа Орлеанского «кровосмесителем; и «отравителем», Вольтер попадает на год в Бастилию (1717-1718), где пишет трагедию «Эдип» и начинает работать над эпической поэмой «Генриада» (ок. 1728).

Блестящая карьера Вольтера как драматурга и поэта была прервана в 1726 г., когда после ссоры с аристократом де Роганом он снова попал на 5 месяцев в Бастилию, а затем вынужден был до 1729 г. жить в Англии.

Там он познакомился с творчеством Шекспира и Мильтона, с английской философией и наукой (Бэкон, Локк, Ньютон), стал сторонником конституционной монархии английского образца и деизма39.

Под влиянием деизма Вольтер стал противником религиозного фанатизма, католической церкви («Раздавите гадину!»— его знаменитый афоризм о церкви), но не атеистом («Если бы Бога не было, его следовало бы выдумать», — утверждал он).

Обратите внимание

Драматургия Вольтера. После представления на сцене «Эдипа» в 1718 г. Вольтер становится знаменитым, ему пророчат лавры Корнеля и Расина.

Миф об Эдипе, впервые в драматургической форме разработанный Эсхилом (из его тетралогии дошла трагедия «Семеро против Фив»), нашедший высшее воплощение в тетралогии Софокла (дошли «Эдип-царь» и «Эдип в Колоне»), в дальнейшем переработанный в трагедии Сенеки «Эдип», был знаком Вольтеру прежде всего в интерпретации П. Корнеля, чья трагедия «Эдип» была представлена в 1659 г.

Корнель усложнил античный сюжет, введя любовную линию Тезея и Дирсеи, дочери Лая, которую Эдип хочет выдать за Гемона. Вольтер решил возродить античную простоту и ясность сюжета, хотя и не отказался от введения любовной линии (любовь Филоклета к Иокасте).

Однако возвращение к античным истокам не мешает разглядеть в «Эдипе» Вольтера трагедию периода зарождения Просвещения. Из трагедии ушла тема рока, жрец-предсказатель Тирезий оказывается ловким обманщиком. Вольтер переносит акцент на моральную проблематику.

Эдип выступает как просвещенный монарх, утверждающий: «Умереть за свой народ — это долг королей!» Убийство, совершенное им, — трагическая ошибка по неведению.

За 60 лет драматургической деятельности Вольтер написал 54 пьесы: 30 трагедий (в том числе «Брут», 1730; «Смерть Цезаря», 1731; «Заира», 1732; «Альзира», 1736; «Фанатизм, или пророк Магомет», 1741; «Меропа», 1743; «Ирена», 1778), 12 комедий, 2 драмы в прозе, несколько оперных либретто и либретто комических опер и дивертисментов.

Английская сцена оказала значительное воздействие на творчество Вольтера во время его пребывания в Англии в 1726—1729 гг.

Деизм — религиозно-философское учение, допускающее существование Бога только как первопричины мира и отрицающее существование Бога как личности и его вмешательство в жизнь природы и общества, а значит, отрицающее чудеса, откровение и т. д.

Важно

Он был первым, кто утвердил имя Шекспира в сознании французов. Не без влияния Шекспира создана трагедия Вольтера «Аделаида Дюгеклен» (1734), в которой изображались «готические» нравы и рыцарские идеалы Позднего Средневековья.

Эта трагедия Вольтера положила начало новому жанру французской драматургии — исторической трагедии — и одновременно особому течению в рамках просветительского классицизма.

Это течение, поначалу очень скромное, развивалось в двух направлениях: поиски новых форм при сохранении свойственной классицистам концепции мира и человека и раскрытие нового, созвучного предромантизму, содержания в типично классицистических формах.

Читайте также:  Краткая биография осеева

Среди новаторских идей Вольтера 1730-х гг. (от некоторых из них он позже отказался) особую известность приобрела изложенная в предисловии к комедии «Блудный сын» (пост. 1736, изд. 1738) мысль о правомерности смешения жанров. Именно по этому поводу Вольтер бросил крылатую фразу: «Все жанры хороши, кроме скучного».

