Краткая биография чаадаев

Чаадаев Петр Яковлевич

<

В трудах, посвященных истории отечественной философии, проблема присущего ей историзма традиционно занимает существенное место. В.Зеньковский писал о том, что русская мысль «сплошь историософична». С точки зрения С.»Франка, самое значительное и оригинальное, созданное русскими мыслителями, относится к области философии истории и социальной философии, Н.

Лосский, определяя характерные черты русской философии, отмечал постоянный интерес к вопросу о сущности исторического процесса, к проблеме «метаистории». Согласно Н.Бердяеву, русская самобытная мысль пробудилась на проблеме историософии.

Эти и другие русские религиозные мыслители XX века, по-разному и нередко весьма критически оценивая историософский опыт своих предшественников, в самой историософской направленности отечественной философии видели ее сильную сторону. Г.

Обратите внимание

Флоровский, суровый критик пути, пройденного русской религиозно-философской мыслью, высказал немало критических замечаний по поводу историософии русских мыслителей XIX в.(Чаадаева, славянофилов, Вл.Соловьева). В то же время он отнюдь не был склонен отрицать ценность и значение этого историософского опыта.

В данной контрольной работе будут описаны краткая биография и творческий путь первого русского философа П.Я. Чаадаева, исследованы основные положения его философской концепции.

В историографии философии имя Петра Яковлевича Чаадаева (1794–1856) связано в первую очередь с дискуссией о путях развития Европы и России.

Именно в контексте этой дискуссии, столь существенной для развития русской общественной мысли XIX века, его фигура принимает определенность и выступает, может быть, наиболее яркой среди ее участников.

Действительно, и по тому, как восприняли современники публикацию его «Философического письма» в 1836 году, и по тому, как он понимал свою социальную роль, в его трудах читатель ожидает увидеть прежде всего ориентированность на глобальные политические и геополитические проблемы.

ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО ЧААДАЕВА – ПЕРВОГО ФИЛОСОФА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ

Чаадаев Петр Яковлевич, русский мыслитель и публицист, родился 27 мая (7 июня) 1794 г. в Москве в дворянской семье. Получив прекрасное домашнее образование, в 14-летнем возрасте поступает в Московский университет, где сближается с будущими декабристами Н. И. Тургеневым и И. Д. Якушкиным, и заканчивает его в 1811 г.

Во время Отечественной войны 1812 г. участвовал в Бородинском сражении, ходил в штыковую атаку при Кульме, был награждён русским орденом св. Анны и прусским Кульмским крестом. В 1814 в Кракове был принят в масонскую ложу.

В 1816 был переведён в Гусарский лейб-гвардии полк, расквартированный в Царском Селе. В доме Н. М. Карамзина Чаадаев познакомился с А. С. Пушкиным, на которого оказал громадное влияние. Чаадаеву посвящено несколько стихотворений Пушкина.

Важно

Не считая нравственно возможным продолжать службу после наказания близких друзей из восставшего в 1820 Семеновского полка, Чаадаев отказался от блестящей карьеры и в 1821 вышел в отставку. Вступив в общество декабристов, участия в его делах не принимал. П.Я.

Чаадаев считается одним из возможных прототипов Александра Чацкого — главного героя пьесы А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Испытал сильнейшее влияние немецкой классической философии в лице Шеллинга, с идеями которого познакомился во время своего путешествия по Европе в 1823—1826 годах.

В 1829—1831 создает своё главное произведение — «Письма о философии истории» (на французском языке; было переведено Кетчером), за которыми закрепляется название «Философических писем».

Обнародование первого из них в журнале «Телескоп» в 1836 году вызвало резкое недовольство властей из-за выраженного в нём горького негодования по поводу отлучённости России от «всемирного воспитания человеческого рода», духовного застоя, препятствующего исполнению предначертанной свыше исторической миссии. Журнал был закрыт, а Чаадаев — объявлен сумасшедшим. Написанная Чаадаевым в ответ на обвинения в недостатке патриотизма «Апология сумасшедшего» (1837) осталась неопубликованной при жизни мыслителя.

Умер Чаадаев 14(26) апреля 1856 г. в Москве.

Чаадаев оказал существенное влияние на дальнейшее развитие русской философской мысли, во многом инициировав полемику западников и славянофилов.

2 Проблема исторической судьбы России в работе П.Я. Чаадаева

<

В 1809 г. поступил на словесное отделение Московского университета. Участвовал в Отечественной войне 1812 и в составе лейбгвардии участвовала заграничном походе русской армии. Уйдя в 1821 г. в отставку, он занимался самообразованием, обратился к религии и философии.

Живя за границей (1823-1826), Чаадаев познакомился с Шеллингом, с которым в дальнейшем переписывался. После возвращения на родину, в Москву, он в течение нескольких лет вел затворнический образ жизни, занимаясь выработкой собственной системы философских взглядов. Итогом этой работы стали «Философические письма». В 1836 г.

одно из писем увидело свет в журнале «Телескоп». Резкая критика Чаадаевым российского прошлого и настоящего вызвала в обществе шоковый эффект. Суровой была реакция властей: журнал закрыли, автора «письма» объявили сумасшедшим. Более года он находился под полицейским и врачебным присмотром.

Совет

Затем наблюдение было снято, и Чаадаев вернулся к интеллектуальной жизни московского общества. Он поддерживал отношения с людьми самых разных взглядов и убеждений: Хомяковым, Киреевским, Герценом, Грановским, Одоевским и др. А.С.Хомяков писал о Чаадаеве: «Может быть, никому не был он так дорог, как тем, кто считался его противником.

Просвещенный ум, художественное чувство, благородное сердце… привлекали к нему всех. В то время, когда, по-видимому, мысль погружалась в тяжкий и невольный сон, он особенно был дорог тем, что он и сам бодрствовал, и других пробуждал».

Из знаменитых «Философических писем» Чаадаева и других его произведений явствует, что он хорошо знал древнюю и современную философию. В разное время на него оказали влияние идеи различных европейских мыслителей. Отметим прежде всего философский провиденциализм Ж.

де Местра, «Гений христианства» Шатобриана и, конечно, творчество Шеллинга. Чаадаев, несомненно, осознавал себя христианским мыслителем и стремился к созданию именно христианской философии. Столь характерная для русской мысли обращенность к теме истории обретает в его творчестве новые черты.

Чаадаев, как, может быть, никто до него утверждал в своих сочинениях культурно-историческую роль христианства. Он писал, что историческая сторона христианства заключает в себе всю «философию христианства».

В «историческом христианстве» находит, по Чаадаеву, выражение сама суть религии, которая является не только «нравственной системой», но действующей универсально «божественной силой».

Можно сказать, что для Чаадаева культурно-исторический процесс имел сакральный характер. Значение развертывающейся в веках исторической мистерии — универсально и абсолютно, потому что в ходе ее, несмотря на все трагические противоречия, происходит созидание «совершенного строя на земле — Царства Божия».

Русский мыслитель был убежден, что в истории имеет место подлинный религиозно-нравственный прогресс, и эта глубокая вера во многом определяла пафос его творчества. Остро чувствуя и переживая священный смысл истории, Чаадаев основывал свою историософию на концепции провиденциализма.

Обратите внимание

Для него несомненно существование «божественной воли», ведущей человечество «к его конечным целям».

Оценивая провиденциалистский характер историософии Чаадаева, необходимо учитывать, что в своих работах он постоянно подчёркивал мистический характер действия этой «божественной воли», писал о «Тайне Промысла», о «Таинственном единстве» христианства и истории и т.д.

Чаадаевский провиденциализм зиждется отнюдь не на рационалистических предпосылках. Для него далеко не все действительное разумно. Скорее, напротив: самое главное и решающее — действие Провидения — принципиально недоступно разуму.

Критически относился русский мыслитель и к «суеверной идее повседневного вмешательства Бога». И тем не менее, нельзя не видеть, что рационалистический элемент присутствует в его мировоззрении и играет достаточно существенную роль.

Апология исторической Церкви и Промысла Божия оказывается средством, открывающим путь к признанию исключительной, едва ли не абсолютной ценности культурно-исторического опыта человечества. А точнее — западноевропейских народов.

