Краткая биография хеббель

Хеббель, Кристиан Фридрих (Friedrich Hebbel) биография, о авторе

Фридрих Кристиан Хеббель (также Геббель, нем. Friedrich Hebbel; 18 марта 1813, Вессельбурен Гольштейн — 13 декабря 1863, Вена) — немецкий драматург.Крупнейший драматург в период между Шиллером и Гофмансталем. Один из лучших стилистов в немецкой литературе.

Сын голштинского каменщика; воспитывался в строгом протестантском духе и вырос, терпя материальные лишения, в народной среде, полной древних сказаний и суеверий; эта среда определила склонность Хеббеля к мистицизму, к которому он тяготел в течение всей своей жизни.

Психология Хеббеля сложилась в период разрушения ремесленного производства промышленностью.

Ещё студентом в Гейдельберге он охарактеризовал свое время как эпоху, когда «готовится решение на целое тысячелетие»; он рано понял, что в его век столкнулись два мира: феодализм и капитализм.

В первое время он находился под влиянием романтиков — Уланда, Клейста, и, особенно, И. Гёрреса. Уже тогда выявилось и внутреннее противоречие в мировоззрении Хеббеля, противоречие между его склонностью к мистицизму и рационалистическими устремлениями эпохи.От романтиков Хеббель повернул к «Молодой Германии» и одно время даже сотрудничал в «Телеграфе» К. Гуцкова.

Обратите внимание

Но половинчатость, вечное колебание младогерманцев отталкивали его.Основной задачей своей жизни он считал «символизацию внутренних переживаний, поскольку они выразились в значительных моментах». Для этой «символизации» Хеббель старался приспособить трагедию классицизма и романтизма (в переработанной Грильпарцером форме), превращая её в арену борьбы проблем современности.

Основной проблемой создатель буржуазной психологической драмы, каковым является Хеббель, считал взаимоотношение индивидуума собществом.

Познакомившись с философией Гегеля и его диалектикой, Хеббель переносит все социальные конфликты своего времени из мира реального в мир идей и признает борьбу идей высшим принципом драматического искусства вообще; развертывание общественных коллизий и вечный прогресс Хеббель мыслил по гегелевской триаде: старое и новое, уходящее и становящееся сталкиваются и в страстных муках рождают новую форму бытия.При таких исторических столкновениях становится особенно ясной необходимость в сильном индивидууме для выявления вечной идеи. В противоречии со становящимся, погибая в борьбе с «всеобщностью», индивид создает новое бытие.Идя своим путем, сильный человек совершает преступление, ибо отделяется от целого, к которому принадлежит, но это преступление неизбежно: на нём зиждется прогресс «мирового организма».В этой неизбежности Хеббель видит сущность трагического. Для разрешения этих конфликтов Хеббель в своих первых двух трагедиях («Юдифь», 1841 и «Женевьева», 1843) нуждался ещё в сверхчеловеке, в святых.В первой трагедии сказывается влияние младогерманцев (эмансипация женщины), а во второй — влияние романтизма и воскрешенных им средневековых «народных книг».Несомненно, что «Молодая Германия» вызвала в Хеббеле интерес к современным социальным вопросам. Когда в 1843 Хеббель познакомился в Париже с радикальной немецкой эмиграцией (А. Руге, Гейне и др.), он там же написал социальную трагедию «Мария Магдалина» (1844), в которой дана картина гибели ремесленного мира с его узким кругозором, старой моралью и предрассудками.Здесь уже нет сверхчеловека и отсутствует личная вина героев: все действуют по законам социальной необходимости. Трагедия в том, что действующие лица не понимают происходящего вокруг них. «Мария Магдалина» — похоронная песня миру, из которого вышел сам поэт. После путешествия в Италию Хеббель поселился в Вене.Там он написал в романтическом духе две слабых трагедии — «Юлия» и «Трагедия в Сицилии». Революцию 1848 Хеббель встретил со смешанным чувством: он боялся «безумиякоммунизма», который якобы разрушает культуру.Пока борьба шла за конституцию, он принимал деятельное участие в движении, агитировал за свободу союзов, печати и т. п. и выставил свою кандидатуру во франкфуртский и австрийский парламенты, куда однако не был избран.Но когда революционная борьба приняла более резкие формы, он в своих корреспонденциях в аугсбургскую «Всеобщую газету» выступил против левой демократии, хотя отрицательно отзывался и о реакции. Своим идеалом он считал конституционную монархию и примирение революции с реакцией. В 1850-х и 1860-х гг. Хеббель проповедывал объединение Германии.Выражая таким образом идеи наиболее умеренной буржуазии, Хеббель в пореволюционный период своего творчества создал высшие образцы буржуазной психологической драмы, связывая всегда столкновение двух мировоззрений в мировой истории с борьбой мужской и женской психики: в трагедии «Ирод и Марианна» (1850) азиатско-деспотический мир (в лице Ирода) погибает при столкновении с западно-римской культурой и только что нарождающимся христианством (в лице Марианны); языческий эгоизм побеждается христианскимальтруизмом, новым пониманием индивидуума.В другой трагедии — «Гиг и его кольцо» (1856) — герой (Кандавл) согрешил, совершив «бесчестный» в смысле тогдашней морали поступок, и должен поэтому погибнуть. Эта трагедия является апологией «идеи обычая и нравственности»; Кандавл, умирая, сознает себя виновным: лишь тот смеет нарушить «сон мира» и вводить реформы, кто в состоянии дать что-нибудь более возвышенное, чем то, что уже существует (направлено против революционных требований 1848).Ещё более характерна для мировоззрения Хеббель этого времени трагедия «Агнеса Бернауэр» (1855), где на фоне борьбы средневекового бюргерства с патрициями показываются взаимоотношения индивида и общества: как бы велик и гениален ни был индивид (герцог), он должен подчиняться законам и традициям общества, так как общество, государствовыражает идею и волю всего человечества, — в индивиде же развиваются лишь некоторые элементы общечеловеческой идеи.Агнеса же — эта современная амазонка из бюргерства, в которую герцог влюбился, — также должна погибнуть, ибо уже одно её существование грозит гибелью государству и многим тысячам его граждан. В лице герцога и Агнесы Хеббель хотел показать вредность «безумного стремления к эмансипации личности» как с точки зрения революционной, так и консервативной партий.И наконец в грандиозной трилогии «Нибелунги» (1862), в которой гениальность Хеббеля выражена ярче всего, — опять сталкиваются два враждебных мира: язычество и христианство. Характернейшее художественное свойство драм Хеббеля — это перенесение диалектики мирового процесса на характеры героев: каждое действующее лицо, каждая речь и каждая сцена развиваются в тезисах и антитезисах, чтобы иллюстрировать противоречие между субъектом и объектом, индивидуумом и обществом. Драмы насыщены напряженными моментами и внутренними противоречиями, сцены с их логической необходимостью действуют угнетающе.Хеббель писал также стихи («Gedichte», 1842, «Neue Gedichte», 1848) и комедии («Diamant», 1847, «Rubin», 1851), но они не имеют большого значения в его творчестве.Гораздо важнее для понимания Хеббеля его поэма «Мать и ребенок» (1859), где он старается смягчить классовый антагонизм между бедными и богатыми и восхваляет нравственность и буржуазный брак как непоколебимые устои государства.

