Краткая биография бедье

Бедье Жозеф

Бедье (Bédier) Жозеф Шарль Мари (28.01.1864, Париж, — 29.08.1938, Гран-Сер) — французский литературовед-медиевист. Член Французской Академии (1921), кавалер Ордена Почетного легиона (1937).

В 1883 г.

Бедье поступил в Высшую нормальную школу (Париж). В 1893 г.

он защитил докторскую диссертацию на тему «Ð¤Ð°Ð±Ð»Ð¸Ð¾: очерк народной литературы и литературной истории Средневековья», в которой обосновывал тезис о французском (а не восточном, как предполагалось ранее) происхождении жанра фаблио.

Обратите внимание

В монографии «Ð­Ð¿Ð¸Ñ‡ÐµÑÐºÐ¸Ðµ сказания. О происхождении шансон де жест» (1908−1913) Бедье предложил новую концепцию генезиса французского средневекового эпоса. Вопреки существовавшей концепции раннего генезиса (в IX веке) французских эпических поэм в народной среде, Бедье полагал, что шансон де жест возникли не ранее середины XI века, а их расцвет пришелся на XII век. Он отрицал также фольклорную природу и традицию бытования поэм, считая, что эпос сложился из хроник и монастырских преданий, а его создателями были либо жонглеры, либо монахи.

С 1889 по 1891 г. Бедье преподавал средневековую французскую литературу в Швейцарии (университет Фрибура). С 1893 г. — профессор, с 1929 г. — ректор Коллеж де Франс в Париже.

Бедье принадлежит заслуга перевода на современный французский язык и подготовки критических изданий памятников средневековой французской литературы. Он осуществил реконструкцию текста романа «Ð¢Ñ€Ð¸ÑÑ‚Ð°Ð½ и Изольда» (1900), подготовил критическое издание «ÐŸÐµÑÐ½Ð¸ о Роланде» (1921).

Совместно с П. Азаром руководил изданием «Ð˜ÑÑ‚Ð¾Ñ€Ð¸Ð¸ французской литературы» (1923−1924).

Соч.: Les fabliaux: étude de littérature populaire et d’histoire littéraire du moyen âge. P., 1893; Les légendes épiques: Recherches sur la formation des chanson de gestes: En 4 vol. P., 1908−1913; в рус. пер. — Бедье Ж. Тристан и Изольда. М., 1993.

Лит.: История французской литературы: В 4 Т. М.; Л., 1946. Т.

1. С. 49−53; Толмачев М. В. Бедье // Краткая литературная энциклопедия: В 9 Т. М., 1962. Т. 1. С. 493; История всемирной литературы: В 9 Т. М., 1984. Т. 2. С. 517.В. П. Трыков

Персоналии: Исследователи французской литературы, культуры.

Источник: http://www.litdefrance.ru/199/923

Читать

Жозеф Бедье

Роман о Тристане и Изольде

Из всех произведений средневековой поэзии у народов Западной Европы самым распространенным и любимым была повесть о Тристане и Изольде. Свою первую литературную обработку она получила в XII веке во Франции, в форме стихотворного романа.

Вскоре этот первый роман вызвал целый ряд подражаний, сначала на французском, а затем на большинстве других европейских языков – на немецком, английском, итальянском, испанском, норвежском, чешском, польском, белорусском, новогреческом.

В течение трех веков повестью о пылкой и трагической страсти, связавшей двух любящих и в жизни и в смерти, зачитывалась вся Европа. Бесчисленные намеки на нее мы встречаем в других произведениях. Имена Тристана и Изольды стали синонимами истинно любящих.

Важно

Нередко их давали в качестве личных имен, не смущаясь тем, что святых с такими именами церковь не знает. Отдельные сцены из романа множество раз воспроизводились на стенах зал в виде фресок, на коврах, на резных ларцах или кубках.

Несмотря на такой огромный успех романа, текст его дошел до нас в очень плохом состоянии. От большинства названных обработок его сохранились лишь отрывки, а от многих и совсем ничего.

В эти смутные века, когда книгопечатания еще не существовало, рукописи погибали в колоссальном количестве, ибо судьба их в тогдашних ненадежных Книгохранилищах была подвержена случайностям войны, разграблений, пожаров и т, п. Погиб целиком и первый, древнейший роман о Тристане и Изольде.

Однако тут пришел на помощь научный анализ.