В своем европоцентризме Чаадаев не был оригинален. Европоцентризм, в той или иной степени, достаточно характерен для европейской философской и исторической мысли его времени. Нет ничего специфического и в признании им огромного духовного значения европейской традиции.

Ведь и для славянофила Хомякова европейская культура была «страной святых чудес».

Но если для славянофилов высочайшая ценность культурного творчества народов Запада отнюдь не означала, что у прочего человечества не было и нет ничего равноценного и что будущий прогресс возможен лишь при движении по единой исторической магистрали, уже избранной европейцами, то для автора «Философических писем» дело в значительной мере обстояло именно так. Причем говорить в данном случае о каком-то наивном, поверхностном или, тем более, идеологизированно-несамостоятельном западничестве не приходится. У Чаадаева не было стремления к идеализации всей западноевропейской истории и, тем паче, европейской современности. Но, как и всех остальных сколько-нибудь глубоких российских западников, его прежде всего вдохновляла действительно величественная историческая картина многовековой эпохи культурного творчества. Разумеется, в странах Европы не все исполнено ума, добродетели, религии, — совсем нет. — писал Чаадаев. — Но все там таинственно подчинено силе, безраздельно царившей в ряде веков» .

Таким образом, западный путь, при всем его несовершенстве, есть исполнение сакрального смысла истории, именно западная часть европейского континента была избрана волей Провидения для осуществления своих целей. Таким отношением к истории определяется, в сущности, и симпатия Чаадаева к католицизму.

«Католицизм наполняет Чаадаева воодушевлением, энтузиазмом, — писал В.Зеньковский, — но вовсе не в своей мистической и догматической стороне, а в его действии на «исторический процесс на Западе».

Важно

Вероятно, подобное (не мистическое и не догматическое) восприятие католицизма сыграло свою роль в том, что Чаадаев, несмотря на все свои увлечения, веру так и не переменил.

Историософские воззрения автора «Философических писем» самым непосредственным образом связаны с его критикой России.

«Провидение исключило нас из своего благодетельного действия на человеческий разум… всецело предоставив нас самим себе», — утверждается в первом «философическом письме».

Основания для такового поистине глобального вывода — оторванность России от того исторического пути, которым шел христианский Запад.

Чаадаев до конца жизни оставался убежденным западником. Но в его понимании русской истории, несомненно, происходили изменения Уже в 1835 г.

(до публикации своего письма) он высказывал мысль, что «Россия призвана к необъятному умственному делу», может стать в будущем «умственным средоточием Европы».

В «Апологии сумасшедшего» (1837) Чаадаев вновь писал о своей мере в особую историческую миссию России: «Мы призваны решить большую часть проблем социального порядка.., ответить на важнейшие вопросы, какие занимали человечество». Подобным образом он и в дальнейшем высказывался неоднократно.

Общее понимание им истории как последовательного осуществления провиденциального замысла действием высшей силы, по сути, не изменилось. Теперь, однако, и Россия была включена в этот провиденциальный план: ей еще предстояло сыграть всемирно-историческую роль в будущем.

Существует глубокая связь между историософией Чаадаева и его антропологией. Будучи в своей метафизике решительным противником всякого индивидуализма и субъективизма, он соответствующим образом подходил и к проблеме человеческой свободы.

«Все силы ума, все средства познания покоятся на покорности человека»; «все благо, какое мы совершаем, есть прямое следствие присущей нам способности подчиняться неведомой силе», если бы человек смог полностью упразднить свою свободу», то «в нем бы проснулось чувство мировой воли, глубокое сознание своей действительной причастности ко всему мирозданию», — подобные утверждения достаточно определенно характеризуют позицию мыслителя.

Надо заметить, что такой последовательный антиперсонализм — для русской мысли явление необычное. Так, чаадаевское «чувство мировой воли» имеет не того общего с идеей соборности А. Хомякова. Свобода и в историософии, и в антропологии Хомякова играет роль весьма существенную.

Совет

Чаадаев так же, как славянофилы, остро чувствовал опасность самодовольного эгоистического индивидуализма и предупреждал, что, «то и дело вовлекаясь в произвольные действия, мы всякий раз потрясаем все мироздание».

Но, отвергая индивидуализм, К отрицал и свободу, ее метафизическую оправданность, считая, в отличие от славянофилов, отстаивавших идею соборности, что иной путь метафизического понимания культурно-исторического бытия человека (помимо субъективизма и провиденциализма) в принципе невозможен.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Философическое письмо» Чаадаева (1836), опубликованное в журнале «Телескоп», дало мощный толчок развитию русской философии. Его сторонники оформились в западников, а его критики — в славянофилов. Чаадаев закладывает две основные идеи русской философии: стремление реализовать утопию и поиск национальной идентичности.

Он обозначает себя как религиозного мыслителя, признавая существование Высшего Разума, который проявляет себя в истории через Провидение.

Чаадаев не отрицает христианство, но считает, что его основная идея заключается в «водворении царства божьего на Земле», причём Царство Божье — это метафора справедливого общества, которое уже осуществляется на Западе (на этом позже делали основной упор западники). Что касается национальной идентичности, то Чаадаев лишь обозначает идею самобытности России.

«Мы не принадлежим ни к Западу, ни к Востоку, — пишет он, — мы — народ исключительный». Смысл России — быть уроком всему человечеству. Однако Чаадаев был далёк от шовинизма и веры в исключительность России. Для него цивилизация едина, а все дальнейшие попытки поиска самобытности — суть «национальные предрассудки».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Мандельштам О. Э. Петр Чаадаев. Собрание сочинений в четырех томах / Под ред. проф. Г. П. Струве и Б. А Филиппова. Т II. – М.: Иностранная литература. М., 1984.

  2. Тарасов Б. Н. Чаадаев. – М.: Молодая гвардия, 1990.

  3. Рашковский Е.Б., Хорос В.Г., Проблема «Запад — Россия — Восток» в философском наследии П.Я. Чаадаева // Восток–Запад. Исследования. Переводы. Публикации. Вып. 3, М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1988, С. 110–142.

  4. Чаадаев П. Сочинения. М., 1989

<

Источник: http://bukvi.ru/obshestvo/filosofia/chaadaev-petr-yakovlevich.html

Реферат: Чаадаев Петр Яковлевич

Петр Яковлевич Чаадаев родился 8 июня (27 мая по старому стилю) 1794 года. Уже в трехлетнем возрасте мальчик остался без родителей. После смерти отца и матери он вместе с братом Михаилом попал из захолустья Нижегородской губернии в московский дом князя Д.М. Щербатова, ставшего, совместно с графом Толстым, их опекуном.

В 1808 году Петр и Михаил Чаадаевы вместе с двоюродным братом Иваном Щербатовым поступили в Московский университет.

Если судить по отзывам Чаадаева о профессорах, то его захватили в студенческие годы такие науки, как русская поэзия и красноречие, философские и политические науки, римское право и история, политическая экономия и дипломатия.

В мае 1812 года Чаадаев вступает юнкером в гвардию и затем определяется подпрапорщиком в Семеновский полк.

С 1817 по 1821 год Чаадаев служит адъютантом командира гвардейского корпуса Васильчикова, в лейб-гусарском полку, который стоял в Царском Селе.

Именно к тому времени относится дружеское общение с Пушкиным, основанное на общей склонности к глубокому размышлению, на стремлении осмыслить русскую действительность.

Петр Чаадаев был чрезвычайно яркой фигурой в петербургском обществе. Он часто общался с великими князьями Константином и Михаилом Павловичами, милостиво к нему расположенными. Чаадаев был замечен и самим царем Александром I.

Читайте также:  Краткая биография уитмен

Обратите внимание

Никто, кроме самых близких по духу людей, не мог сомневаться в блестящей карьере молодого офицера. В октябре 1820 года произошло очередное возмущение деспотическими аракчеевскими порядками, на сей раз — в гвардейском Семеновском полку, над которым шефствовал сам Александр I.