В дальнейшем Вольтер отойдет от того течения, в котором классицистическая основа подвергалась воздействию предромантических идей, хотя и позже в строгие контуры его трагедий проникали чуждые классицизму элементы. Так, в «Семирамиде» (1748) появилась тень убитого царя Нина.

Широко использует Вольтер экзотическую обстановку действия (Перу в «Альзире», Мекка в «Магомете», Пекин в «Китайском сироте»). Высшим выражением предромантических тенденций было создание Вольтером трагедии «Танкред» (1760— 1761), содержащей в себе черты зрелищно-действенной драмы.

Изучение драматургии Вольтера показывает, что крупнейший классицист XVIII в. тысячами нитей был связан с зарождавшимся романтизмом.

Источник: http://www.testsoch.info/sobranie-sochinenij-voltera-vyshedshee-v-1784-1789-godax/

Читать книгу «Избранные сочинения» онлайн— Вольтер — Страница 1 — MyBook

Калликрат.

Ну-с, мудрый, Эвгемер[1], что видели вы во время своих путешествий?

Эвгемер. Глупости.

Калликрат.

Как! Вы путешествовали в свите Александра и вас не охватил экстаз восторга?

Эвгемер. Вы хотите сказать, экстаз жалости?

Калликрат.

Жалости к Александру?

Эвгемер. К кому же еще? Я видел его только в Индии и в Вавилоне, куда я, как и другие, отправился в тщетной надежде просветиться. Мне там сказали, что он и в самом деле начал свои походы как герой, но закончил их как глупец. Я видел этого полубога, превратившегося в самого жестокого из варваров, после того как он был самым гуманным из греков.

Я видел трезвого ученика Аристотеля, ставшего презренным пьяницей. Я отправился вслед за ним, когда, оставив трапезу, он принял решение поджечь величественный храм Эстекара, дабы удовлетворить прихоть жалкой распутницы, именуемой Таис.

Я сопровождал его во время его безумств в Индии, и, наконец, я узрел его умирающим в расцвете лет в Вавилоне из-за того, что он напился как последний забулдыга из его войска.

Калликрат.

Какое унижение для великого человека!

Эвгемер. Иных среди великих не существует; они как магнит, определенное свойство коего я открыл: один его конец притягивает, другой – отталкивает.

Калликрат.

Александр крайне меня отталкивает, когда, подвыпив, сжигает город. Но мне совсем неизвестен Эстекар о котором вы мне рассказываете; я знаю только, что этот сумасброд и безумная Таис сожгли для своей забавы Персеполь.

Эвгемер. Эстекар – как раз то, что греки именуют Персеполем.

Обратите внимание
Совет

Нашим грекам нравится перелицовывать вселенную на греческий лад: они дали реке Зом-Бодпо имя «Инд»; другую реку они наименовали «Гидасп»; ни один из городов, осажденных в свое время и захваченных Александром, не известен под своим подлинным именем.

[/su_box]

Даже название «Индия» изобретено греками: восточные народы называли эту страну «Од-ху». Таким же образом в Египте они создали города Гелиополь, Кроко-дилополь, Мемфис. Стоит им отыскать звучное имя, и этого бывает довольно. Вот так они ввели в заблуждение всю Землю своими именами богов и людей.

Калликрат.

Это еще не столь великое зло. Я не сетую на тех, кто таким образом обманул мир; я виню тех, кто его разоряет. Я совсем не люблю вашего Александра, который отправился из Греции в Киликию, Египет, на Кавказский хребет, а оттуда дошел вплоть до самого Ганга, убивая на своем пути все встречное – врагов, нейтральных людей и друзей.

Эвгемер. Это был лишь реванш: он отправился убивать персов, но до того персы явились, чтобы убивать греков; он помчался на Кавказ, в обширные пределы скифов, но эти скифы дважды опустошали Грецию и Азию. Все народы во все времена подвергались грабежам, порабощению и истреблению со стороны других народов.

Говоря «солдат», мы говорим «вор». Каждый народ отправляется грабить своих соседей во имя своего бога. Разве мы не видим сейчас, что римляне, наши соседи, выходят из логова, образуемого семью холмами, для того, чтобы грабить вольсков, антийцев, самнитов? Скоро они придут грабить и нас, если научатся строить лодки.