Хеббель оставил кроме того ряд драматических фрагментов: так он взялся за обработку сюжета «Димитрия», которым он хотел открыть новый период своего творчества, посвященный изображению крупных исторических конфликтов более близкой эпохи; начал драму «Первый смертный приговор» (1848), в которой хотел показать выгоды и неизбежность конституционного управления; задумал драму «Zu irgend einer Zeit» — «драму будущего», где должен был изобразить общественный строй, основанный на подчинении идеи индивидуализма идее общечеловечности. Большое значение для понимания его творчества имеют также его дневники, изданные в 1885 и охватывающие всю жизнь Хеббель с 20-летнего возраста.

При жизни он был мало популярен.

Лишь когда в конце XIX и начале XX веков мелкобуржуазные и радикальные литературные течения поставили социальный вопрос в заостренной форме, общество вернулась к геббелевским концепциям социальных конфликтов, осложненным «общечеловеческими» и сексуальными проблемами.

Попытка популяризировать его драмы в России была сделана театром Комиссаржевской.В честь «Юдифи» Хеббеля назван астероид (664) Юдифь (англ.)русск., открытый в 1908 году.В честь «Женевьева» Хеббеля назван астероид (680) Геновева (англ.)русск., открытый в 1909 году.

Библиография

Переводы произведений Хеббеля:Избранное.: В 2 т. — М., 1978.Мотив народной песни.Ребенок.Сон.Драма.Стихотворения, перев. А. Плещеева;Из драмы «Магдалина», перев. А. Плещеева.Немецкие поэты в биографиях и образцах, под ред. Н. Гербеля, СПб., 1877;Михаловский Д., Иностранные поэты и оригинальные стихотворения, СПб., 1896;Плещеев А., Стихотворения, под ред.

П. Быкова, 4-е изд. А. Маркса, СПб., 1905;Собрание сочинений В. Жуковского (различные изд.);Юдифь, Трагедия, перев. В. Гофмана, изд. «Антик», М., 1908;Десять дней, Трагедия, перев. В. Гофмана, изд. 2-е, «Антик», М., 1910;F. H., Historisch-kritische Ausgabe der Werke, 12 Bde; Briefe, 8 Bde; Tagebücher, 4 Bde., изд. R. M. Werner, 1901 (3-е изд.

Julius Wahle, 1920).Гоннегер И., Очерк литературы и культуры XIX ст., СПб., 1867;В. М. Р., Из истории немецкой литературы XIX века, «Русская мысль», 1890, кн. VIII;Аникст А. А. Фридрих Геббель // Теория драмы на западе во второй половине XIX века. — М., 1988;Дежуров А. С. Пантрагедия Ф.

Геббеля «Юдифь» // Зарубежная литература XIX век Практикум для студентов, аспирантов, преподавателей-филологов и учащихся старших классов школ гуманитарного профиля. — М., «Флинта-Наука», 2002. — С. 104—122;Карельский А. В. «Лишь в человеческом сердце рождается рок». (Драматургия Ф.Геббеля) // Карельский А. В. От героя к человеку. — М., 1990;Карельский А. В.

Фридрих Геббель // Геббель Ф. Избранное.: В 2 т. — Т. 1. — М., 1978;Корш В., Всеобщая история литературы, т. IV, СПб., 1892;Меринг Ф. Геббель // Меринг Ф. Избранные труды по эстетике.: В 2 т. — Т. 2. — М., 1985;Меринг Фр., Сборник «Мировая литература и пролетариат», русск. перев., М., 1925;Шерер В., История немецкой литературы, ч. II, СПб., 1893;Kutscher A.

, Hebbel als Kritiker des Dramas, 1907;Schmidt, Hebbel’s Dramatechnik, 1907;Wallberg E., Der Stil von Hebbel’s Jugenddramen, 1909;Wagner A. M., Das Drama Fr. Hebbels. Eine Stilbetrachtung des Dichters und seiner Kunst, 1911;Fassbinder F., Hebbel, 1913;Walzel O., Hebbel und seine Dramen, 1913 (2-е изд., 1919);Tannenbaum E.

, Hebbel und das Theater, 1914;Federn Etta, Fr. Hebbel, 1920;Weiss T., Hebbel’s Verhältnis zur Welt des Gegenständlichen und zur bildenden Kunst, 1920;Bartels A., Hebbel’s Herkunft und andere Hebbelfragen, gründlicherörtert, 1921;Bab J., Das Werk Fr. Hebbel’s, 1923;Strecker K., Fr. Hebbel. Sein Wille, Weg und Werk, 1925;Wagner G.

, Komplex, Motiv und Wort in Hebbel’s Lyrik, 1927.

Wuetschke H., Hebbel-Bibliographie (Veröffentlichungen der Bibliographischen Gesellschaft, 6 Bde), 1910.

Источник: http://allpoetryin.ru/germaniya/hebbel-kristian-fridrih/biografiya

История немецкой литературы. Фридрих Геббель (Friedrich Christian Hebbel, 1813—1863)

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Фридрих Геббель

(Friedrich Christian Hebbel, 1813—1863)

Фридрих Геббель —выдающийся драматург немецкой литературы XIX в. Он является также поэтом, новеллистом и автором работ по теории драмы. Геббель — выходец из демократической среды: его отец — каменщик, а мать — прачка. После смерти отца ему пришлось испытать суровые материальные невзгоды и лишения и рано начать работать. С большим трудом ему удалось получить образование.

Литературная деятельность Геббеля начинается в 30-х гг., но лишь в 40-х гг. он выходит на дорогу зрелого литературного творчества. В ранний период Геббель увлекается романтиками Клейстом, Гофманом. Большое значение для начинающего писателя имело знакомство с драматургией Шекспира, Лессинга, Шиллера, Гете.

Первым зрелым произведением Геббеля была трагедия «Юдифь» (Judith, 1840) на библейский сюжет.

Важно

Геббель проявлял повышенный интерес к теоретическим основам драматического творчества. Свое понимание драмы он изложил в ряде работ — «Слово о драме» (Ein Wort über das Drama, 1842), «Мое слово о драме» (Mem Wort über das Drama, 1843), «Предисловие к «Марии Магдалине» и др.