Сообщить о перипетиях семеновской истории царю, находившемуся в Троппау на конгрессе пресловутого Священного союза, взялся адъютант командующего корпусом графа Васильчикова Петр Чаадаев. Многие усмотрели в этом поступке стремление еще больше приблизиться к престолу, желание сделать карьеру В декабре 1820 года Чаадаев подает в отставку.

Трудно выделить какую-либо одну, решающую причину этого поступка. Не исключено, что после беседы с царем погасли надежды Чаадаева на «надлежащий путь» к славе, на соединение личной карьеры с государственными преобразованиями.

Вопрос об отношении Чаадаева к декабрьскому восстанию и членстве его в тайных обществах является предметом постоянных дискуссий.

Как бы то ни было, Чаадаев был в очень близких отношениях с руководителями Северного общества. Но он всегда выступал против насильственных методов ведения борьбы.

Чаадаев признавал, что перед отъездом из Петербурга за границу он виделся с Матвеем и Никитой Муравьевыми, князем Трубецким и Николаем Тургеневым. Матвей Муравьев-Апостол и Раевский провожали Чаадаева.

Но ведь это элита тайного общества! Когда декабристы выступили против царя, Чаадаев был за границей. Еще в 1823 году он отправился в трехлетнее путешествие. Петр Яковлевич посетил Англию, Францию, Италию, Швейцарию, Германию. В Карлсбаде он встречался с немецким философом Шеллингом. На родину Чаадаев вернулся лишь осень 1626 года, когда его друзья-декабристы были осуждены.

Поражение декабристского движения передовая общественность переживала очень глубоко. У Чаадаева для этого были и причины личного характера.

Важно

С осени 1826 года Чаадаев жил в имении тетки в Дмитровском уезде. Пять лет продоллась его затворническая жизнь, наполненная напряженной мыслительной работой.

Его позиция в тот период очень хорошо иллюстрируется содержанием письма к Вяземскому: «Неужто надобно непременно делать дела, чтобы делать дело? Конечно, можно делать и то и другое, но из этого не следует, чтобы мысль… не могла быть вещь очень дельная. Настанет время, она явится и там».

Доподлинно неизвестно, чем занимался Чаадаев эти пять лет.

Возможно, что помимо сохранившихся в полицейских архивах произведений были и другие работы. Известно точно, что к 1830 году он написал работу «Философические письма». С 1831 года он навсегда поселяется во флигеле большого дома Е.Г. Левашевой на Ново-Басманной. Здесь живет какое-то время вместе с М. Бакуниным, знакомится с В. Белинским.

Чаадаев не принадлежал, очевидно, ни к одному из образовавшихся тогда кружков. Он постоянно ощущал учрежденный над ним тайный надзор, от которого не избавляло и пятилетнее «примерное» поведение в деревенской глуши”. 31 января 1833 года цензурный комитет не дал разрешения на опубликование представленной Чаадаевым книги.

Чаадаев настойчиво ищет возможность сделать достоянием широкой гласности свои произведения Редактор журнала либерального направления «Телескоп» Надеждин взял на себя смелость опубликовать первое философическое письмо в пятнадцатом номере за 1836 год.

Шум от первой — и единственной прижизненной — публикации Чаадаева был огромный.

Герцен очень образно уподобил «Философическое письмо» выстрелу среди ночи. В первом из философских писем Чаадаев советует своей корреспондентке (подразумевается Панова) придерживаться всех церковных обрядов, упражняться в покорности, что, по его словам, «укрепляет ум». По мнению Чаадаева, только «размеренный образ жизни» соответствует духовному развитию.

В отношении России Чаадаев высказывается весьма критически, полагая, что одинокие в мире, мы ничего не дали миру, ничему не научили его, мы не внесли ни одной идеи в массу идей человеческих. Мы жили и продолжаем жить лишь для того, чтобы послужить каким-то важным уроком для отдаленных поколений.

В то же время он всемерно превозносит Западную Европу, полагая, что там идеи долга, справедливости, права, порядка родились из самих событий, образовывавших там общество, входят необходимым элементом в социальный вклад. Чаадаев видел в католической церкви, господствующей на Западе, поборницу просвещения и свободы. Одновременно Чаадаев критиковал крепостное право в России.

Совет

Тон гонениям задал управляющий департаментом духовных дел иностранных исповеданий Ф.Ф. Вигель. В письме митрополиту от 21 октября 1836 года он обращает пастырское внимание на то, что в «богомерзкой статье… нет строки, которая бы не была ужаснейшею клеветою на Россию, нет слова, кое бы не было жесточайшим оскорблением нашей народной чести».

Далее достаточно четко формулируется обвинение в преступной принадлежности к революционной партии. Далее, последовала резолюция царя, в соответствии с которой Чаадаева объявляли умалишенным. Ему предписывалось не выходить из дома. Полицейский надзор ожесточился открытыми принудительными мерами.

Вершина политической мысли Чаадаева, вместе с прокламациями 1840-х годов — «Апология сумасшедшего» (1837), написанная в 1837 году и опубликованная только после его смерти в 1862 году в Париже князем Гагариным. Чаадаев уже более трезво оценивает историю России.

Он пишет, что бесплодность исторического развития России в прошлом представляет собой в некотором смысле благо, так как русский народ не скован окаменелыми формами жизни и потому обладает свободой духа, чтобы выполнить великие задачи будущего, которые стоят перед ним. При этом он придавал большое значение православию, которое, по его мнению, способно оживить тело католической церкви.

Чаадаев и в конце своего жизненного пути остался верен своему принципу: искать истину вопреки официальному запрету, вопреки официальному мнению властей, вопреки существованию этих властей, но не любой ценой, не ценой своей головы, а соблюдая осторожность, заискивая перед власть предержащей, заверяя ее в полной преданности. 30 октября 1837 года Николай I на доклад московского генерал-губернатора князя Д.В. Голицына о прекращении «лечения» Чаадаева наложил следующую резолюцию: «Освободить от медицинского надзора под условием не сметь ничего писать». Чаадаеву было разрешено выходить на прогулки, но не наносить визитов. Он продолжал оставаться «сумасшедшим», его опасались.

Петр Яковлевич Чаадаев умер квартирантом в чужом доме 14 апреля 1856 года по старому стилю.

Через все перипетии личной жизни Чаадаев пронес глубокую и неординарную любовь к Отечеству, к русскому народу. Любовь к Отечеству для него — далеко не одно и то же, что любовь к царствующему дому и «публике», погрязшей в прихотях и похотях.

В период расцвета творческих сил мыслителя укрепилась его вера в светлый идеал такого общественного устройства и такого пути развития, при котором все народы обретут просвещение и свободу. С верой в грядущий час России Чаадаев прошел свой путь до конца.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта istina.rin.ru/

Источник: https://ronl.org/referaty/biografii/56618/

Чаадаев пётр яковлевич

Русский философ, публицист. Автор знаменитых «Философических писем» (1829-1831), за написание которых был официально объявлен сумасшедшим (1836).

Принадлежал к старинному дворянскому роду. Отец – Яков Петрович Чаадаев.

Рано остался сиротой, вместе с братом Михаилом воспитывался  теткой по матери княжной А.М. Щербатовой, сестрой известного историка князя М.М. Щербатова. Князь Д.М. Щербатов стал  опекуном мальчиков.

Чаадаев получил хорошее домашнее образование. В 1807-1811 годах  слушал лекции в Московском университете. Здесь он познакомился с будущими декабристами И.Д. Якушкиным и Н.И. Тургеневым.

В 1811 году переехал в Петербург.

В мае 1812 года Чаадаев вместе с братом поступил лейб-прапорщикам в Семеновский полк. В 1813 году Петра Яковлевича перевели в Ахтырский гусарский полк.

Обратите внимание

Участвовал в Отечественной войне 1812 года, сражался в Бородинской битве, участвовал в заграничных походах русской армии 1813-1814 годов. Во время них сражался под Лейпцигом и Парижем.

Чаадаев стал кавалером ордена Св. Анны и прусского Кульмского креста.

В 1816 году он перешел в лейб-гвардии гусарский полк, расквартированный  в Царском селе. Здесь он познакомился с А.С. Пушкиным. В то же время Чаадаев вступил в масонскую ложу, познакомился с С.П. Трубецким, П.И. Пестелем, М.И. Муравьевым-Апостолом.