С того момента, как они узнали, что жители Вейн, их соседи, имеют в своих закромах немного пшеницы и ячменя, они заставили своих жрецов-фециалов объявить справедливым грабительский поход против вейентов. Разбой стал священной войной. У римлян есть оракулы, повелевающие убивать и грабить.

У вейентов, с своей стороны, есть также оракулы, предсказывающие им, что они украдут римскую солому. Наследники Александра разворовывают сейчас для себя провинции, которые раньше они разворовывали для своего грабителя-господина. Таким был, таков есть и таковым всегда будет человеческий род.

Я объездил половину Земли и видел там только безумства, несчастья и преступления.

Калликрат.

Могу ли я спросить вас, встретили ли вы среди стольких народов хоть один справедливый?

Эвгемер. Ни одного.

Калликрат.

Скажите же мне, какой из них наиболее глуп и зол.

Эвгемер. Тот, что более других суеверен.

Калликрат.

Но почему самый суеверный народ – самый злой?

Эвгемер. Потому что суеверные считают, будто они выполняют из чувства долга то, что другие делают по привычке или в припадке безумия.

Заурядный варвар, такой, как грек, римлянин, скиф, перс, после того как он в добрый час совершил убийство, грабеж, выпил вино тех, кого только что убил, и изнасиловал дочерей убитых отцов семейств, более ни в чем не нуждается и становится кротким и гуманным, чтобы расслабиться.

Важно
Обратите внимание

Он прислушивается к чувству жалости, заложенному природой в глубине человеческого сердца. Он подобен льву, прекратившему преследование добычи с того момента, как он не чувствует себя больше голодным. Но суеверный человек напоминает тигра, продолжающего убивать и терзать добычу даже тогда, когда он сыт.

[/su_box]

Верховный жрец Плутона говорит ему: «Истребляй всех поклонников Меркурия, поджигай все дома, убивай всех животных»; и мой святоша почел бы себя святотатцем, если бы оставил живыми хоть одного ребенка и одну кошку на территории Меркурия.

Калликрат.

Как! На свете существуют такие страшные народы, и Александр не истребил их, вместо того чтобы идти к Гангу и нападать там на мирных и человеколюбивых людей – тех, кто, если верить рассказам, изобрел философию?

Эвгемер. Разумеется, нет; он, как стрела, пронесся сквозь одно из маленьких племен фанатичных варваров, 6 которых я сейчас говорил; и поскольку фанатизм не исключает подлости и трусости, эти жалкие люди попросили у него пощады, льстили ему, выдали ему часть награбленного ими золота и получили разрешение грабить и впредь.

Калликрат.

Значит, человеческий род ужасен?

Эвгемер. Среди обширного числа этих зверей встречаются иногда овцы, но большинство их – волки и лисы.

Калликрат.

Я хотел бы понять, откуда эта огромная диспропорция в пределах одного и того же рода?

Эвгемер. Говорят, происходит это потому, что лисы и волки пожирают овец.

Калликрат.

Нет, мир этот слишком несчастен и страшен; я бы хотел знать, откуда берется столько бедствий и глупостей.

Эвгемер. И я бы хотел того же. Давно уже, возделывая свой сад в Сиракузах, я об этом грежу.

Калликрат.

Прекрасно! И что это были за грезы? Скажите мне, прошу вас, немногословно, всегда ли наша Земля была населена людьми? И вообще, всегда ли существовала она сама? Есть ли у нас душа? Вечна ли эта душа, как считают вечной материю? Существует ли один бог или множество? Что эти боги делают, почему они милостивы? Что такое добродетель? Что такое порядок и беспорядок? Что такое природа? Имеет ли она законы? Кто эти законы установил? Кто изобрел общество и искусства? Какое правление наилучшее? И особенно – в чем самый верный секрет, помогающий избегать опасностей, коими каждый человек окружен на каждом шагу? Все остальное мы исследуем в другой раз.

Эвгемер. Да это разговор не меньше чем на десять лет, если беседовать по десяти часов ежедневно!

Калликрат.

А между тем обо всем этом шла вчера речь у прекрасной Евдоксии, и беседовали между собой самые приятные в Сиракузах люди.

Эвгемер. Ну, и какой же был сделан вывод?