Подобно тому, как палеонтолог по остаткам костяка какого-нибудь вымершего животного восстанавливает все его строение и свойства, или подобно тому, как археолог по нескольким черепкам восстанавливает характер целой угаснувшей культуры, так литературовед-филолог по отражениям погибшего произведения, по намекам на него и позднейшим его переделкам может иногда реставрировать его сюжетные очертания, его главнейшие образы и идеи, отчасти даже его стиль.

Такой работой над романом о Тристане и Изольде занялся видный французский ученый начала XX века Жозеф Бедье, сочетавший в себе большие знания с тонким художественным чутьем. В результате этого явился воссозданный им и предлагаемый читателю роман, представляющий одновременно и научно-познавательную и поэтическую ценность.

Корни сказания о Тристане и Изольде уходят в глубокую древность. Французские поэты и рассказчики получили его непосредственно от кельтских народов (бретонцы, валлийцы, ирландцы), сказания которых отличались богатством чувства и фантазии.

Глава I

Детские годы Тристана

Не желаете ли, добрые люди, послушать прекрасную повесть о любви и смерти? Это повесть о Тристане и королеве Изольде. Послушайте, как любили они друг друга, к великой радости и к великой печали, как от того и скончались в один и тот же день – он из-за нее, она из-за него.

В былые времена царствовал в Корнуэльсе король Марк. Проведав, что его враги на него ополчились, Ривален, король Лоонуа, переправился через море ему на помощь. Служил он ему и мечом и советом, как то сделал бы вассал, и служил столь верно, что Марк наградил его рукою сестры своей, красавицы Бланшефлер, которую Ривален полюбил несказанной любовью.

Он сочетался с нею браком в церкви Тинтажеля. Но едва успел он жениться, как до него дошли вести, что его старинный враг, герцог Морган, обрушившись на Лоонуа, разоряет его земли, опустошает нивы и города.

Наскоро снарядил Ривален корабли и повез Бланшефлер, беременную, в свою дальнюю страну. Пристав у своего замка Каноэль, он оставил королеву на попечение конюшему своему Роальду, которому за его верность дали славное прозвище: Роальд Твердое Слово.

Затем, собрав баронов, он отправился на войну. Долго ждала его Бланшефлер. Увы, ему не суждено было возвратиться! Однажды она узнала, что герцог Морган вероломно убил его. Она не оплакивала его: ни стонов, ни сетований.

Совет

Но ее члены сделались слабыми и безжизненными; душа ее страстно пожелала вырваться из тела. Роальд старался ее успокоить.

– Государыня! – говорил он. – Прикоплять горе к горю нет выгоды. Разве всем родившимся не предстоит умереть? Пусть же Господь примет умерших, и да сохранит он живых!..

Но она не хотела его слушать. Три дня ждала она свидания с милым супругом; на четвертый родила сына и, взяв его на руки, сказала:

– Сын мой, давно желала я увидеть тебя: вижу прекраснейшее создание, какое когда-либо породила женщина. В печали родила я, печален первый мой тебе привет, и ради тебя мне грустно умирать. И так как ты явился на свет от печали, Тристан и будет тебе имя[1].

Так сказав, она поцеловала его и как поцеловала, скончалась.

Роальд Твердое Слово взял на воспитание сироту. Уже воины герцога Моргана окружили замок Каноэль. Как было Роальду долго выдержать войну? Правду говорят: «Отчаянность – не храбрость». Пришлось ему сдаться герцогу Моргану.

Но из боязни, чтобы Морган не умертвил сына Ривалена, конюший выдал его за собственного ребенка и воспитал со своими сыновьями.

Спустя семь лет, когда наступило время взять мальчика из рук женщин, Роальд вверил его мудрому наставнику, славному оруженосцу Горвеналу.

Скоро обучил его Горвенал искусствам, какие приличествовали баронам: как владеть копьем и, мечом, щитом и луком, бросать каменные диски, перескакивать одним прыжком широчайшие рвы; научил его ненавидеть всякую ложь, всякое вероломство, помогать слабым, держать данное слово; обучил всякого рода пению, игре на арфе и охотничьему делу. Когда мальчик ехал верхом среди юных оруженосцев, то казалось, что его конь, оружие и он сам составляли одно целое и нельзя было их разделить. Глядя на него, столь прекрасного, мужественного, широкоплечего, тонкого в талии, сильного, верного и храброго, все славили Роальда, что у него такой сын. А Роальд, памятуя о Ривалене и Бланшефлер, юность и прелесть которых оживала перед ним, любил Тристана как сына и втайне чтил его как своего повелителя.

Случилось так, что вся его радость окончилась в тот день, когда норвежские купцы, заманив Тристана на свой корабль, увезли его как славную добычу. Пока они плыли к неведомым странам, Тристан метался как молодой волк, попавший в капкан.