В 1817 году стал адъютантом командира гвардейского корпуса генерала И.В. Васильчикова. В 1820 году произошло восстание Семеновского полка. Петр Яковлевич был послан с донесением об этом государю в Троппау.

Это событие стало поворотным моментом в жизни блестящего офицера. Вскоре после поездки Чаадаев подал в отставку. В феврале 1821 года прошение было удовлетворено.

Это вызвало огромный резонанс в обществе, в котором Петр Яковлевич славился своим блестящим умом, образованностью и дендизмом. Причины этого до сих пор не выяснены.

Знакомство с будущими декабристами не прошло для Чаадаева бесследно. Еще в 1819 году он вступил в «Союз благоденствия», в 1821 году – в Северное общество, хотя относился к их идеям довольно скептически.

События 1820 года оставили неизгладимый след на Петре Яковлевиче. Пережитый им тогда духовный кризис привел его к погружению в религию и мистику. В 1823-1826 годах Чаадаев путешествовал по Франции, Англии, Швейцарии, Италии и Германии.

  Заграницей он также хотел поправить свое пошатнувшееся здоровье. Перед отъездом, в 1822 году Чаадаев разделил имущество с братом Михаилом, т.к. собирался остаться за рубежом. В 1825 году в Карлсбаде он познакомился с Шеллингом, с которым потом состоял в переписке.

Во время путешествия он пополнял свои знания по богословию, философии и истории.

Важно

В 1826 году Чаадаев все же вернулся на родину. Тут же он был арестован по делу декабристов, но вскоре отпущен за отсутствием доказательств вины. После этого инцидента Петр Яковлевич обосновался в Москве.

Несколько последующих лет он переживал второй свой внутренний кризис: жил в затворничестве и уединенном размышлении. Именно тогда полностью сложилось его мировоззрение.

Чаадаев задумал написать обширный труд по философии истории в виде писем.

В 1829-1831 годах он создал свои знаменитые «Письма о философии и истории», адресованные Е.Д. Пановой, больше известные как «Философические письма». Вскоре они были представлены публике и начали ходить по рукам в списках. В 1836 году в журнале «Телескоп» было опубликовано первое письмо, что стало целым событием и имело неприятные последствия для издателя журнала Н.М.

Надеждина, сосланного в Усть-Сысольск, для цензора Болдырева, пропустившего его в печать и лишившегося из-за этого своей должности, и для самого  автора, объявленного властями сумасшедшим. Как умалишенный, Чаадаев должен был находиться под домашним арестом в доме на Новой Басманной, в котором он жил. Также ежедневно его осматривал врач, чей надзор был снят в 1837 году.

Философу было запрещено писать.

Резкая реакция на «Философические письма» общества и правительства была вызвала взглядами Чаадаева на Россию и ее роль в мире. В «Письмах…» он говорил об отлученности нашей страны от мировой культуры, об ее отсталости и духовном застое.

Там же  можно  было заметить его холодность к православной вере и симпатии к католицизму, который философ считал прямым наследником апостольской церкви. Согласно ему, православие ушло в сторону после Схизмы и осталось за пределами влияния европейской мысли.

Также и православная Россия была обречена на изоляцию. Вся ее история после Схизмы не дала ничего для мира, ее будущее туманно. Вместе с тем, Чаадаев писал, что даже географически России было предопределено вместить в себя дух Востока и дух Запада, быть великой страной.

Но теперь для  этого ей было необходимо, по мысли философа, сблизиться с Западом.

В 1837 году, несмотря на запрет, Петр Яковлевич написал «Апологию сумасшедшего», в которой Россия представала уже несколько иначе. Здесь Чаадаев говорил о ее потенциале, об ее особенностях и особенностях русского духа, благодаря которым она также сможет перенять у западной цивилизации только все лучшее, оставив в стороне ее пороки. «Апология» была опубликована только после смерти автора.

Совет

Дальнейшую жизнь Чаадаев провел в Москве. Он участвовал в общественной жизни, тесно общался с будущими западниками и славянофилами, на идеи которых имел большое влияние.

После поражения России в Крымской войне 1853-1856 годов подумывал о самоубийстве. Умер П.Я. Чаадаев 14 (26) апреля 1856 года в Москве от пневмонии. Похоронен на Донском кладбище.

Чаадаев в искусстве

П.Я. Чаадаев считается прототипом Александра Чацкого, героя комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума».

А.С. Пушкин сравнивает с известным денди Чаадаевым своего Евгения Онегина: «Второй Чадаев мой Евгений…».

Стихотворения А.С. Пушкина «К Чаадаеву» (1818), «К портрету Чаадаева» (1818-1820).

Сочинения:

Философические письма. Казань, 1906.

Сочинения и письма. В 2-х т. М., 1913-1914.

Статьи и письма. М., 1989.

Полное собрание сочинений и письма. Т. 1-2. М., 1991.

Литература

  • Гершензон О.М. Чаадаев. Жизнь и мышление. СПб., 1908.
  • Гурвич-Лищинер С.Д. П.Я. Чаадаев в русской культуре двух веков. СПб., 2006.
  • Лебедев А. А., Чаадаев. М., 1965.
  • Плеханов Г.В. П. Я. Чаадаев//Соч., т. 23. М. ‒ Л., 1925.
  • П.Я. Чаадаев: pro et contra: Личность и творчество П. Чаадаева в оценке русских мыслителей и исследователей. СПб., 1998.
  • Сапов В.В. Обидчик России//Вопросы литературы. 1994. Вып. I, II.
  • Тарасов Б.Н. Чаадаев в Москве. М., 2008.
  • Чернышевский Н.Г. Апология сумасшедшего//Полн. собр. соч., т. 7. М., 1950.
  • Шкуринов П. С. Мировоззрение П. Я. Чаадаева. М., 1938.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/chaadaiev_piotr_iakovlievich

Петр Чаадаев как первый русский оппозиционер

Выходец из семьи автора 7-томной «Истории Российской от древнейших времен» Михаила Щербатова, Петр Яковлевич Чаадаев был рожден для блестящей государственной карьеры. До войны 1812 года он в течение 4 лет посещал лекции в Московском университете, где успел сдружиться с несколькими представителями набиравших силу тайных обществ, будущими участниками декабристского движения — Николаем Тургеневым и Иваном Якушкиным. Чаадаев активно участвовал в боевых действиях против Наполеона, сражался при Бородине, под Тарутино и Малоярославцем (за что был награжден орденом Святой Анны), принимал участие во взятии Парижа. После войны этот «храбрый обстрелянный офицер, испытанный в трех исполинских походах, безукоризненно благородный, честный и любезный в частных отношениях» (так охарактеризовал его современник) познакомился с 17-летним Александром Пушкиным, на взгляды которого оказал существенное влияние. В 1817 году он поступил на военную службу в Семеновский полк, а уже спустя год вышел в отставку. Причиной такого скоропалительного решения стало жесткое подавление восстания 1-ого батальона лейб-гвардии, участникам которого Чаадаев очень сочувствовал. Внезапное решение подававшего надежды молодого 23-летнего офицера вызвало немалый скандал в высшем обществе: его поступок объясняли то опозданием к императору с докладом о случившемся бунте, то содержанием беседы с царем, которая вызвала у Чаадаева гневную отповедь. Однако, биограф философа М. О. Гершензон, ссылаясь на достоверные письменные источники, приводит такое объяснение от первого лица: «Я счёл более забавным пренебречь этою милостию, нежели добиваться её. Мне было приятно выказать пренебрежение людям, пренебрегающим всеми… Мне ещё приятнее в этом случае видеть злобу высокомерного глупца». Чаадаев не скрывал своих симпатий к католичеству

Читайте также:  Краткая биография булычев

Как бы то ни было Чаадаев уходит со службы в статусе одного из самых известных персонажей эпохи, завидного жениха и главного светского денди. Один из современников философа вспоминал, что «при нём как-то нельзя, неловко было отдаваться ежедневной пошлости. При его появлении всякий как-то невольно нравственно и умственно осматривался, прибирался и охорашивался». Авторитетнейший историк русской культуры Ю. М. Лотман, характеризуя особенности публичного франтовства Чаадаева, замечал: «Область экстравагантности его одежды заключалась в дерзком отсутствии экстравагантности». Причем в отличие от другого знаменитого английского денди — лорда Байрона, русский философ предпочитал во внешнем виде сдержанный минимализм и даже пуризм. Такое нарочитое пренебрежение модными тенденциями очень выгодно выделяло его среди других современников, в частности, славянофилов, ассоциирующих свой костюм с идеологическими установками (показательное ношение бороды, рекомендация носить дамам сарафаны). Однако, общая установка на звание своеобразного «трендсеттера», образца публичного имиджа, роднила образ Чаадаева с его заграничными коллегами-денди.