Геббель считал драму высшей формой искусства. Исходные позиции для построения теории драмы он находил в идеалистической философии Шеллинга.

Особое место в творчестве Геббеля занимает трагедия «Мария Магдалина» (Maria Magdalene, 1844). Это его наиболее реалистическое произведение, написанное в традициях бюргерской драмы Лессинга и Шиллера. В то время как сюжеты большинства произведений драматург брал из мифологии и истории, в основу «Марии Магдалины» положена современная немецкая действительность.

Тема трагедии — крушение патриархального бюргерского уклада и связанных с ним отживших косных нравственных норм. Носителем патриархальных представлений о чести и долге выступает мастер-столяр Антон.

Он считает эти нормы нерушимыми и с деспотической суровостью требует их выполнения своими детьми — дочерью Кларой и сыном Карлом. Он не замечает того, что в новых условиях эти нормы стали анахронизмом и явились причиной несчастья близких ему людей.

Антон жертвует приданым Клары, чтобы спасти от разорения своего старого благодетеля, хотя предотвратить его банкротство все равно не удается. Зато жених Клары Леонгард, узнав, что у нее больше нет приданого, бросает ее.

Опозоренная, с точки зрения мещанской морали, и слишком забитая, Клара не в состоянии постоять за себя и кончает жизнь самоубийством. Сына Антона Карла арестовывают по ложному обвинению в воровстве. Жертвой этих косных понятий о чести становится и мать, которая не смогла перенести позора, обрушившегося на семью.

Наиболее глубоко и разносторонне в трагедии показан Антон. Он изображается не только ревнителем патриархальной морали. У этого неутомимого труженика была нелегкая жизнь.

Совет

Он тяжело переживает несчастья, которые одно за другим приходят в его семью. Состояние гнева против властей, арестовавших его сына, сменяется чувством полнейшей растерянности и непонимания смысла происходящего.

Читайте также:  Краткая биография маканин

«Я больше не понимаю мира», — признается он.

Автор с большой силой передает ощущение исторической обреченности мелкого бюргера.

После поражения мартовской революции 1849 г. в Германии, к которой писатель проявил весьма умеренный интерес, характер его творчества заметно меняется. В его произведениях усиливаются отвлеченные, абстрактные мотивы.

Он отходит от пути, намеченного в «Марии Магдалине». На первый план выдвигаются психологические и философские проблемы, трактовка которых носит обобщенный, условно-метафизический, вневременной характер, лишена исторической конкретности.

Это снижает реализм его произведений.

К числу известных произведений Геббеля конца 40-х гг. относится трагедия «Ирод и Мариамна» (Herodes und Mariamne, 1848), материал для которой он заимствовал у древнееврейского историка Иосифа Флавия.

В основу трагедии положен психологический конфликт — любовь, оскорбленная недоверием. Это оскорбление нанес Мариамне царь Иудеи Ирод. Полюбив сурового и жестокого Ирода, Мариамна целиком во власти этого чувства. Но Ирод глубоко оскорбил ее, отдав приказ убить Мариамну в случае ее измены или своей гибели, так как не был уверен в том, что после его смерти Мариамна останется верной ему.

Оскорбленная в своих лучших чувствах, Мариамна прибегает к своеобразной мести. Она намеренно возбуждает ревность Ирода и не отрицает предъявленных ей обвинений, хотя ни в чем не виновата. Стоит ей оправдаться, и гнев Ирода улегся бы. Но она не делает этого. Лишь после казни Мариамны Ирод узнает о ее невиновности.

Своеобразный вариант темы оскорбленной любви, униженного человеческого достоинства дан в трагедии «Гигес и его кольцо» (Gyges und sein Ring, 1854, напечатана в 1856), сюжет которой заимствован у античного историка Геродота и частично из мифологии.

Лидийский царь Кандавл тоже оскорбил свою жену Родопу, тайно показав ее обнаженной своему другу Гигесу. Тем самым он нарушил старинный обычай, который Родопа считала нерушимым. Чувствуя себя глубоко оскорбленной, она мстит Кандавлу, приказав Гигесу убить его.

Обратите внимание

Конфликт Кандавла и Родопы осложняется тем, что они выступают носителями различных этических представлений. Родопа придерживается традиционных взглядов и обычаев, Кандавл же выступает сторонником новшеств.

В критике справедливо отмечалось, что этический конфликт такого рода больше свойствен новому времени, чем античности. Точно так же поступкам античных героев нередко дается психологическая мотивировка, характерная для людей нового времени. Так, современные морально-психологические конфликты находили косвенное отражение на античном материале.

Исследователи единодушны в оценке высоких художественных достоинств трагедий Геббеля, в искусстве психологических характеристик, в мастерстве композиции.

Среди поздних драм Геббеля выделяется историческая трагедия «Агнеса Бернауэр» (Agnes Bernauer, 1852, напечатана в 1855). Это произведение явилось своеобразным откликом на события революции 1848—1849 гг., правда, откликом противоречивым и сложным.

В трагедии рассказывается о печальной судьбе девушки из «среднего» сословия Агнесе Бернауэр, которую полюбил сын герцога Альбрехт. Вопреки требованиям отца порвать с Агнесой, Альбрехт женится на ней. Он человек сильного характера, способный защитить свою любовь.

Герцог упорно добивается разрыва этого унизительного с его точки зрения брака, который к тому же противоречит интересам государства. Альбрехт не хочет отказаться от Агнесы, хотя отец угрожает лишить Альбрехта прав наследника герцогской короны и приводит свою угрозу в исполнение.

Несмотря на угрозы и уговоры, не хочет отречься от Альбрехта и Агнеса. В конце концов Агнесе выносят смертный приговор.

Герцог надеется, что у сына все-таки заговорит чувство долга и он поступит, как государственный муж. Так и случилось, и Альбрехт становится герцогом. Ради интересов государства он жертвует Агнесой.

Важно

Трагедия вызвала противоречивую оценку современников. Одни видели в ней проявление консервативной тенденции, заключающейся в необходимости подчинения личных чувств государственным интересам, установленному миропорядку.

Но в трагедии есть и другая, демократическая тенденция.

Носителями самых высоких человеческих качеств, подлинной гуманности, верности и сердечности выступают простые люди, и прежде всего Агнеса, которая предпочла умереть, чем изменить высокому чувству любви.

Для нее не имеет значения то, что Альбрехт занимает высокое положение. Он дорог ей как человек. В судьбе героини автору удалось отразить важный социальный конфликт эпохи.

Последним законченным произведением Геббеля явилась драматическая трилогия «Нибелунги» (Nibelungen, 1860—1862), написанная на материале героических сказаний о Нибелунгах.