Калликрат.

Да никакого. Там присутствовали два жреца – Цереры и Юноны, и дело кончилось их взаимной перебранкой. Так откройте же мне без стеснения все ваши мысли. Я обещаю вам не спорить с вами и не выдавать вас жрецу Цереры.

Эвгемер. Отлично! Задайте мне ваши вопросы завтра; я попытаюсь вам ответить, но не обещаю вас удовлетворить.

Источник: https://MyBook.ru/author/volter-2/izbrannye-sochineniya/read/

Сочинение: Вольтер

Центрально – Городскойлицей

РЕФЕРАТ

По зарубежной литературе

ТЕМА: В О Л Ь Т Е Р .

Выполнил ученик 9-Акласса:

Левандовский А. П.

                                   Кривой Рог

                                       2004 год

/>

Вольтер

(1694 — 30 мая 1778)

Настоящее имя Франсуа Мари Аруэ, французский. писатель и философ-просветитель. Лирика молодого Вольтера проникнута эпикурейскими мотивами, содержит выпады против абсолютизма. Сыграл значительную роль в идейной подготовке Французской революции конца 18 века. С именем Вольтера связано распространение в России т.н. вольтерьянства (дух свободомыслия, ниспровержения авторитетов).

Франсуа Мари Аруэ — более известный под псевдонимом Вольтер — был ведущей фигурой французского Просвещения. Поэт, драматург, эссеист, романист, автор коротких рассказов, историк и философ, Вольтер был апостолом свободомыслящего либерализма.

Родился Вольтер в 1694 году в Париже. По происхождению относился к среднему классу. Отец Вольтера был юристом. В молодости Вольтер поступил в коллеж иезуитов Луи-ле-Гранд в Париже, потом некоторое время изучал законодательство, но бросил это занятие.

Важно

Вскоре он завоевал в Париже репутацию очень остроумного парня, автора тонких шуток и сатирических стишков. При старом режиме во Франции подобное умничанье могло оказаться опасным, и в результате за некоторые политические стишки Вольтера арестовали и бросили в Бастилию.

Почти год он провел в тюрьме, где посвящал время написанию эпической поэмы «Генриада», которая впоследствии получила значительное признание. В 1718 году, вскоре после освобождения Вольтера из тюрьмы, его пьеса «Эдип» была поставлена в Париже, где имела огромный успех.

В двадцать четыре года ее автор стал знаменитым и в течение оставшихся шестидесяти лет жизни был ведущей фигурой французской литературы.

Вольтер обращался с деньгами так же разумно, как со словом, и в конце концов стал независимым богатым человеком, однако в 1726 году попал в пренеприятную ситуацию. Вольтер зарекомендовал себя остроумнейшим и ярчайшим сатириком своего времени (а возможно, и всех времен). Ему хватало скромности, которую некоторые французские аристократы любили в простых людях.

Это привело к диспуту между Вольтером и одним таким аристократом — Шевалье де Роганом, в котором остроумие первого принесло ему победу в словесной дуэли. Однако вскоре тот организовал избиение Вольтера группой хулиганов, а позже заключил его в Бастилию. Вскоре Вольтера выпустили из тюрьмы с условием, что он покинет Францию.

Вольтер отправился в Англию, где прожил два с половиной года.

Пребывание в Англии оказалось поворотной точкой в его жизни. Он научился говорить и читать по-английски, познакомился с трудами таких знаменитых англичан, как Джон Локк, Фрэнсис Бэкон, Исаак Ньютон и Уильям Шекспир, а также лично познакомился со многими английскими мыслителями того времени. Вольтер был потрясен Шекспиром, английской наукой.

Но больше всего его поразила политическая система. Английская демократия и личные свободы представляли собой резкий контраст политическим условиям во Франции. Ни один английский лорд не мог издать указ и таким образом бросить Вольтера в тюрьму.

И если бы его по какой-то причине несправедливо обвинили, после доставки в суд он вскоре был бы освобожден.

Совет

Когда Вольтер вернулся во Францию, он написал свою первую важную философскую работу «Философские письма», обычно называемую «Английские письма». Эта книга, опубликованная в 1734 году, знаменует собой начало французского Просвещения.