Петр Яковлевич Чаадаев в молодости. Изображение: culture.ru

В 1823 году Чаадаев отправляется на лечение за границу, причем еще до отъезда он составляет дарственную на свое имущество двум братьям, явно намереваясь не возвращаться на родину. Два ближайшие года он проведет то в Лондоне, то в Париже, то в Риме или Милане. Вероятно, именно в ходе этого своего путешествия по Европе Чаадаев знакомится с трудами французских и немецких философов. Как пишет историк русской литературы М. Велижев, «формирование «антирусских» взглядов Чаадаева в середине 1820-х годов проходило в политическом контексте, связанном с трансформацией структуры и содержания Священного союза европейских монархов». Россия по итогам наполеоновских войн несомненно мыслила себя как европейского гегемона — «русский царь глава царей» по Пушкину. Однако, геополитическая обстановка в Европе спустя почти десятилетие после окончания войны скорее вызывала разочарование, да и сам Александр I уже отошел от прежних конституционных идей и, в целом, несколько охладел к возможности духовного единения с прусским и австрийским монархами. Вероятно, совместная молитва императоров-победителей в ходе работы Ахенского конгресса в 1818 году, была окончательно предана забвению. Благодаря Чаадаеву Пушкину смягчили ссылку

По возвращению в Россию в 1826 году Чаадаева сразу же арестовывают по обвинению в принадлежности к тайным обществам декабристов. Эти подозрения к усугубляются тем фактом, что еще в 1814 году Чаадаев стал членом масонской ложи в Кракове, а в 1819 году был принят в одну из первых декабристских организаций — «Союз благоденствия». Властным указом спустя три года все тайные организации — и масоны, и декабристы, без разбора их идеологии и целей попали под запрет. История с Чаадаевым закончилась благополучно: подписав бумагу об отсутствии отношения к вольнодумцам, философ был отпущен на свободу. Чаадаев поселяется в Москве, в доме Е. Г. Левашевой на Новой Басманной и начинает работу над своим главным произведением — «Философическими письмами». Эта работа мгновенно вернула Чаадаеву славу главного оппозиционера эпохи, хотя в одном из писем А. И. Тургеневу сам философ сетует: «Что я сделал, что я сказал такого, чтобы меня можно было причислить к оппозиции? Я ничего другого не говорю и не делаю, я только повторяю, что все стремится к одной цели и что эта цель — царство Божие».

Портрет П. Я. Чаадаева. Художник И. Е. Вивьен, 1820-е годы. Изображение: pinterest.com

Эта работа еще до публикации активно ходила в списках среди самой прогрессивной части общества, однако появление «Философических писем» в журнале «Телескоп» в 1836 году вызвало нешуточный скандал. За публикацию сочинения Чаадаева поплатился и редактор издания, и цензор, а сам автор по распоряжению правительства был объявлен сумасшедшим. Интересно, что вокруг этого первого известного в русской истории случая применения карательной психиатрии сложилось немало легенд и споров: врач, который должен был проводить регулярное официальное освидетельствование «больного», при первом же знакомстве сказал Чаадаеву: «Если б не моя семья, жена да шестеро детей, я бы им показал, кто на самом деле сумасшедший».

Герцен: «Философические письма» — выстрел, раздавшийся в темную ночь

В самой главной своей работе Чаадаев существенно переосмыслил идеологию декабристов, которую он, будучи «декабристом без декабря», во многом разделял. После внимательного изучения основных интеллектуальных идей эпохи (помимо французской религиозной философии де Местра, также работы Шеллинга по натурфилософии), возникло убеждение, что будущее процветание России возможно на почве всемирного просвещения, духовного и этического преображения человечества в поисках божественного единения. По сути, именно эта работа Чаадаева стала импульсом к развитию национальной русской философской школы. Его сторонники чуть позже нарекут себя западниками, а противники — славянофилами. Те первые «проклятые вопросы», которые были сформулированы в «Философических письмах», интересовали отечественных мыслителей и в дальнейшем: как воплотить в жизнь глобальную общечеловеческую утопию и непосредственно связанный с этой проблемой поиск собственной национальной идентичности, особого русского пути. Любопытно, что сам Чаадаев называл себя религиозным философом, хотя дальнейшая рефлексия его наследия сформировалась в уникальную русскую историософию. Чаадаев верил в существование метафизического абсолютного Демиурга, который являет себя в собственном творении посредством игр случая и волею судьбы. Не отрицая христианскую веру в целом, он считает, что основной целью человечества является «водворение царства божьего на Земле», причём именно в работе Чаадаева впервые возникает подобная метафора справедливого социума, общества процветания и равенства.

Мария Молчанова (РГГУ)

Список литературы:
1. Велижев М. Язык и контекст в русской интеллектуальной истории: первое «философическое письмо» Чаадаева. Новое Литературное Обозрение, № 135.
2. Гершензон М. О. Грибоедовская Москва. Чаадаев. Очерки прошлого. М.: Изд-во МГУ, 1989.
3. Лотман Ю. М. Русский дендизм // В кн. Беседы о русской культуре. СПб.: Искусство, 1994.
4. Тарасов Б. Н. Чаадаев. М.: Молодая гвардия, 1990.

Изображение анонса на главной странице: culture.ru
Изображение лида: oldgravura.ru

Источник: https://diletant.media/articles/41034119/

Пётр Яковлевич Чаадаев – биография, информация, личная жизнь

Пётр Яковлевич Чаадаев. Родился 27 мая (7 июня) 1794 года в Москве – умер 14 (26) апреля 1856 года в Москве. Русский философ и публицист, объявленный правительством сумасшедшим за свои сочинения, в которых резко критиковал действительность русской жизни. Его труды были запрещены к публикации в имперской России.

В 1829-1831 годах создает своё главное произведение – «Философические письма».

Публикация первого из них в журнале «Телескоп» в 1836 году вызвала резкое недовольство властей из-за выраженного в нём горького негодования по поводу отлучённости России от «всемирного воспитания человеческого рода», духовного застоя, препятствующего исполнению предначертанной свыше исторической миссии. Журнал был закрыт, издатель Надеждин сослан, а Чаадаев – объявлен сумасшедшим.

Родился в старинной зажиточной дворянской семье Чаадаевых, сын Я. П. Чаадаева. По материнской линии внук академика, историка М. М. Щербатова, автора 7-томного издания «Истории Российской от древнейших времен».

Обратите внимание

Рано остался сиротой – отец умер на следующий год после его рождения, а мать – в 1797.

Его и старшего брата Михаила, совсем маленьких, забрала из Нижегородской губернии в Москву тётка – княжна Анна Михайловна Щербатова.

У неё они и жили в Москве, в Серебряном переулке, рядом с известной церковью Николы Явленного на Арбате. Опекуном Чаадаевых стал их дядя – князь Д. М. Щербатов, в доме которого Чаадаев получил свое образование.

В 1807-1811 годах учился в Московском университете, дружил с А. С. Грибоедовым, А. С. Пушкиным, будущими декабристами Н. И. Тургеневым, И. Д. Якушкиным.

В мае 1812 года братья Чаадаевы вступили лейб-прапорщиками в Семеновский полк, в котором ранее служил их опекун дядя. В 1813 году Чаадаев перешёл из Семеновского полка, где оставались его брат и друзья, в Ахтырский гусарский полк.