Большой интерес представляет трагедия из русской истории «Димитрий» (Demetrius), к сожалению оставшаяся незаконченной и опубликованная после смерти автора. В разработке истории Лжедмитрия Геббель шел отчасти по стопам Шиллера, тоже не успевшего закончить своей трагедии о самозванце. Трагедия задумана как широкое историческое полотно, создававшееся в реалистическом плане. Особенно удались автору массовые сцены, в которых ярко рисуется гнев и возмущение народа. Сцены написаны в шекспировской манере, и это позволяет сделать предположение, что Геббель стоял на пороге нового творческого подъема, на пути усиления и углубления реализма.

Предыдущая страница Оглавление Следующая страница

Источник: http://19v-euro-lit.niv.ru/19v-euro-lit/istoriya-nemeckoj-literatury/fridrih-gebbel.htm

Фридрих Геббель (Friedrich Christian Hebbel, 1813—1863)

Фридрих
Геббель —выдающийся драматург немецкой
литературы XIX в. Он является также поэтом,
новеллистом и автором работ по теории
драмы. Геббель — выходец из демократической
среды: его отец — каменщик, а мать —
прачка. После смерти отца ему пришлось
испытать суровые материальные невзгоды
и лишения и рано начать работать. С
большим трудом ему удалось получить
образование.

Литературная
деятельность Геббеля начинается в 30-х
гг., но лишь в 40-х гг. он выходит на дорогу
зрелого литературного творчества. В
ранний период Геббель увлекается
романтиками Клейстом, Гофманом. Большое
значение для начинающего писателя имело
знакомство с драматургией Шекспира,
Лессинга, Шиллера, Гете.

Первым
зрелым произведением Геббеля была
трагедия «Юдифь» (Judith, 1840) на библейский
сюжет.

Геббель
проявлял повышенный интерес к теоретическим
основам драматического творчества.
Свое понимание драмы он изложил в ряде
работ — «Слово о драме» (Ein Wort über das
Drama, 1842), «Мое слово о драме» (Mem Wort über das
Drama, 1843), «Предисловие к «Марии Магдалине»
и др.

Геббель
считал драму высшей формой искусства.
Исходные позиции для построения теории
драмы он находил в идеалистической
философии Шеллинга.

Особое
место в творчестве Геббеля занимает
трагедия «Мария Магдалина» (Maria Magdalene,
1844). Это его наиболее реалистическое
произведение, написанное в традициях
бюргерской драмы Лессинга и Шиллера. В
то время как сюжеты большинства
произведений драматург брал из мифологии
и истории, в основу «Марии Магдалины»
положена современная немецкая
действительность.

Тема
трагедии — крушение патриархального
бюргерского уклада и связанных с ним
отживших косных нравственных норм.
Носителем патриархальных представлений
о чести и долге выступает мастер-столяр
Антон.

Совет

Он считает эти нормы нерушимыми
и с деспотической суровостью требует
их выполнения своими детьми — дочерью
Кларой и сыном Карлом. Он не замечает
того, что в новых условиях эти нормы
стали анахронизмом и явились причиной
несчастья близких ему людей.

Антон
жертвует приданым Клары, чтобы спасти
от разорения своего старого благодетеля,
хотя предотвратить его банкротство все
равно не удается. Зато жених Клары
Леонгард, узнав, что у нее больше нет
приданого, бросает ее.

Опозоренная, с
точки зрения мещанской морали, и слишком
забитая, Клара не в состоянии постоять
за себя и кончает жизнь самоубийством.
Сына Антона Карла арестовывают по
ложному обвинению в воровстве. Жертвой
этих косных понятий о чести становится
и мать, которая не смогла перенести
позора, обрушившегося на семью.

Наиболее
глубоко и разносторонне в трагедии
показан Антон. Он изображается не только
ревнителем патриархальной морали. У
этого неутомимого труженика была
нелегкая жизнь.

Он тяжело переживает
несчастья, которые одно за другим
приходят в его семью. Состояние гнева
против властей, арестовавших его сына,
сменяется чувством полнейшей растерянности
и непонимания смысла происходящего.

«Я
больше не понимаю мира», — признается
он.

Автор
с большой силой передает ощущение
исторической обреченности мелкого
бюргера.

После
поражения мартовской революции 1849 г. в
Германии, к которой писатель проявил
весьма умеренный интерес, характер его
творчества заметно меняется. В его
произведениях усиливаются отвлеченные,
абстрактные мотивы.

Он отходит от пути,
намеченного в «Марии Магдалине». На
первый план выдвигаются психологические
и философские проблемы, трактовка
которых носит обобщенный,
условно-метафизический, вневременной
характер, лишена исторической конкретности.

Это снижает реализм его произведений.

Обратите внимание

К
числу известных произведений Геббеля
конца 40-х гг. относится трагедия «Ирод
и Мариамна» (Herodes und Mariamne, 1848), материал
для которой он заимствовал у древнееврейского
историка Иосифа Флавия.

В
основу трагедии положен психологический
конфликт — любовь, оскорбленная
недоверием. Это оскорбление нанес
Мариамне царь Иудеи Ирод. Полюбив
сурового и жестокого Ирода, Мариамна
целиком во власти этого чувства. Но Ирод
глубоко оскорбил ее, отдав приказ убить
Мариамну в случае ее измены или своей
гибели, так как не был уверен в том, что
после его смерти Мариамна останется
верной ему.

Оскорбленная
в своих лучших чувствах, Мариамна
прибегает к своеобразной мести. Она
намеренно возбуждает ревность Ирода и
не отрицает предъявленных ей обвинений,
хотя ни в чем не виновата. Стоит ей
оправдаться, и гнев Ирода улегся бы. Но
она не делает этого. Лишь после казни
Мариамны Ирод узнает о ее невиновности.

Своеобразный
вариант темы оскорбленной любви,
униженного человеческого достоинства
дан в трагедии «Гигес и его кольцо»
(Gyges und sein Ring, 1854, напечатана в 1856), сюжет
которой заимствован у античного историка
Геродота и частично из мифологии.

Лидийский
царь Кандавл тоже оскорбил свою жену
Родопу, тайно показав ее обнаженной
своему другу Гигесу. Тем самым он нарушил
старинный обычай, который Родопа считала
нерушимым. Чувствуя себя глубоко
оскорбленной, она мстит Кандавлу,
приказав Гигесу убить его.

Конфликт
Кандавла и Родопы осложняется тем, что
они выступают носителями различных
этических представлений. Родопа
придерживается традиционных взглядов
и обычаев, Кандавл же выступает сторонником
новшеств.

В
критике справедливо отмечалось, что
этический конфликт такого рода больше
свойствен новому времени, чем античности.
Точно так же поступкам античных героев
нередко дается психологическая
мотивировка, характерная для людей
нового времени. Так, современные
морально-психологические конфликты
находили косвенное отражение на античном
материале.