Но известно по опыту, – и все моряки хорошо это знают, – что море неохотно носит корабли вероломных и не помогает похищениям и предательствам. Гневное поднялось оно, объяло корабль мраком и гнало его восемь дней и восемь ночей куда попало.

Обратите внимание

Наконец моряки увидели сквозь туман берег, изрезанный утесами и подводными рифами, о которые должно было разбиться их судно. Они покаялись, поняв, что море разгневалось на них из-за этого ребенка, похищенного ими в недобрый час. Они дали обет отпустить его на волю и оснастили лодку, чтобы высадить его на берег.

Читайте также:  Краткая биография бедный

Тотчас же стихли ветры и волны, просияло небо; в то время как корабль норвежцев исчезал вдали, успокоенные и смеющиеся воды отнесли лодку Тристана к песчаному берегу.

С большим трудом взобрался юноша на утес и увидел, что за холмистой и пустынной степью простирается бесконечный лес. Он сокрушался, сожалея о Горвенале, Роальде, своем отце, и о земле Лоонуа, как вдруг далекий звук охотничьего рога и оклики развеселили его сердце. На опушке леса показался прекрасный олень.

Свора собак и охотники неслись по его следам, голося и трубя. Но когда несколько ищеек повисло на загривке зверя, он пал, в нескольких шагах от Тристана, на задние ноги при последнем издыхании, и один из охотников ударил его копьем.

Между тем как, собравшись в кружок, они трубили об удаче, Тристан с удивлением увидел, как старший охотник полоснул оленя по горлу, словно сбираясь его перерезать.

– Что делаете вы, господин мой? – воскликнул он. – Пристало ли свежевать столь благородное животное, как свежуют заколотую свинью? Разве таков обычай этой страны?

– Друг мой, – ответил охотник, – что сделал я таксе, что могло бы тебя удивить? Да, я отниму сначала голову оленя, потом рассеку тушу на четыре части, которые мы и отвезем, привязав к луке наших седел, королю Марку, нашему повелителю. Так поступаем мы; так поступали жители Корнуэльса со времен древнейших охотников. Если, однако, тебе знаком более достойный обычай, покажи нам его: вот тебе нож, друг мой, мы охотно у тебя поучимся.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=2781&p=1

Бедный, Демьян – краткая биография – Русская историческая библиотека

Бедный, Демьян (настоящие имя и фамилия – Ефим Алексеевич Придворов) – коммунистический поэт (13.4 [1.4 старого стиля] 1883, деревня Губовка Херсонской губ. – 25.5.1945, Москва).

Родился в семье крестьянина, служившего церковным сторожем в Елизаветграде (ныне Кировоград) и ранние годы провёл не в селе, а в этом городе.

Ненависть к матери, постоянно его избивавшей, рано породила в душе мальчика озлобленность на жизнь.

Важно

В 1896-1900 учился в военно-фельдшерской школе в Киеве, а в 1904-08 на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета, для поступления в который ему лично позволил сдать экстерном гимназические экзамены великий князь Константин Константинович (поэт и куратор военно-учебных заведений). Основываясь на этом факте, тщеславный Демьян позже распространял слухи, что он – незаконный сын этого члена императорской фамилии.

Первые стихи Демьяна вышли в свет в 1899. В 1912 он вступил в РСДРП, с того же времени начал публиковаться в партийных газетах «Звезда» и «Правда». В 1913 появился сборник Басни. Сам Ленин из-за границы призывал большевиков пестовать «талантливого стихотворца».

«Пролетарский поэт» Демьян Бедный

Бедный писал псевдонародные политические стишки, имевшие во время революции острый агитационный характер.

Благодаря примитивному содержанию и легкодоступной форме они приобрели широкую известность в народе.

После революции Бедный среди прочего активно занимался циничной антирелигиозной пропагандой, низость которой заклеймил Сергей Есенин в стихотворении «Послание “евангелисту” Демьяну».

Бедный жил в Кремле, рядом с квартирами большевицких вождей, в стихах постоянно превозносил Ленина и Троцкого.

В ответ и Троцкий славословил Демьяна («это не поэт, приблизившийся к революции, снизошедший до неё, принявший её; это большевик поэтического рода оружия»). Для разъездов по стране Бедному в 1918 выделили особый личный вагон, позже – и автомобиль «Форд».

В первое советское десятилетие тираж его книг превысил два миллиона. Как говорят, он лично присутствовал при расстреле и сожжении тела Фанни Каплан.