Читайте также:  Краткая биография авдеев

В «Английских письмах» Вольтер представил в целом одобрительное описание британской политической системы, идей Джона Локка и других английских мыслителей.

Издание книги вызвало негодование французских властей, и Вольтер снова был вынужден покинуть Париж.

Большую часть следующих пятнадцати лет он прожил в Цири в восточной Франции, где был возлюбленным мадам дю Шателе, красивой, образованной жены маркиза.

В 1750 году, через год после ее смерти, Вольтер поехал в Германию по личному приглашению прусского короля Фридриха Великого. Три года он провел при дворе Фридриха в Потсдаме.

Сначала Вольтер подружился с образованным, умным хозяином, но в конце концов они поссорились, и в 1753 году Вольтер покинул Германию.

Оставив эту страну, Вольтер поселился в поместье неподалеку от Женевы, где находился в безопасности от французского и прусского королей. Однако его либеральные взгляды сделали для него опасной даже Швейцарию.

В 1758 году он переехал в другое поместье, в Фернье, недалеко от французско-швейцарской границы, где у него было два направления для бегства в случае очередных неприятностей с властями.

Обратите внимание

Вольтер прожил там двадцать лет, создавая литературные и философские произведения, переписываясь с европейскими интеллектуальными лидерами и принимая посетителей.

Все эти годы объем его работ не уменьшался. Он был фантастически плодовитым писателем. Говорят, все его сочинения занимают более 30 000 страниц. Они включают эпические поэмы, лирические стихотворения, личные письма, памфлеты, романы, короткие рассказы, пьесы, серьезные книги по истории и философии.

Вольтер всегда сильно верил в религиозную терпимость. Когда он приближался к своему семидесятилетию, во Франции произошло несколько особенно ужасных случаев преследования протестантов. Взволнованный и разъяренный Вольтер святил себя интеллектуальной борьбе против религиозного фанатизма.

Он написал огромное число политических памфлетов, осмеивающих религиозные распри. Также он заканчивал все свои личные письма словами: «Уничтожим известную вещь». Под «известной вещью» Вольтер подразумевал религиозный фанатизм.           

В 1778 году, когда ему было восемьдесят три года, он вернулся в Париж на премьеру своей новой пьесы «Ирена».

Толпы людей аплодировали ему, как «великому старейшине» французского Просвещения. Сотни поклонников, включая Бенджамина Франклина, посещали его. Но вскоре жизнь Вольтера подошла к концу. 30 мая 1778 года он умер в Париже.

Из-за откровенного антиклерикализма его не могли похоронить в городе по христианскому обычаю, но тринадцать лет спустя победившие французские революционеры выкопали останки великого человека и перезахоронили его в Пантеоне в Париже.

Работы Вольтера столь многочисленны, что в короткой статье было бы очень трудно перечислить даже крупные. Основные идеи, проповедуемые им при жизни, важнее заглавий.

Важно

Одним из самых сильных убеждений Вольтера была свобода слова и печати. Часто ему приписывают фразу: “Я не согласен с тем, что вы говорите, но буду до смерти защищать ваше право сказать это“.

Хотя он никогда не произносил именно этих слов, они точно выражают его отношение к данному вопросу.

Другим ведущим принципом Вольтера была убежденность в свободе вероисповедания. Всю свою жизнь он твердо протестовал против религиозного насилия и преследования. Хотя Вольтер верил в Бога, он протестовал против многих религиозных догм и постоянно утверждал, что организованная религия была в основном обманом.

Вполне естественно, Вольтер никогда не верил, будто титулованные французские аристократы были умнее или лучше его самого, и слушатели философа узнали, что так называемое «божественное право королей» — большая глупость.

Хотя сам Вольтер был далек от современной демократии (он предпочитал сильную, но просвещенную монархию), основная масса его идей явно противоречила любой форме иерархического правления. Следовательно, неудивительно, что большинство последователей Вольтера пришли к принятию демократии.

Его политические и религиозные идеи являлись, таким образом, главным течением во французском Просвещении, и существенная их часть была позаимствована для французской революции 1789 года.