Исследователи
единодушны в оценке высоких художественных
достоинств трагедий Геббеля, в искусстве
психологических характеристик, в
мастерстве композиции.

Важно

Среди
поздних драм Геббеля выделяется
историческая трагедия «Агнеса Бернауэр»
(Agnes Bernauer, 1852, напечатана в 1855). Это
произведение явилось своеобразным
откликом на события революции 1848—1849
гг., правда, откликом противоречивым и
сложным.

В
трагедии рассказывается о печальной
судьбе девушки из «среднего» сословия
Агнесе Бернауэр, которую полюбил сын
герцога Альбрехт. Вопреки требованиям
отца порвать с Агнесой, Альбрехт женится
на ней. Он человек сильного характера,
способный защитить свою любовь.

Герцог
упорно добивается разрыва этого
унизительного с его точки зрения брака,
который к тому же противоречит интересам
государства. Альбрехт не хочет отказаться
от Агнесы, хотя отец угрожает лишить
Альбрехта прав наследника герцогской
короны и приводит свою угрозу в исполнение.

Несмотря на угрозы и уговоры, не хочет
отречься от Альбрехта и Агнеса. В конце
концов Агнесе выносят смертный приговор.

Герцог
надеется, что у сына все-таки заговорит
чувство долга и он поступит, как
государственный муж. Так и случилось,
и Альбрехт становится герцогом. Ради
интересов государства он жертвует
Агнесой.

Трагедия
вызвала противоречивую оценку
современников. Одни видели в ней
проявление консервативной тенденции,
заключающейся в необходимости подчинения
личных чувств государственным интересам,
установленному миропорядку.

Но
в трагедии есть и другая, демократическая
тенденция.

Носителями самых высоких
человеческих качеств, подлинной
гуманности, верности и сердечности
выступают простые люди, и прежде всего
Агнеса, которая предпочла умереть, чем
изменить высокому чувству любви.

Для
нее не имеет значения то, что Альбрехт
занимает высокое положение. Он дорог
ей как человек. В судьбе героини автору
удалось отразить важный социальный
конфликт эпохи.

Совет

Последним
законченным произведением Геббеля
явилась драматическая трилогия
«Нибелунги» (Nibelungen, 1860—1862), написанная
на материале героических сказаний о
Нибелунгах.

Большой
интерес представляет трагедия из русской
истории «Димитрий» (Demetrius), к сожалению
оставшаяся незаконченной и опубликованная
после смерти автора. В разработке истории
Лжедмитрия Геббель шел отчасти по стопам
Шиллера, тоже не успевшего закончить
своей трагедии о самозванце.

Трагедия
задумана как широкое историческое
полотно, создававшееся в реалистическом
плане. Особенно удались автору массовые
сцены, в которых ярко рисуется гнев и
возмущение народа.

Сцены написаны в
шекспировской манере, и это позволяет
сделать предположение, что Геббель
стоял на пороге нового творческого
подъема, на пути усиления и углубления
реализма.

Источник: https://StudFiles.net/preview/4535223/page:50/

Кристиан Фридрих Хеббель

Крупнейший драматург в период между Шиллером и Хофмансталем. Один из лучших стилистов в немецкой литературе.

Сын голштинского каменщика; воспитывался в строгом протестантском духе и вырос, терпя материальные лишения, в народной среде, полной древних сказаний и суеверий; эта среда определила склонность Хеббеля к мистицизму, к которому он тяготел в течение всей своей жизни.

Читайте также:  Сочинения об авторе песков

Психология Хеббеля сложилась в период разрушения ремесленного производства промышленностью. Ещё студентом в Гейдельберге он охарактеризовал свое время как эпоху, когда «готовится решение на целое тысячелетие»; он рано понял, что в его век столкнулись два мира: феодализм и капитализм.

В первое время он находился под влиянием романтиков — Уланда, Клейста, и, особенно, И. Гёрреса. Уже тогда выявилось и внутреннее противоречие в мировоззрении Хеббеля, противоречие между его склонностью к мистицизму и рационалистическими устремлениями эпохи.

От романтиков Хеббель повернул к «Молодой Германии» и одно время даже сотрудничал в «Телеграфе» К. Гуцкова. Но половинчатость, вечное колебание младогерманцев отталкивали его.

Основной задачей своей жизни он считал «символизацию внутренних переживаний, поскольку они выразились в значительных моментах». Для этой «символизации» Хеббель старался приспособить трагедию классицизма и романтизма (в переработанной Грильпарцером форме), превращая её в арену борьбы проблем современности.

Основной проблемой создатель буржуазной психологической драмы, каковым является Хеббель, считал взаимоотношение индивидуума с обществом.

Обратите внимание

Познакомившись с философией Гегеля и его диалектикой, Хеббель переносит все социальные конфликты своего времени из мира реального в мир идей и признает борьбу идей высшим принципом драматического искусства вообще; развертывание общественных коллизий и вечный прогресс Хеббель мыслил по гегелевской триаде: старое и новое, уходящее и становящееся сталкиваются и в страстных муках рождают новую форму бытия.

При таких исторических столкновениях становится особенно ясной необходимость в сильном индивидууме для выявления вечной идеи. В противоречии со становящимся, погибая в борьбе с «всеобщностью», индивид создает новое бытие.

Идя своим путем, сильный человек совершает преступление, ибо отделяется от целого, к которому принадлежит, но это преступление неизбежно: на нём зиждется прогресс «мирового организма».

В этой неизбежности Хеббель видит сущность трагического. Для разрешения этих конфликтов Хеббель в своих первых двух трагедиях («Юдифь», 1841 и «Женевьева», 1843) нуждался ещё в сверхчеловеке, в святых.

В первой трагедии сказывается влияние младогерманцев (эмансипация женщины), а во второй — влияние романтизма и воскрешенных им средневековых «народных книг».

Несомненно, что «Молодая Германия» вызвала в Хеббеле интерес к современным социальным вопросам. Когда в 1843 Хеббель познакомился в Париже с радикальной немецкой эмиграцией (А. Руге, Гейне и др.), он там же написал социальную трагедию «Мария Магдалина» (1844), в которой дана картина гибели ремесленного мира с его узким кругозором, старой моралью и предрассудками.

Здесь уже нет сверхчеловека и отсутствует личная вина героев: все действуют по законам социальной необходимости. Трагедия в том, что действующие лица не понимают происходящего вокруг них. «Мария Магдалина» — похоронная песня миру, из которого вышел сам поэт. После путешествия в Италию Хеббель поселился в Вене.

Важно

Там он написал в романтическом духе две слабых трагедии — «Юлия» и «Трагедия в Сицилии». Революцию 1848 Хеббель встретил со смешанным чувством: он боялся «безумия коммунизма», который якобы разрушает культуру.