Совет

1923 года ВЦИК наградил Демьяна орденом Красного Знамени. Это было первое награждение литератора боевым орденом. О бездарной поэзии Бедного написали несколько хвалебных книг коммунистические «критики», а наркомпросс Луначарский приравнивал его по дарованию к Максиму Горькому.

Во время внутрипартийной борьбы 1926-1930 годов Демьян угодливо поддерживал линию Сталина, бывшего в ней явным фаворитом. В 1929 он лично выезжал помогать проведению коллективизации в Тамбовской губернии.

Иосиф Сталин и Писатели. Демьян Бедный, 1 серия

Однако в конце 1930 исключительное положение Бедного в литературе пошатнулось. 6 декабря 1930 года Секретариат ЦК ВКП(б) специальным постановлением осудил стихотворные фельетоны Демьяна «Слезай с печки» и «Без пощады», опубликованные в «Правде», заявив «за последнее время в фельетонах т.

Демьяна Бедного стали появляться фальшивые нотки, выразившиеся в огульном охаивании “России” и “русского”».

Главная, не упомянутая в постановлении, причина критики, видимо, состояла в том, что последний фельетон упоминал восстания в СССР и покушения на Сталина, несмотря на запрет обсуждать подобные темы как «ложные слухи».

Демьян немедленно обратился с жалобой к Сталину, но получил от него в ответ довольно резкое письмо (от 12.12.1930). Чтобы заслужить прощение, баснописец стал писать еще более низменные славословия Вождю и коммунизму, но его продолжали критиковать.

В 1934 Бедного еще избрали в президиум правления Союза писателей, но на Первом съезде Союза в том же году обвинили в политической отсталости. Вскоре подверглось резким нападкам либретто Бедного для комической оперы Богатыри (1936).

В преддверии близящейся войны с фашистской Германией Сталин уже вовсю заигрывал с русскими патриотическими чувствами.

Обратите внимание

Демьяна вновь обвинили в клеветническом истолковании русской истории и сатирическом искажении событий, связанных с крещением Руси, и в 1938 исключили из партии и Союза писателей «за моральное разложение».

Во время Второй мировой войны Бедный писал антинемецкие басни и памфлеты; однако так и не сумел полностью вернуть себе прежнее положение. Партийное постановление от 24.2.1952 (уже после смерти Демьяна) подвергло идейному разгрому издания его книг 1950 и 1951 гг.

за «грубейшие политические искажения», возникшие прежде всего потому, что в эти издания были включены первоначальные варианты произведений Бедного вместо поздних, политически переработанных.

Тем не менее советское литературоведение и позже продолжало отводить Бедному почетное место на своих страницах.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5090-bednyj-demyan-kratkaya-biografiya

БЕДЬЕ, ЖОЗЕФ

БЕДЬЕ, ЖОЗЕФ (Bedier, Joseph) (1863–1938), французский ученый и критик. Родился 28 января 1863 в Париже.

С 1880 по 1903 успешно занимался преподавательской деятельностью во Фрибурском университете (Швейцария), в Каннском университете и в Высшей нормальной школе (Париж). В 1903 сменил Г.Пари на кафедре старофранцузского языка и литературы в Коллеж де Франс.

В 1921 был избран во Французскую Академию; в 1929 стал ректором Коллеж де Франс и занимал этот пост до выхода на пенсию в 1936.

Первой крупной научной работой Бедье была его докторская диссертация Фаблио, очерк популярной литературы и литературной истории Средних веков (Les Fabliaux, études de littérature populaire et d'histoire littéraire du moyen âge, 1893, переиздания 1894 и 1924), в которой он опроверг преобладавшие тогда теории восточного происхождения повествовательного жанра фаблио (фабльо) и убедительно доказал, что тот возник во Франции 13 в. и тесно связан с общественным и литературным климатом своего времени. Его следующая книга, Роман о Тристане и Изольде (Le Roman de Tristan et Iseult, 1900), вольная реконструкция романа о Тристане, относящегося к 12 в., принесла ему мировую писательскую славу. Это был шедевр французской прозы, в создании которого равно участвовали ученость и литературный талант. Двумя годами позже Бедье опубликовал первый том своего издания Романа о Тристане (в двух томах, 1903–1905), которое послужило ценнейшим вкладом в изучение ранних форм средневекового рыцарского романа. Бедье неопровержимо доказал, что все известные версии этого сюжета восходят не к бесформенному корпусу кельтских сказок, как считалось прежде, а к одному утраченному источнику – французской поэме 12 в.

Высшим достижением Бедье в исследовании эпической литературы было критическое издание Песни о Роланде (Chanson de Roland, 1922).