Сам Вольтер не был ученым, но интересовался наукой и был горячим сторонником эмпирических взглядов Фрэнсиса Бэкона и Джона Локка. Еще он был серьезным и способным историком. Одним из его наиболее важных трудов была всемирная история: «Эссе об обычаях и духе наций».

Эта книга отличается от большинства предыдущих работ по истории в двух аспектах: первый — Вольтер признавал, что Европа являлась всего лишь малой частью мира, и, следовательно, посвятил значительную часть своего труда азиатской истории; второй — он разделял взгляд, что история культуры в целом важнее политической истории.

Совет

Таким образом, его книга больше касалась социальных и экономических условий, а также развития искусств, чем королей и развязанных ими войн.

Вольтер не был изначально философом. В значительной степени он заимствовал идеи других людей, таких как Джон Локк и Фрэнсис Бэкон, вновь обнародовал их и популяризировал. Однако благодаря работам Вольтера, больше, чем чьим-либо другим, идеи демократии, религиозной терпимости и интеллектуальной свободы распространились во Франции и в сущности по большей части Европы.

Хотя во французском Просвещении были другие замечательные писатели (Дидро, Д'Аламбер, Руссо, Монтескье и другие), будет честным назвать Вольтера первым лидером этого движения. Прежде всего, его неповторимый литературный стиль, длительная работа и огромное число произведений обеспечили ему гораздо более многочисленную аудиторию, чем другим писателям.

Во-вторых, его идеи были характерны для всего Просвещения. И в-третьих, Вольтер опередил все другие замечательные фигуры во времени. Великая работа Монтескье «Дух законов» появилась лишь в 1748 году, первый том знаменитой «Энциклопедии» — в 1751-м первое эссе Руссо было написано в 1750 году.

А «Английские письма» Вольтера издали в 1734 году, и к тому времени он уже шестнадцать лет был знаменит.

Труды Вольтера, за исключением короткого романа «Кандид», сегодня читаются мало.

Однако в восемнадцатом веке они были очень популярны, и, следовательно, автор сыграл важную роль в изменении климата мнений, в конце концов приведшего к Французской революции. Его влияние касалось не только Франции.

Такие американцы, как Томас Джефферсон, Джеймс Медисон и Бенджамин Франклин были знакомы с работами Вольтера, и многие его идеи вошли в американскую политическую традицию.

После многих лет скитаний по Европе в феврале 1778 года Вольтер с триумфом возвратился в Париж. Он приобрел себе особняк на улице Ришелье, активно работал над новой трагедией «Агафокл», над проектом академического словаря французского языка. Однако смерть уже стояла на пороге его дома.

Обратите внимание

Сильные боли, происхождение которых поначалу было неясно, вынуждали Вольтера принимать большие дозы опия. В начале мая, после обострения болезни, доктор медицины Троншен поставил неутешительный диагноз: рак предстательной железы. Вольтер еще крепился, порою даже шутил, но зачастую шутку прерывала гримаса боли.

Очередной врачебный консилиум, состоявшийся 25 мая, предрек скорый летальный исход. Каждый день приносил больному все большие мучения. Невыносимый огонь жег изнутри старческое тело. Порой не помогал даже опий.

Племянник Вольтера аббат Миньо, пытаясь примирить дядюшку с католической церковью, пригласил к нему аббата Готье и приходского кюре церкви св. Сульпиция Терсака. Визит состоялся днем 30 мая. Священники осторожно вошли в спальню. Но до исповеди и причащения дело не дошло.

Услышав голоса, Вольтер повернулся к вошедшим, но как будто не узнал их, а может, не подал вида, что узнает.
«Дайте мне умереть спокойно»,- тихо, но внятно проговорил он. Посетители еще немного потоптались возле умирающего, а затем гуськом покинули спальню. У постели остался только старый слуга…

Часы в гостиной пробили одиннадцать вечера, когда Вольтер очнулся из полузабытья и повернулся к слуге. «Прощай, дорогой Морен, я умираю». Морен наклонился над хозяином и через мгновение понял, что тот мертв.

Источник: https://ronl.org/sochineniya/literatura-zarubezhnaya/127814/

Франсуа-Мари Аруэ Вольтер — сочинение по творчеству М. Ф. Вольтера

Родился он в Париже, его, предки были буржуа. Дед его был купцом, торговал сукном, а отец его получил юридическое образование и купил должность нотариуса (должность переходила по наследству). Вскоре он женился на дочери судейского чиновника.