Пока борьба шла за конституцию, он принимал деятельное участие в движении, агитировал за свободу союзов, печати и т. п. и выставил свою кандидатуру во франкфуртский и австрийский парламенты, куда однако не был избран.

Но когда революционная борьба приняла более резкие формы, он в своих корреспонденциях в аугсбургскую «Всеобщую газету» выступил против левой демократии, хотя отрицательно отзывался и о реакции. Своим идеалом он считал конституционную монархию и примирение революции с реакцией. В 1850-х и 1860-х гг. Хеббель проповедывал объединение Германии.

Выражая таким образом идеи наиболее умеренной буржуазии, Хеббель в пореволюционный период своего творчества создал высшие образцы буржуазной психологической драмы, связывая всегда столкновение двух мировоззрений в мировой истории с борьбой мужской и женской психики: в трагедии «Ирод и Марианна» (1850) азиатско-деспотический мир (в лице Ирода) погибает при столкновении с западно-римской культурой и только что нарождающимся христианством (в лице Марианны); языческий эгоизм побеждается христианским альтруизмом, новым пониманием индивидуума.

В другой трагедии — «Гиг и его кольцо» (1856) — герой (Кандавл) согрешил, совершив «бесчестный» в смысле тогдашней морали поступок, и должен поэтому погибнуть.

Эта трагедия является апологией «идеи обычая и нравственности»; Кандавл, умирая, сознает себя виновным: лишь тот смеет нарушить «сон мира» и вводить реформы, кто в состоянии дать что-нибудь более возвышенное, чем то, что уже существует (направлено против революционных требований 1848).

Ещё более характерна для мировоззрения Хеббель этого времени трагедия «Агнеса Бернауэр» (1855), где на фоне борьбы средневекового бюргерства с патрициями показываются взаимоотношения индивида и общества: как бы велик и гениален ни был индивид (герцог), он должен подчиняться законам и традициям общества, так как общество, государство выражает идею и волю всего человечества, — в индивиде же развиваются лишь некоторые элементы общечеловеческой идеи.

Агнеса же — эта современная амазонка из бюргерства, в которую герцог влюбился, — также должна погибнуть, ибо уже одно её существование грозит гибелью государству и многим тысячам его граждан. В лице герцога и Агнесы Хеббель хотел показать вредность «безумного стремления к эмансипации личности» как с точки зрения революционной, так и консервативной партий.

И наконец в грандиозной трилогии «Нибелунги» (1862), в которой гениальность Хеббеля выражена ярче всего, — опять сталкиваются два враждебных мира: язычество и христианство.

Совет

Характернейшее художественное свойство драм Хеббеля — это перенесение диалектики мирового процесса на характеры героев: каждое действующее лицо, каждая речь и каждая сцена развиваются в тезисах и антитезисах, чтобы иллюстрировать противоречие между субъектом и объектом, индивидуумом и обществом.

Драмы насыщены напряженными моментами и внутренними противоречиями, сцены с их логической необходимостью действуют угнетающе.

Хеббель писал также стихи («Gedichte», 1842, «Neue Gedichte», 1848) и комедии («Diamant», 1847, «Rubin», 1851), но они не имеют большого значения в его творчестве.

Гораздо важнее для понимания Хеббеля его поэма «Мать и ребенок» (1859), где он старается смягчить классовый антагонизм между бедными и богатыми и восхваляет нравственность и буржуазный брак как непоколебимые устои государства.

Хеббель оставил кроме того ряд драматических фрагментов: так он взялся за обработку сюжета «Димитрия», которым он хотел открыть новый период своего творчества, посвященный изображению крупных исторических конфликтов более близкой эпохи; начал драму «Первый смертный приговор» (1848), в которой хотел показать выгоды и неизбежность конституционного управления; задумал драму «Zu irgend einer Zeit» — «драму будущего», где должен был изобразить общественный строй, основанный на подчинении идеи индивидуализма идее общечеловечности. Большое значение для понимания его творчества имеют также его дневники, изданные в 1885 и охватывающие всю жизнь Хеббель с 20-летнего возраста.

При жизни он был мало популярен. Лишь когда в конце XIX и начале XX веков мелкобуржуазные и радикальные литературные течения поставили социальный вопрос в заостренной форме, общество вернулась к геббелевским концепциям социальных конфликтов, осложненным «общечеловеческими» и сексуальными проблемами.

Попытка популяризировать его драмы в России была сделана театром Комиссаржевской.

Библиография

  • Переводы произведений Хеббеля:
  • Немецкие поэты в биографиях и образцах, под ред. Н. Гербеля, СПб., 1877;
  • Михаловский Д., Иностранные поэты и оригинальные стихотворения, СПб., 1896;
  • Плещеев А., Стихотворения, под ред. П. Быкова, 4-е изд. А. Маркса, СПб., 1905;
  • Собрание сочинений В. Жуковского (различные изд.);
  • Юдифь, Трагедия, перев. В. Гофмана, изд. «Антик», М., 1908;
  • Десять дней, Трагедия, перев. В. Гофмана, изд. 2-е, «Антик», М., 1910;
  • F. H., Historisch-kritische Ausgabe der Werke, 12 Bde; Briefe, 8 Bde; Tageb?cher, 4 Bde., изд. R. M. Werner, 1901 (3-е изд. Julius Wahle, 1920).
  • Гоннегер И., Очерк литературы и культуры XIX ст., СПб., 1867;
  • В. М. Р., Из истории немецкой литературы XIX века, «Русская мысль», 1890, кн. VIII;
  • Аникст А. А. Фридрих Геббель // Теория драмы на западе во второй половине XIX века. — М., 1988;
  • Дежуров А. С. Пантрагедия Ф.Геббеля «Юдифь» // Зарубежная литература XIX век Практикум для студентов, аспирантов, преподавателей-филологов и учащихся старших классов школ гуманитарного профиля. — М., «Флинта-Наука», 2002. — С. 104—122;
  • Карельский А. В. «Лишь в человеческом сердце рождается рок». (Драматургия Ф.Геббеля) // Карельский А. В. От героя к человеку. — М., 1990;
  • Карельский А. В. Фридрих Геббель // Геббель Ф. Избранное.: В 2 т. — Т. 1. — М., 1978;
  • Корш В., Всеобщая история литературы, т. IV, СПб., 1892;
  • Меринг Ф. Геббель // Меринг Ф. Избранные труды по эстетике.: В 2 т. — Т. 2. — М., 1985;
  • Меринг Фр., Сборник «Мировая литература и пролетариат», русск. перев., М., 1925;
  • Шерер В., История немецкой литературы, ч. II, СПб., 1893;
  • Kutscher A., Hebbel als Kritiker des Dramas, 1907;
  • Schmidt, Hebbel’s Dramatechnik, 1907;
  • Wallberg E., Der Stil von Hebbel’s Jugenddramen, 1909;
  • Wagner A. M., Das Drama Fr. Hebbels. Eine Stilbetrachtung des Dichters und seiner Kunst, 1911;
  • Fassbinder F., Hebbel, 1913;
  • Walzel O., Hebbel und seine Dramen, 1913 (2-е изд., 1919);
  • Tannenbaum E., Hebbel und das Theater, 1914;
  • Federn Etta, Fr. Hebbel, 1920;
  • Weiss T., Hebbel’s Verh?ltnis zur Welt des Gegenst?ndlichen und zur bildenden Kunst, 1920;
  • Bartels A., Hebbel’s Herkunft und andere Hebbelfragen, gr?ndlicher?rtert, 1921;
  • Bab J., Das Werk Fr. Hebbel’s, 1923;
  • Strecker K., Fr. Hebbel. Sein Wille, Weg und Werk, 1925;
  • Wagner G., Komplex, Motiv und Wort in Hebbel’s Lyrik, 1927.
  • Wuetschke H., Hebbel-Bibliographie (Ver?ffentlichungen der Bibliographischen Gesellschaft, 6 Bde), 1910.