Оно включает перевод текста Песни на современный французский язык, который, помимо того что проясняет оригинал, и сам по себе обладает высокими поэтическими достоинствами.

Бесстрашный консерватизм, проявленный Бедье при обращении с сохранившейся старинной рукописью Песни о Роланде, может служить образцом бережности в отношении к тексту.

Читайте также:  Сочинения об авторе клейст

Умер Бедье в Ле-Гран-Серре 29 августа 1938.

Литература:

Бедье Ж. Роман о Тристане и Изольде. М., 1955

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Литературная викторина»

Кто из основоположников детективного жанра отбывал тюремное заключение за воровство?

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/BEDE_ZHOZEF.html

Жозеф Бедье – биография, список книг, отзывы читателей

Сколько себя помню, столько раз я обходила стороной средневековые романы, а зря! Никогда бы не подумала, что будет интересно читать о рыцарях, битвах, подвигах, верных друзьях и любви.

«Тристан и Изольда» — первый рыцарский роман, прочитанный мной. И прежде всего мне хотелось бы сразу обозначить точку зрения, с которой я провожу его оценку. Так как это легенда, то воспринимать её как реальную историю, как это делает большинство, значит бессовестно обеднить её.

Поэтому я призываю относиться к происходящему в нём как к метафоре чего-то, видеть чуть дальше, чем: «Это не любовь, а полная дребедень», «Любовь у них фальшивая!», «История о двух безнравственных, испорченных, эгоистичных людях!», «Сплошная грязь и ложь, фу!» и проникнуться историей, средневековой атмосферой и обычаями!

Перед нами классическая история любви с трагичным концом.

Сюжет не нов, но разве от этого он стал менее интересным? Я прочитала книгу с большим удовольствием. Жозеф Бедье собрал воедино лишенные единства вариации на тему любви героев. А благодаря тому, что он избежал скучных описаний, событий, не имеющих никакого отношения к сюжету, история захватывает с головой.

Важно

Средневековый антураж очень оживляет сказание, даёт читателю возможность почувствовать себя частью царящей эпохи. А отсутствие излишней нежности позволяет домыслить самому эту знаменитую историю любви.

Для кого-то это исключительно love story, но не стоит упускать из виду то, что в основе произведения вечный конфликт между чувством и долгом.

И если в здравом уме можно пережить влюблённость со всеми вытекающими, поставить нравственное величие выше своих желаний, то одурманенным колдовством, чары которого не оставляют шансов — нет.

И в этом главная трагедия — у Тристана и Изольды выбора не было. Присутствие в романе любовного напитка позволяет оправдать героев и снять с них все моральные обвинения.

Хотелось бы отметить и дядю Тристана — короля Марка, чей образ очень важен. Читая отзывы, натыкаешься на разное описание характера этого персонажа. Где-то, по словам рецензентов, он подлый злодей, а где-то — благородная личность.

Это можно списать на то, что люди читали разные версии романа. Но в большинстве вариантов он добрый человек, который, несмотря на то, что действия Тристана портили его репутацию, всё равно любил его.

В варианте Жозефа Бедье говорится, что, увидев возлюбленных мёртвыми, король Марк велел сделать два гроба и похоронить Тристана и Изольду рядом, а также распорядился не срезать больше выросший на могиле Тристана терновник, который, перекинувшись через часовню, пустил ростки в могилу Изольды. Это наглядно демонстрирует благородство короля и то, что он простил племянника и свою жену.

С самого начала становится ясным, что любовь героев связана со смертью. Они испустят последний вздох, но вовсе не для того, чтобы воссоединиться после смерти, а потому что не могут жить друг без друга, но и вместе тоже быть не могут.

#Флешмоб_Миф

Источник: http://readly.ru/author/16459/

Жозеф Бедье

Роман о Тристане и Изольде сохранился в двух неполных вариантах, записанных нормандскими труверами Тома (70-80-е годы XII в.) и Берулем (90-е годы), однако восходят они к более ранним редакциям и опираются на кельтскую эпико-мифологическую коллизию.

Правда, в романе довольно много примет куртуазного мира, а в версии Тома прямо прослеживается влияние куртуазной доктрины. Это не только рыцарская этикетность в поведении персонажей, куртуазное воспитание Тристана и его Божество, наличие “доносчиков” (эквивалент клеветников-наветчиков у трубадуров), стремящихся погубить героев и т. п.

, но и куртуазная сублимация самого любовного чувства, ярко проявляющаяся, например, в обожествлении Тристаном Изольды, чьей статуе он поклоняется в гроте. Все это, однако, лишь более или менее [42-43] внешние черты.