Во время Отечественной войны 1812 года участвовал в Бородинском сражении, ходил в штыковую атаку при Кульме, был награждён русским орденом св. Анны и прусским Кульмским крестом.

Участвовал в сражении под Тарутином, при Малоярославце, Люцене, Бауцене, под Лейпцигом, брал Париж. Всю войну прошёл бок о бок со своим университетским другом Якушкиным.

В 1816 году был переведён корнетом в Гусарский лейб-гвардии полк, расквартированный в Царском Селе. В доме Н. М. Карамзина в Царском селе Чаадаев познакомился с А. С. Пушкиным, на которого оказал громадное влияние. Чаадаеву посвящено несколько стихотворений Пушкина.

В 1817 году, в возрасте 23 лет, он был назначен адъютантом командира гвардейского корпуса генерал-адъютанта Васильчикова.

Важно

В октябре 1820 взбунтовался I-й батальон лейб-гвардии Семёновского полка, где Чаадаев служил ранее.

В связи с этими событиями к государю, находившемуся в Троппау, был послан Чаадаев, которого Васильчиков, командир гвардейского корпуса, выбрал для подробного доклада царю.

Через полтора месяца после этой поездки, в конце декабря, Чаадаев подал в отставку и приказом от 21 февраля 1821 года был уволен от службы.

Как указывают, Чаадаев подал в отставку, не считая нравственно возможным продолжать службу после наказания близких друзей из восставшего полка. Эта отставка молодого человека, которому прочили самую успешную карьеру, была неожиданной.

Она потрясла общество и вызвала множество версий и легенд: будто бы он был скомпрометирован перед бывшими однополчанами тем, что доставил на них «донос», или что он опоздал со своим пакетом, потому что слишком занимался своим гардеробом, либо что император высказал ему нечто, принятое с отторжением.

Вместе с тем, существует иная точка зрения, основанная на письме Чаадаева своей тёте, которая опубликована в книге М. О. Гершензона «П. Я. Чаадаев».

Там Гершензон приводит письмо целиком; в частности, там говорится: «Я счел более забавным пренебречь этою милостию, нежели добиваться её. Мне было приятно выказать пренебрежение людям, пренебрегающим всеми… Мне ещё приятнее в этом случае видеть злобу высокомерного глупца».

К тому же, Гершензон пишет о том, что после отставки Чаадаева все его друзья-офицеры не отвернулись от него ни на минуту (что несомненно имело бы место хоть в какой-то мере, если бы он в самом деле предал интересы гвардии и полка).

Совет

Также известно, что это письмо было перехвачено, и в таком случае получает объяснение необычайно длинный разговор Александра I с Чаадаевым (длившийся чуть больше часа).

6 июля 1823 года, в частности, в связи с ухудшением здоровья, уехал путешествовать по Англии, Франции, Швейцарии, Италии, Германии. Перед отъездом, в мае 1822 года, Чаадаев разделил имущество со своим братом, не намереваясь возвращаться в Россию.

Отплыв на корабле из Кронштадта, он высадился близ Ярмута, откуда поехал в Лондон, где пробыл 4 дня, покинув его ради морских купаний Брайтона. Из Англии он перебирается в Париж, оттуда в Швейцарию.

В конце марта 1825 года он оказывается в Риме, затем едет в Карлсбад, где его сопровождает Николай Тургенев и встречается вел. кн. Константином Павловичем. Несмотря на то, что всё время занимается лечением, здоровье его только ухудшается. Побывал Чаадаев и в Милане. В июне 1826 года Чаадаев выезжает на родину.

Ещё находясь на службе, в 1814 году в Кракове был принят в масонскую ложу, в 1819 году был принят в «Союз благоденствия», в 1821 в Северное общество декабристов.

Вступив в общество декабристов, участия в его делах не принимал и относился к ним сдержанно-скептически.

В 1822 году царское правительство закрыло в России масонские ложи, за год до этого Чаадаев вышел из масонской ложи «Соединенных братьев».

В 1826 году после возвращения в Россию был арестован по подозрению в причастности к декабристам – в июле, в пограничном Брест-Литовске.

«Чаадаев в письмах к близким говорил, что уезжает навсегда, и близкий друг Якушкин был до такой степени уверен в этом, что на допросе после разгрома восставших спокойнейшим образом назвал Чаадаева в числе лиц, завербованных им в нелегальную организацию».

Обратите внимание

26 августа с Чаадаева по повелению Николая I был снят подробный допрос. С Чаадаева была взята подписка о неучастии его в любых тайных обществах, причем он категорически отрицал свое участие в Северном обществе. Через 40 дней отпущен.

Впоследствии он будет негативно отзываться о восстании декабристов, утверждая, что по его мнению их порыв отодвинул нацию на полвека назад. В начале сентября приезжает в Москву. В это время в него влюбилась Авдотья Сергеевна Норова, соседка по имению, у которой «возник культ Чаадаева, близкий к своеобразной религиозной экзальтации».

Жил в Москве и в деревенском имении (у тетки Щербатовой в Дмитриевском уезде, затем в доме Левашевых на Новой Басманной), создав в 1829-1831 годах свои знаменитые «Философические письма» («Письма о философии истории», адресованные госпоже Е. Д. Пановой). Начиная с весны 1830 года в русском образованном обществе их списки стали ходить по рукам. В мае или июне 1831 года Чаадаев вновь стал появляться в обществе.

Публикация в 1836 году первого из «Писем» вызвала настоящий скандал и произвела впечатление «выстрела, раздавшегося в темную ночь» (Герцен), вызвала гнев Николая I, начертавшего: «Прочитав статью, нахожу, что содержание оной – смесь дерзкой бессмыслицы, достойной умалишенного».

Журнал «Телескоп», где напечатали «Письмо», был закрыт, редактор сослан, цензор уволен со службы. Чаадаева вызвали к московскому полицмейстеру и объявили, что по распоряжению правительства он считается сумасшедшим.

Каждый день к нему являлся доктор для освидетельствования; он считался под домашним арестом, имел право лишь раз в день выходить на прогулку. Надзор полицейского лекаря за «больным» был снят лишь в 1837 году, под условием, чтобы он «не смел ничего писать».

Существует легенда, что врач, призванный наблюдать его, при первом же знакомстве сказал ему: «Если б не моя семья, жена да шестеро детей, я бы им показал, кто на самом деле сумасшедший».

В этот период Чаадаев принял роль (которая подкреплялась отношением к нему почитателей) пророка в своем отечестве.

Важно

В 1827 году А. В. Якушкина пишет о нём: «он чрезвычайно экзальтирован и весь пропитан духом святости… Ежеминутно он закрывает себе лицо, выпрямляется, не слышит того, что ему говорят, а потом, как бы по вдохновению, начинает говорить».

Следующим сочинением Чаадаева стала «Апология сумасшедшего» (не опубликовано при жизни; в «Современник» к Чернышевскому принес в 1860 году неизданную рукопись его племянник и хранитель архива М. И. Жихарев).

До конца жизни оставался в Москве, принимал самое деятельное участие во всех идеологических собраниях в Москве, которые собирали самых замечательных людей того времени (Хомяков, Киреевский, Герцен, К.

Аксаков, Самарин, Грановский и др.).

После Крымской войны, не видя улучшения в положении России, думал о самоубийстве. Умер от воспаления легких, оставив материальные дела в полном расстройстве.

Похоронен на Донском кладбище в Москве. Перед своей смертью он пожелал, чтобы его похоронили «в Донском монастыре, близ могилы Авдотьи Сергеевны Норовой, или в Покровском, близ могилы Екатерины Гавриловны Левашевой».

Источник: http://stuki-druki.com/authors/Chaadaev.php

Чаадаев петр яковлевич – древо

Статья из энциклопедии “Древо”: drevo-info.ru

Петр Яковлевич Чаадаев

Чаадаев Петр Яковлевич (1794 – 1856), русский мыслитель, общественный деятель.

Родился 27 мая 1794 года в Москве.

В “Родословной книге князей и дворян российских и выезжих” (“Бархатной книге”) записано: “Чаадаевы. Выехали из Литвы. Название получили от одного из потомков выехавшего и прозывавшегося Чаадай, но почему, неизвестно“.