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.

Источник: http://people-archive.ru/character/kristian-fridrih-hebbel

Кристиан Фридрих Геббель

Немецкий драматург. Основной задачей своей жизни он считал «символизацию внутренних переживаний, поскольку они выразились в значительных моментах». Для этой «символизации» Хеббель старался приспособить трагедию классицизма и романтизма (в переработанной Грильпарцером форме), превращая её в арену борьбы проблем современности.

Основной проблемой создатель буржуазной психологической драмы, каковым является Хеббель, считал взаимоотношение индивидуума с обществом.

Познакомившись с философией Гегеля и его диалектикой, Хеббель переносит все социальные конфликты своего времени из мира реального в мир идей и признает борьбу идей высшим принципом драматического искусства вообще; развертывание общественных коллизий и вечный прогресс Хеббель мыслил по гегелевской триаде: старое и новое, уходящее и становящееся сталкиваются и в страстных муках рождают новую форму бытия. При таких исторических столкновениях становится особенно ясной необходимость в сильном индивидууме для выявления вечной идеи. В противоречии со становящимся, погибая в борьбе с «всеобщностью», индивид создает новое бытие. Идя своим путем, сильный человек совершает преступление, ибо отделяется от целого, к которому принадлежит, но это преступление неизбежно: на нём зиждется прогресс «мирового организма». В этой неизбежности Хеббель видит сущность трагического. Для разрешения этих конфликтов Хеббель в своих первых двух трагедиях («Юдифь», 1841 и «Женевьева», 1843) нуждался ещё в сверхчеловеке, в святых.

Подробнее об имени Кристиан

Афоризмы

Библия не может быть делом Всевышнего уже потому, что Он слишком лестно отзывается там о себе и слишком плохо о человеке. Но, может быть, это как раз и доказывает, что Он ее Автор?

Благодарность – одна из самых больших добродетелей. Но еще большая добродетель – чувство меры в претензии на благодарность.

Боги дарят, как дети: когда им захочется, они все отбирают вновь.

Болезни, которые сопровождают взросление человечества, называют революцией.

Большое искусство – не давать до конца узнать себя, вечно оставаться тайной.

В благодетеле всегда есть что-то от кредитора.

В жизни ничего наверстать невозможно – эту истину каждый должен усвоить как можно раньше.

В конечном случае самое лучшее в религии то, что она рождает еретиков.

Великие люди – это оглавление книги человечества.

Во всяком случае лучше быть угловатым нечто, чем круглым ничто.

Вот каковы мужчины! Они больше стыдятся своих слез, чем своих грехов! Почему не показать сжатый кулак? Но плачущие глаза – нет!

Все мы живем за счет будущего. Не удивительно, что его ожидает банкротство.

Все правители требуют слепой веры – даже небесный.

Голова, которая не может наполниться собственными мыслями, которая имеет много свободного места для причуд и выпадов других, не стоит того, чтобы ее чем-нибудь наполняли.

Обратите внимание

Для школьного учителя тот учебник истории, которым он сам пользуется, и есть Священное писание.

Друзья не могут быть беспристрастными и часто даже бывают несправедливы, стараясь сохранить беспристрастность.

Если бы язык был продуктом не поэтического, а логического духа, существовал бы один единственный язык.

Есть люди, способные примириться даже с концом света, если только они его заранее предсказали.

Жизнь – это бесконечное совершенствование. Считать себя совершенным – значит убить себя.

Жизнь – это не что-то, а только возможность чего-то.

И в глубочайшем страдании есть еще блаженство – сознание того, что ты способен страдать.

Иные радовались бы даже концу света, если бы им удалось его предсказать.

Искусство это совесть человечества.

Истории безразлично, как происходят события. Она встает на сторону тех, кто творит великие дела и достигает великих целей.

Читайте также:  Краткая биография мильтон

Каждый пишущий пишет свою автобиографию, и лучше всего это ему удается, когда он об этом не знает.

Каждый человек несет на лице волшебство, кому-то оно да понравится.

Как только любовь отдает все, она кончает банкротством.

Когда человек краснеет, начинается его более благородное «я».

Кто верит в свою удачу, удачлив.

Кто лечится по медицинскому справочнику, рискует умереть от опечатки.

Кто начинает с того, что всем верит, кончает тем, что каждого считает плутом.

Кто хочет иметь больше, чем одного друга, не заслуживает и одного.

Культура началась с фигового листка и кончается, когда фиговый листок отброшен.

Легче повторить чудо, чем объяснить его.

Важно

Молодость упрекают за самомнение: дескать, она полагает, будто мир начался с нее. Но старость еще чаще думает, что мир кончается вместе с нею.

Мы все живем за счет будущего. Не удивительно, что его ожидает банкротство.

Мы должны действовать не для того, чтобы противостоять судьбе, – это не в наших силах, – а для того, чтобы идти ей навстречу.

Наверняка лучше быть угловатым Нечто, чем круглым Ничем.

Настоящее горе стыдливо.

Невелика радость подниматься все выше, если по-прежнему остаешься на лестнице.

Невинность – это пробуждающаяся чувственность, которая еще не понимает себя.

Не все золото, что блестит. Но верно и другое: не все, что золото, блестит.

Некоторые люди только потому верят в Бога и в бессмертие, что не осмеливаются возражать против столь великих идей.

Нет чистой правды, но также нет и чистого заблуждения.

Ни один человек не может противопоставить себя всему миру, не превратив свое маленькое право в большое беззаконие.