Важнее другое – наличие в романе рыцарско-эпической системы ценностей, которая приходит в столкновение с очень архаичным смыслом самого сюжета, что и создает специфическую для “Тристана и Изольды” проблемную ситуацию.

Роман внутренне не вполне однороден и как бы распадается на две части – вводную, подготовительную (эпическую) и основную (собственно “романическую”).

В первой части образ Тристана – это типичный образ эпического героя из богатырской сказки, усиленный чертами идеального рыцаря.

Таков отказ Тристана платить врагам дань, его победа над мифологическими по своему происхождению и функциям “чудовищами” – Морхольтом и драконом, его поведение в качестве безупречного вассала и т. п.

Совет

Короче, в первой части Тристан выступает как традиционный для мифо-эпики представитель мира “своих”, внутренне гармонизированного и пронизанного сверхличными идеалами.

С точки зрения сюжета первая часть могла бы существовать и вполне самостоятельно, однако она нужна авторам затем, чтобы перенести атмосферу .

указанных идеалов во вторую часть романа, где она реализуется уже не в виде героических подвигов, а в виде идеальных отношений, связывающих основных персонажей. Так, король Марк наделен чертами исключительного благородства и великодушия.

Столь же благороден и Тристан, первоначально преданный Марку и как своему государю, и как своему дяде, и, наконец, просто как человеку, заменившему ему отца.

При этом в отношениях между героями нет никакой принудительности, у них нет причин, чтобы оспорить свои социальные роли или этические нормы окружающего мира, отличительная черта которого – благоустроенность. И эти нормы, и эти роли герои принимают совершенно добровольно и не мыслят себя вне их.

Тем более шокирующим, на первый взгляд, предстает в романе поведение Тристана и Изольды, озабоченных только одним – скрыть от окружающих и во что бы то ни стало продлить преступную страсть.

Такова роль богатырского прыжка Тристана, его многочисленных “притворств”, двусмысленной клятвы Изольды во время “божьего суда”, ее жестокости по отношению к Бранжьене, которую Изольда хочет погубить за то, что она знает слишком много, и т. п.

Поглощенные необоримым желанием быть вместе, любовники попирают и человеческие [43-44] и божеские законы, более того, они обрекают на поругание не только честь Марка, но и свою собственную.

Обратите внимание

Парадокс в том, что, вопреки этой видимой “безнравственности” героев и даже вопреки безусловной симпатии к благородному Марку, все авторское (а также читательское) сочувствие целиком и полностью находится на стороне любящих: не только добрый отшельник Огрин, но даже и “божий суд” склоняется на их сторону.

Дело тут не в пресловутом конфликте между “личным чувством” и “жестокими” устоями средневекового общества, якобы запрещавшего подлинную любовь и бесчеловечно признававшего только брак по расчету, и тем более не в мнимом “аморализме” Изольды, который-де является единственным средством для бесправной женщины бороться за свою долю счастья, а в том, что в романе вообще отсутствует современное понимание “личного” чувства как свободно возникающей склонности к физическим и нравственным достоинствам избранника.

Коллизия романа вытекает из совершенно иной – древней, мифологической – концепции любви, любви как роковой силы, необоримой пагубы и разрушительной стихии, которая неожиданно обрушивается на человека и подчиняет его себе.

Этот мотив любовной магии отнюдь не был выработан авторами XII века и сам по себе противоречил куртуазным идеалам, почему и был немедленно оспорен Кретьеном де Труа; он пришел из кельтских сказаний (имея параллели в античной литературе) и определил смысл сюжета о Тристане и Изольде, которые полюбили вовсе не потому, что “понравились” друг другу, что его, скажем, привлекла “белокурость” Изольды, а ее “доблесть” Тристана, но потому, что герои по ошибке выпили любовный напиток, предназначенный совсем для иного случая. Любовный напиток – вовсе не средство “маскировки” для автора, якобы не осмеливающегося открыто осудить институт брака и прославить адюльтер. Напиток – мотивировка, объясняющая, почему именно Тристан и Изольда стали беспомощными жертвами судьбы и рабами вселившейся в них страсти, ибо слепая судьба не выбирает жертв, но, раз завладев ими, уже не отпускает до конца.

Итак, сама любовная страсть изображается в романе как результат действия темного начала, вторгающегося в светлый мир социального миропорядка и грозящая разрушить его до основания.