Чегодай, или, в русском произношении, Чаадай, имя монгольского происхождения, его носил один из сыновей Чингисхана, он получил во владение огромную территорию, население которой называли чегодаи.

Читайте также:  Сочинения об авторе стивенсон

[1]

Дед Петра Чаадаева по материнской линии – князь М.М.Щербатов (+ 1790), известный историк, сподвижник Н.И. Новикова. Мать – княжна Наталья Михайловна Щербатова (+ 1797). Отец – Яков Петрович Чаадаев (+ 1794), советник Нижегородской уголовной палаты.

Родители умерли рано и в 1797 году Михаил (5 лет) и Петр (3 года) были взяты на воспитание старшей сестрой их покойной матери, Анной Михайловной Щербатовой (+ 1852). Опекуном братьев стал дядя – князь Д.М. Щербатов (+ 1839).

Образование

Получив хорошее домашнее образование, в 1808 году Чаадаев “по надлежащем испытании” поступил в Московский университет [2].

Преподавателями его были профессора Ф.Г. Баузе (один из первых собирателей древнерусской письменности), К.Ф. Маттеи (исследователь рукописей Священного Писания, житий святых), Т. Булле. Последний выделял Чаадаева как одного из самых одаренных учеников.

Характерным недостатком всей системы просвещения в России того времени было то, что лекции читались только на иностранных языках. Русский язык не изучали вовсе. Позднее Чаадаев говорил о себе: “

Мне легче излагать свои мысли по-французски, чем по-русски“.

Совет

С ранних лет Чаадаев поражал окружающих необыкновенным умом, начитанностью, тягой к самообразованию. Он был собирателем книг и обладал богатой библиотекой [3].

Одной из “жемчужин” библиотеки Чаадаева был “Апостол”, изданный в 1525 году Франциском Скориной – в России было только 2 экземпляра этой книги. Чаадаев не был библиотафом (“книгохоронителем”) и охотно делился книгами с профессорами и другими студентами.

В университете у Чаадаева складывается дружба с А.С. Грибоедовым и И.Д. Якушкиным.

Современники отмечали утонченный аристократизм и щегольство в одежде Петра Чаадаева.Близко знавший его, впоследствии ставший биографом, М.

Жихарев писал, что «искусство одеваться Чаадаев возвел почти на степень исторического значения». Чаадаев слыл самым блистательным из молодых людей в Москве, он пользовался также репутацией одного из лучших танцевальщиков.

Явное благоговение перед его личностью впечатляло и самого Петра Чаадаева и развивало в нем черты жестокосердного себялюбия. Интеллектуальное развитие и светская образованность не заполнялись сердечным воспитанием. В дальнейшем, это окажется одним из источников своеобразия и подвижности его философских размышлений.

Военная служба

Весной 1812 года вступил в лейб-гвардии Семеновский полк подпрапорщиком.

Участвовал в сражениях Отечественной войны 1812 года: Бородино – за мужество и храбрость произведен в прапорщики, Тарутино, Малоярославец.

Ходил в штыковую атаку при Кульме.

В 1813 году перешел из Семеновского полка в Ахтырский гусарский полк. Будущий декабрист С.И. Муравьев-Апостол объясняет этот поступок Чаадаева простым желанием “пощеголять” в гусарском мундире.

В 19 марта 1814 года русскими войсками был взят Париж. Ближайший друг Чаадаева И. Якушкин писал впоследствии:

Пребывание целый год в Германии и потом несколько месяцев в Париже не могло не изменить воззрения хоть сколько-нибудь мыслящей русской молодежи; при такой огромной обстановке каждый из нас сколько-нибудь вырос“.

Петр Яковлевич Чаадаев в 1815 году

Весной 1816 года был переведен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк, квартировавшийся в Царском Селе. Через несколько месяцев его произвели в поручики, а еще через год командир гвардейского корпуса Васильчиков берет его к себе адъютантом.

В это время Чаадаев был самым видным и блистательным из молодых людей в Петербурге. Сам он признавался позднее, что был в то время “блестящим молодым человеком, бегающим за всякими новыми идеями…, не имея ни одной прочной“.

В 1816 году в доме Н.М. Карамзина в Царском селе Чаадаев познакомился с А.С. Пушкиным, на которого оказал громадное влияние. Oни бeсeдoвaли и нa литeрaтурныe и филoсoфскиe тeмы, и, пo слoвaм иx oбщeгo знaкoмoгo Я. И.

Сaбурoвa, влияниe Чaaдaeвa нa Пушкинa былo “изумитeльнo. Oн зaстaвлял eгo мыслить“.

Чаадаеву посвящено несколько стихотворений Пушкина («В стрaнe, гдe я зaбыл трeвoги прeжниx лeт» (1821), «К чeму xoлoдныe сoмнeнья» (1824), “К портрету Чаадаева” (1820) и др.).

Он вышней волею небес

Рожден в оковах службы царской;

Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,

А здесь он — офицер гусарский. [4]

В 1821 году после поездки в Троппау с докладом Александру I о бунте в батальоне лейб-гвардии Семёновского полка Чаадаев уходит в отставку. Эта отставка молодого человека, которому прочили самую успешную карьеру, была неожиданной, потрясла общество и вызвала множество версий и легенд.

Тайные общества. Отъезд за границу

Еще в 1814 году в Кракове Чаадаев был принят в масонскую ложу и достиг в Петербургской Ложе Соединенных друзей высокой степени “мастера”.

Однако в 1818 году в своей “Речи о масонстве”, Чаадаев, по его собственным словам, “ясно и сильно выразил мысль свою о безумстве и вредном действии тайных обществ вообще“.

В 1821 году Чаадаев ушел из Ложи Соединенных друзей, а в 1822 году был издан указ о запрещении в России масонских лож.

Обратите внимание

В 1821 году вступил в тайное декабристское общество (Северное общество), но деятельного участия в его делах не принимал. По мнению Д.Н. Свербеева, Чаадаев всегда был врагом всяких потрясений требующих крови, в нем всегда жила надежда на мирную революцию, на тихий исход дворцового переворота.

Впоследствии он будет негативно отзываться о восстании декабристов, утверждая, что, по его мнению, их порыв отодвинул нацию на полвека назад.

После отставки Чаадаев впал в глубокий духовный кризис.

Он продал большую часть своей библиотеки (рационалистическую и деистическую литературу) и начал собирать новую, преимущественно из религиозных и историко-философских сочинений.

В июле 1823 года, в частности, в связи с ухудшением здоровья, Чаадаев уехал путешествовать по Англии, Франции, Швейцарии, Италии, Германии.

Перед отъездом, в мае 1822 года, он разделил имущество со своим братом, не намереваясь возвращаться в Россию.

Заграничное путешествие внесло существенные изменения в духовную жизнь Чаадаева и повлияло на становление его философии истории. Он продолжал пополнять свою библиотеку.

Пристальное внимание Петра Яковлевича привлекали труды, в которых предпринимались попытки согласовать социально-научный прогресс с христианством. В 1826 году в Карлсбаде Чаадаев познакомился с Шеллингом.

Несмотря на то, что все время занимался лечением, здоровье его только ухудшилось. В июне 1826 года Чаадаев выехал на родину.

Возвращение на родину. “Философические письма”

В пограничном Брест-Литовске Чаадаев был арестован по подозрению в причастности к декабристам. 26 августа 1826 года с Чаадаева по повелению Николая I был снят подробный допрос.

С него была взята подписка о неучастии его в любых тайных обществах, причем он категорически отрицал свое участие в Северном обществе. Через 40 дней Чаадаев был отпущен. М.

Жихарев писал братьям Тургеневым в Дрезден, что Чаадаев вернулся в Москву “чист как луч солнечный“. Однако в Москве за ним был установлен тайный полицейский надзор.

Петр Яковлевич Чаадаев в 1820-е годы

В октябре 1826 года Чаадаев переехал на постоянное жительство к тетке в село Алексеевское Дмитровского уезда. Здесь он надеялся найти необходимое уединение, чтобы погрузится в чтение приобретенных заграницей книг и “переварить” полученные впечатления.