Франсуа-Мари был вторым сыном в семье, его старший брат получил очень строго религиозное католическое образование, которое не нравилось его отцу и он отдал младшего сына в школу отцов иезуитов, колледж святого Людовика.

В 10 лет Франсуа-Мари учился с удовольствием, его считали одаренным человеком.

Отцы иезуиты здесь беспокоились о том, чтобы в умах их питомцев зрела вера в силу церкви, в силу дворянства, что же качается выполнения религиозных догм, то здесь аббаты умеряли свой пыл, поэтому вольнодумство маленького Аруэ сходило с ему с рук, ведь он обладал великолепной логикой мышления, тонким и гибким умом страстью к спорам.

Важно

На него сильно повлияла встреча с Ниной де Ланкло, которая была знаменита своей красотой и умом. Вскоре Вольтер покинул колледж и отец решил отдать его изучать судебную латынь и сделать из него юриста.

Среди французских просветителей он становится заметным и влиятельным и в историю мировой культуры он вошел под именем Вольтера.

Тонкая острота, изящный стих или случайное суждение о людях, вещах приправленное нескромным каламбуром воспринималась как изысканное блюдо на званном обеде.

Его общество любили, но своим остроумием он наживает множество врагов. Оставленное Вальтером литературное наследия огромно, он был ведущим драматургом своего времени. Вольтер начинал как поэт и драматург, затем как историк, но прославился и остался в нашей памяти он как философ. В 53 года был избран во французскую академию, а чуть раньше Людовик назначил его придворным историографом.

Кроме своих романов, таких как «Простодушный», «Кандид», «Орлеанская дева», он написал еще и серию политических брошюр, в которых возражал против обскурантизма пытаясь защитить невинные жертвы беззакония и религиозного фанатизма. Им создаются и такие работы, как «Опыт нравов», «Философский словарь», за эти свои сочинения его проклинали церковь и высший свет.

В повестях Вольтера отразились исторические события волновавшие всю Европу. Основные проблемы, которые занимали Вольтера – это соотношение добра и зла в мире, их влияния на человеческую судьбу.

Вольтер убежден, что жизнь человека представляет собой сцепление мелких случайностей, порой резко меняющих жизнь, затаптывающие в грязь или возносящие на недоступные вершины.

Вольтер как и другие просветители не столько созидал, сколько разрушал, выворачивая все на изнанку. Он говорил об абсурдности привычных истин, обычаев, что жизнь подвижна, не предсказуема, ей чужды стабильность, определенность, покой. Добро и зло в жизни противоборствует. Каждая сила тянет в свою сторону.

Совет

Их гармония мнима, равновесие не устойчиво. Вольтер судит человеческое бытие, исходя не из церковных правил, а с точки зрения разума и здравого смысла, ничего не принимая на веру и подвергая все критическому анализу. Вольтер написал философскую восточную притчу. Главному герою или притчи, на первых парах доверчивому и простодушному приходиться испытать немало неожиданностей и потрясений.

Он познает измену жены, переменчивость властителей, поспешность судебных приговоров, зависть придворных, тяжесть рабства и многое другое, хотя Задик неизменно старается верить, что не так уж трудно быть счастливым, но его взгляд на жизнь делается все пессимистичней.

Его расстраивает, даже не обилие зла в жизни, а то, что это зло непредсказуемо, неожиданно. Встретившейся Задику Иезрад утверждает «Случайности в жизни не существуют, все в этой жизни испытание или наказание, либо награда, либо предизвестие».

Повесть «Задик и судьба» заканчивается благополучно, как и положено в восточных сказках.

Вольтер не смотря на свой преклонный возраст, незадолго до смерти выступил на заседании французской академии, и предложил ученым коллегам создать словарь французского языка и на себя взял I том «А». В 1778г.

весной Вольтер умер, но в нашей памяти он останется как великий писатель и философ.

Источник: http://sochbox.com/fransua-mari-arue-volter-sochinenie-po-tvorchestvu-m-f-voltera/

Ссылка на основную публикацию