В этом столкновении двух непримиримых принципов уже заложена возможность [44-45] трагедийного конфликта, делающая роман о Тристане и Изольде принципиально докуртуазным произведением в том отношении, что куртуазная любовь может быть сколь угодно драматичной, но она не трагична: она – всегда радость, а не горе, всегда обладает гармонизирующей силой.

Читайте также:  Краткая биография коваль

Однако если бы коллизия романа сводилась к противоборству “нравственного” и “безнравственного” начал, ее трагедийность осталась бы потенциальной, а герои не смогли бы подняться до уровня проблемных персонажей, поскольку ценностное превосходство добра над злом очевидно и не может создавать внутренне неизбывных конфликтов.

Все дело в том, что в романе существуют две равно сверхличные и равновесомые “правды”, ни одна из которых не может ни вытеснить, ни преодолеть другую, – правда короля Марка и его окружения, с одной стороны, и правда любящих – с другой.

“Правда” короля Марка, причем безусловная, заключается в том, что на его стороне все нравственные идеалы и ценности (в первую очередь – понятия о чести и о супружеской верности), которые ни в коей мере не ставятся в романе под сомнение.

Важно

Однако наряду с этим существует и “правда” Тристана и Изольды, обусловленная именно тем, что их беззаконная страсть внушена им сверхличной силой, а это значит, что хотя герои объективно являются грешниками, субъективно они совершенно безгрешны.

Если они и преступники, то преступники поневоле, и это оправдывает их. Отсюда – несколько следствий.

Во-первых, Тристан, любящий и в то же время мучительно сознающий, что нарушает долг, т. е. разрывающийся между двумя непримиримыми началами, оказывается носителем неразрешимой коллизии и проблемным героем трагедийной ситуации. По той же причине придворные, хотя они стоят на страже чести Марка, т. е.

идеальных ценностей, тем не менее изображаются отрицательно (как соглядатаи и клеветники), ибо они не ведают о любовном напитке, иными словами – о субъективной безгрешности героев.

Наконец, сам мотив судьбы и любовного напитка получает существенно новый по сравнению с архаикой акцент, приобретает нравственный смысл: позволяя снять вину с Тристана и Изольды, он тем самым делает возможным сочувствие не только к благородному и обманутому королю Марку, но и к самим обманывающим.

Сама “правда” Марка нужна была авторам прежде [45-46] всего для того, чтобы оттенить силу любви; мотивировать же такую любовь, не превращая ее в безнравственный адюльтер, могло только действие сверхличной силы.

Сочувствие вызывает не иррациональность внушенной героям страсти, а та полнота, с которой они ее переживают, те страдания, которые обрушиваются на них полной мерой, но в которых они неповинны: в их роковой любви не так уж много счастья, но зато много муки и боли.

Они до конца испивают уготованную им чашу, потому что их роль в романе вовсе не в том, чтобы продемонстрировать слепую власть судьбы, а в том, чтобы воплотить такое чувство, сила которого способна попрать даже смерть.

Совет

Любовь в романе оправдывается страданием и потому наполняется духовным смыслом и сублимируется

http://www.libfl.ru/mimesis/txt/lit_sred.php

Источник: https://www.livelib.ru/author/15691-zhozef-bede

Краткая история нижнего белья от древности до наших дней | Модный журнал

История нижнего белья уходит корнями в древние времена. Самый древний предшественник  бюстгальтера был страфион- полоска материи, которую гречанки подвязывали под грудь. Того, что мы называем бельем, не было даже в Средневековье.

Со временем в  дворянском сословии появилась традиция носить более тонкую  одежду под верхней, но  до XVII века нижняя рубашка была аксессуаром самых богатых, тогда как все остальные не могли позволить себе такой роскоши.

Пышные кружевные жабо и воротники нашивались прямо на одежду и были чисто декоративным элементом. В эпоху  рококо пышные платья надевали прямо на корсеты.

Только после Великой Французской революции, уравнявших граждан в правах, одежда также приобрела некие демократические свободы – появились тонкие обтягивающие одежды, надеваемые под основную, парадную.

Конец XVIII-начала XIX века ознаменовалось появлением  нижниx рубашек и  панталонов, которые можно было достаточно долго носить и стирать. Они были, что называется сейчас-унисекс-одинаковыми для мужчин и женщин. Собственное дамское белье появилось  только в конце XIX века. выбор материалов был небольшой- батист и шелк.

Технологичный 20 век внес свои коррективы в мужское и женское белье. Дамское белье стало более похоже на сегодняшнее. В 1925 году появился гепьер – пояс на шнуровке для стягивания талии, который продлил свое существование до  эпохи  “нью лук” после 1947 года.