В 1829 – 1831 Чаадаев создал “Философические письма” (письма Екатерине Дмитриевне Пановой) – размышления о путях человечества к высшей свободе и великому единству, т.е. к царству Божию на Земле.

Россия, полагал Чаадаев, восприняла религию и культуру от Византии, находившейся вне Востока и Запада, и потому осталась вне истории мировой цивилизации. Изоляционизму и государственничеству православия Чаадаев противопоставлял римо-католицизм с его идеей всеобщности и надгосударственности.

В сентябре 1836 в 15 номере журнала «Телескоп» было опубликовано “Первое Философическое письмо” Чаадаева.


Важно

Митрополит Серафим откликнулся на публикацию письмом Бенкендорфу, начальнику III отделения: «Все, что для нас, россиян, есть Священного, поругано, уничижено, оклеветано с невероятною предерзостию и с жестоким оскорблением как для народной чести нашей, так для правительства….

Суждения о России, помещенные в сей негодной статье, столько оскорбительны для чувства, столько ложны, безрассудны и преступны сами по себе, что я не могу принудить себя даже к тому, чтобы хотя бы одно из них выписать здесь для примера».[5]

Сумасшедшим «Письмо» признал и московский митрополит Филарет.

Николай I наложил на “Первое Философическое письмо” резолюцию: «Прочитав статью, нахожу, что содержание оной — смесь дерзкой бессмыслицы, достойной умалишенного». По распоряжению правительства Чаадаев стал считаться сумасшедшим.

Журнал “Телескоп” был закрыт, редактор сослан, цензор отставлен от должности. Чаадаева взяли под домашний арест, каждый день к нему являлся доктор для освидетельствования.

Итак,– писал Чаадаев Якушкину, – вот я сумасшедшим скоро уже год, и впредь до нового распоряжения.

Такова, мой друг, моя унылая и смешная история“.

Надзор полицейского лекаря за «больным» был снят лишь в 1837, под условием, чтобы он «не смел ничего писать».

Адресат писем, Екатерина Дмитриевна Панова, была помещена в психиатрическую клинику. Судьба ее далее неизвестна.

“Первое Философическое письмо” произвело возбуждающее воздействие на русское общественно-литературное мнение. “Как только появилось письмо, – говорит историк русской литературы М.Н. Лонгинов, – поднялась грозная буря“.

Появление “Первого Философического письма” и споры вокруг него имели большое значение для развития русской общественной мысли.

Совет

Оно способствовало началу идейного и организационного оформления славянофильства и западничества, — двух течений определивших развитие русской философской мысли первой половины XIX века.

С 1833 года до самой своей кончины Чаадаев жил в Москве во флигеле на Новой Басманной улице, из-за чего получил прозвище “басманного философа”.

Философские идеи

Чаадаев, несомненно, считал себя христианским мыслителем.

Следует подчеркнуть нетрадиционность его христианской философии: в ней не говориться ни о греховности человека, ни о спасении его души, ни о таинствах, ни о чем-либо подобном.

Чаадаев сделал умозрительную “вытяжку” из Священного Писания и представлял христианство как универсальную силу, способствующую, с одной стороны, становлению исторического процесса и санкционирующую, с другой стороны, его благое завершение.

Такая сила, по мнению Чаадаева, наиболее выпукло проявилась в католичестве, где развилась и сформулировалась социальная идея христианства, определившая ту сферу, в которой живут европейцы, и в которой одной, под влиянием религии, человеческий род сможет исполнить свое конечное предназначение, т.е.

установление земного рая. В католичестве им подчеркнуто двуединство религиозно-социального принципа, “вдвинутость” в историю.

Г.В. Плеханов писал: “Общественный интерес выступает на передний план даже в религиозных размышлениях Чаадаева“.

Толкование Чаадаевым христианства как исторически-прогрессирующего социального развития, и отождествление им дела Христа с окончательным установлением земного царства, послужили ему основой для резкой критики России и ее истории.

Сначало дикое варварство, затем грубое суеверие, далее иноземное владычество, жестокое и унизительное, дух которого национальная власть впоследствии унаследовала, вот печальная история нашей юности Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем без прошедшего и без будущего, среди плоского застоя“.

Фундаментальную причину такого положения России, Чаадаев видел в том, что обособившись от католического запада в период церковной схизмы “мы ошиблись на счет настоящего духа религии“, выбрав православие.

Чаадаев считал необходимым России не просто слепо и поверхностно усвоить западные формы, но впитав в кровь и плоть социальную идею католицизма, от начала повторить все этапы европейской истории.

Таковы выводы “Первого Философического письма”.

Обратите внимание

При всех симпатиях к католичеству Чаадаев всю жизнь оставался православным, регулярно исповедовался и причащался, перед смертью принял причастие у православного священника и был похоронен по православному обряду.

Литературовед М.О. Гершензон пишет, что Чаадаев совершил странную непоследовательность, не приняв католичества и формально не перейдя, так сказать, «в католическую веру», с соблюдением установленного ритуала.

В других “Философических письмах” Чаадаев, размышляя о параллелизме материального и духовного миров, о путях и средствах познания природы и человека разворачивает философские и научные доказательства своей главной идеи: в человеческом духе нет никакой иной истины, кроме той, которую своей рукой вложил в него Бог, когда извлекал его из небытия. Следовательно неверно объяснять поступки человека исключительно через его собственную природу, как часто делают философы, “и все движение человеческого духа, – подчеркивает автор, – является следствием удивительного сочетания первоначальных понятий, брошенных самим Богом, с воздействием нашего разума…“.

Написанная Чаадаевым в ответ на обвинения в недостатке патриотизма «Апология сумасшедшего» (1837) осталась неопубликованной при жизни мыслителя.

В ней, Чаадаев пересмотрел свою точку зрения на Россию, отметив, что “…мы призваны решить большую часть проблем социального порядка… ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество, “

может быть, преувеличением было опечалиться хотя бы на минуту за судьбу народа, из недр которого вышли могучая натура Петра Великого, всеобъемлющий ум Ломоносова и грациозный гений Пушкина“.

Кончина

Скончался 14 апреля 1856 года в Москве в Великую Субботу. Загадка смерти Чаадаева так и не разгадана. Он увял буквально в считанные дни. Некоторые считают, что он покончил с собой, ведь на протяжении всей своей жизни он задумывался о добровольном уходе.

Однако документально версия его самоубийства никак не подтверждается. [6]

В тот день к нему заехал А.С. Хомяков и застал старого приятеля, сидящего в кресле с закрытыми глазами. Так Хомяков одним из первых узнал о кончине “басманного философа”.

Горестные слова Хомякова сохранились для потомков:

«Почти все мы знали Чаадаева, многие его любили и, может быть, никому не был он так дорог, как тем, которые считались его противниками.

Просвещенный ум, художественное чувство, благородное сердце – таковы те качества, которые всех к нему привлекали…»

Похоронен на кладбище Московского Донского монастыря.

Награды

  • медаль с изображением Всевидящего Ока и надписью «Не нам, не нам, а Имени Твоему» (Пс. 113, 9, как участнику Отечественной войны).
  • русский орден св. Анны 4 класса
  • прусский Железный крест (за отличие в Германской кампании 1813 года).

Труды

Литература

Использованные материалы

[1]  Всероссийское генеалогическое древо – http://www.vgd.ru/CH/chaganov.htm

[2]  К сожалению, нет точных данных на каком отделении учился Петр Чаадаев, в книге “Чаадаев” Борис Тарасов предполагает, что это могли быть либо словесное либо на этико-политическое отделения.

[3]  В 2000 году вышло 2-ое издание “Каталога библиотеки П. Я. Чаадаева”: Каталог библиотеки П.Я. Чаадаева [Текст] : описание 700 изданий / РГБ ; сост. В.С. Гречанинова. – М.:[б. и.], 2000. – 317 с.

[4]  А.С.Пушкин, К портрету Чаадаева

[5]  http://www.otechestvo.org.ua/main/20071/3023.htm

[6]  Басманный философ – http://www.rg.ru/2008/04/24/chaadaev.html

Источник: https://drevo-info.ru/articles/16521.html

Ссылка на основную публикацию