После  первой мировой войны американцы начали носить короткие прилегающие трусы и майки без рукавов. 

Обратите внимание

В начале 90-х дома мод   Jean-Paul Gaultier, Chanel и Azzedine Alaia  заявили, что белье не обязательно должно быть практичным и возвратили к жизни  пояса из кружев для чулок. Голивудский киматограф поддержал идею дорогого белья.

Костюмеры придумывали разнообразные модели для конкретных  киноэпизодов (так появилось популярное в наше время боди). Кино популяризировало среди женщин моду на “высокое” белье, которое поднимало самооценку и даже изменяло походку.

Созданием начали заниматься Christian Dior, Versace, Nina Ricci, а позже и  Cacharel. Высокое белье остается шовным.

 В современной же истории одежды, в век информационных технологий,   дифференциация идей настолько велика, что частенько возникают негласные войны между разнообразным производителями.  Например, в Англии, идет постоянная полемика между 2 главными производителями Playtex и Gossard.

 Конструкторы  и производители  Playtex считают, что достичь пышности груди можно, если приподнять ее с помощью вкладышей-чашечек. Благодаря им грудь приподнимается и округляется.  Продукция не имеет  плотных прокладок, поэтому  Playtex  любят использовать очень легкие, прозрачные ткани.

Их соперники- фирма Gossard придерживаясь классического  подхода, также хотят поднять грудь выше. Их инновационная разработка – Ультрабра Супербюст визуально делает грудь больше, вдобавок модель очень комфортна для повседневного ношения.

Тем временем высокие технологии не стоят на месте и конструкция нижнего белья становится более обтекаемой, лишается швов. Теперь они не видны сквозь деликатную  и прилегающую  одежду. Но незаметность –это только один плюс такого белья.

Другим достоинством является утягивающий   эффект, ведь психологически каждой женщине хочется выглядеть более подтянутой и стройной. Материалы без  швов –это обычно качественная синтетика, очень пластичная, гипоаллергенная, сохраняющая форму.

Важно

Бесшовное белье бывает обычно спортивного стиля,  с минимум кружев и рюшек, возможны возможны принты и набивные орнаменты, но редко. Подобрать бесшовное белье трудно, но главным критерием является то, что оно должно быть Вам удобно и сидеть как вторая кожа.

Если вы наденете бюстгальтер без чашечек и элатичные панталоны, то Вы сможете утянуть талию на один размер.  Если Вы пышка, то Вам подойдет бюстгальтер с выской спинкой и широкими бретельками и чашечками специальной конструкции.

 Часто вставляются специальные прокладки на лямках, которые противостоят врезанию в кожу, если грудь достаточно тяжелая.

Выбор белья сегодня огромен: стринги с завышенной или заниженной линией талии, слипы, панталоны разнообразных видов вплоть даже таких, какие были у Бриджитт Джонс.

Верхний регистр: бюстье, бюстгалтеры, облегающие топы, поддерживающие маечки. Сейчас в моде прочно держаться пластичные тонкие панталоны с завышенной талией, которые особенно волнующе выглядят с прикрепленными чулками. Среди модных любительниц есть и такие, которые могут себе позволить очень дорогое белье.

Christian Dior украшает свои коллекции стразами Swarovsky, а француз Damaris, использует нашивает на трусики и бюстгальтеры перья и драгоценные камни.

В нынешнем сезоне изменился крой трусиков- сверху высокие и захватывают талию, а снизу немного похожи на ретро вариант купальника. Абсолютно потеряли позиции бикини. В бюстгальтерах доминируют классические бюстье с заниженным корсажем и лифчики. Ремешки могут варьироваться от самых толстых до тонких или же до их отсутствия.

Постепенно вошли в моду пояски для чулок. Появились любимые в прошлом нашими бабушками body, body-robe внизу как обтягивающая юбка). Соединенные трусы и рубашку, некий отголосок 18 века, вы найдете в магазине под названием Комбидрес, который можно носить с лифчикоми без него. Стрейчевый вариант оптимально носить с брюками или шортами.

Комбинация укоротилась и начала называться камисол, трусики лучше смотряться в цвет. Вечная мода на корсеты не сдает позиции. Его носят  Корсет носят со шнуровкой, бретельками и подтяжками для чулок.

Совет

Колготки- “худшее изобретение человечества”, как считают мужчины, но пояс и чулки сделают любую женщину в обворожительной и волнующей красавицей.

Источник: http://norvegunderwear.ru/magazine/kratkaya-istoriya-nizhnego-belya-ot-drevnosti-do-nashikh-dnej.html

Ссылка на основную публикацию