Основания!.. И злодей, вонзающий тебе ночью в грудь кинжал, имеет свои основания! И ему, конечно, приятно было бы, чтобы ты их выслушал и, вполне извиняя его, даже простился с ним, обменявшись рукопожатиями.

Повторное чтение уже прочитанных книг – самый надежный пробный камень образованности.

Публика аплодирует фейерверку, но не восходу солнца.

Радость делает человека общительным, горе – заставляет его уйти в себя.

Своенравие есть наиболее дешевый заменитель характера.

Скупец изнуряет себя недоеданием, а мот – ненасытностью.

Смерть страшнее, чем думают. Она омрачает свет, она один за другим задувает все светильники, так пестро и весело сверкающие вокруг нас; везде становится темно, но в сердце загорается свет, там делается светло, и многое, очень многое становится видно, очень многое, чего раньше нельзя было видеть.

Совесть – это рана, которая никогда не заживает, и от которой никто не умирает.

Согласно учению о переселении душ, возможно, что Платон опять сидит за партой и терпит побои за то, что не понимает Платона.

Совет

Строжайшая экономность у Шекспира, несмотря на непревзойденное богатство. Это всегда признак высшей гениальности.

Стыдливость указывает на внутренний предел человеческого греха: когда человек краснеет, начинается его более благородное «я».

Таково уж проклятие бедноты, что сознание собственного достоинства считают совершенно ей не подходящим, смотрят на него как на надменность, как на дерзость или, по меньшей мере, как на нечто смешное.

Тот, кто лечится по медицинскому справочнику, рискует умереть от опечатки.

Трудно поверить, сколько ума используется для доказательства глупостей.

Утопист видит рай, реалист – рай плюс Змея.

Человек, каким я стал, приветствует с грустью человека, каким я бы мог быть.

Человек, который ведет дневник, многое делает лишь для того, чтобы было что записать.

Человек никак не может поклониться одной истине, не наступив на ногу другой.

Человек обладает свободой воли – то есть может добровольно согласиться с необходимостью!

Человеку подвластно все, кроме его сердца.

Чем хуже владеешь языком, тем меньше можешь на нем соврать.

Шутка – пробный камень серьезности; что не выдерживает шуток, то непрочно стоит на ногах. Это относится и к жизни и к искусству.

ВНИМАНИЕ: комментарии со ссылками, изображениями и видеороликами размещаются после проверки!

Источник: http://fortuname.ru/aphorism/sex1/name_kristian-fridrih-gebbel

“Агнеса Бернауэр” Хеббеля в кратком содержании

Действие происходит между 1420 и 1430 г. Население вольного города Аугсбурга с нетерпением ожидает рыцарский турнир, в котором участвует сам герцог Альбрехт Баварский, сын правителя Мюнхена Эрнста Баварского. Все стремятся попасть на это зрелище, заранее занимают места.

Агнеса, дочь известного в городе цирюльника и лекаря Каспара Бернауэра, собирается на турнир без всякого желания. У нее уже побывала одна из подружек, которую прислал ее духовник извиниться за глупые пересуды об Агнесе.

Но подружка не хочет извиняться, “лучше уж коленками на горох”, ведь внимание всех рыцарей будет принадлежать только дочери цирюльника. При этом все знают, что Агнеса всегда держит глаза опущенными, как “монашка” или “святая” – да “не совсем”. Понятно, что каждому парню хочется такую девушку “у господа из-под носа увести”.

Обратите внимание

Агнеса не настроена портить праздник подругам, но отец настаивает: не “четки же перебирать”, сидя дома. Каспар остается, готовясь принять всех покалеченных после турнира, их все равно несут к нему.

Агнеса отправляется на турнир в сопровождении своих крестных. Там ее видит герцог Альбрехт и влюбляется с первого взгляда. Приглашенный бургомистром на вечернее празднество, он осушил кубок в честь города, где “сияет такая звезда, такая красота”.

Он уже забыл, что приказал своим трем верным рыцарям отправиться в погоню за похитителем его невесты, графини Вюртембергской, чтобы потребовать большую откупную у отца невесты.

Рыцари догадываются, что их повелитель отказывается от своего плана из-за той, которая, по слухам, своей красотой свела с ума полгорода, ее называют “аугсбургским ангелом”.

На празднестве собирается много знати и городских ремесленников. Альбрехт заставляет своих рыцарей отыскать девушку, чей “лик обрамляют золотые локоны”.

Агнеса появляется в сопровождении отца и в ответ на изысканное и пышное обращение к ней герцога находчиво замечает отцу, что герцог приготовил речь для своей невесты, а здесь он разучивает ее, обращаясь к дочери цирюльника.

Герцог успевает перемолвиться несколькими словами с девушкой в отсутствие ее отца. Он поймал ее взгляд на турнире, и она не может отрицать, что беспокоилась за него.

Спустя несколько минут Альбрехт уже объясняется в любви Агнесе и просит ее руки у Каспара.

Важно

Тот напоминает герцогу, что пятьдесят лет назад за одно лишь появление на турнире девушка была бы высечена плетьми как дочь человека из низшего сословия. Положение изменилось, но сословная пропасть существует.

Герцог уверяет, что еще через пятьдесят лет каждого такого ангела, как Агнеса, “будут удостаивать трона на земле”, и сам он первым подает пример. Каспар уводит обессилевшую дочь.

Утром рыцари обсуждают ситуацию, которая для разделенной на три части Баварии может вылиться в серьезную политическую проблему. Альбрехт – единственный наследник герцога Эрнста.

Дети от брака между Альбрехтом и Агнесой по своему происхождению не смогут претендовать на трон. Неизбежными станут распри и новый дележ страны.

Рыцари напоминают Альбрехту об отце, для которого государственные династические интересы превыше всего, он может лишить сына трона. Но герцога уже нельзя остановить.

Поняв, что дочь любит герцога, Каспар не возражает против брака, он рассчитывает на благоразумие Агнесы и благородство Альбрехта.

Агнеса же хочет убедиться, что Альбрехт будет счастлив с нею, даже если герцог Эрнст проклянет его. Но Альбрехт уже счастлив, он “заглянул” в глаза и сердце Агнесы.

Клянутся в вечной верности и трое рыцарей Альбрехта. Однако их, как и Агнесу, не покидают дурные предчувствия.

Совет

Находят священника, готового обвенчать пару. Венчание происходит в тот же вечер в маленькой часовне, тайком. На следующее утро герцог увозит Агнесу в свой замок в Фобурге, подаренный ему покойной матерью.

А в Мюнхенском замке герцог Эрнст с горечью вспоминает былое величие своей страны, утерянное безумствами некоторых баварских князей. Эрнст узнал о бегстве невесты сына и уже рассчитал, какой из заложенных городов сможет выкупить за деньги, которые уплатит в качестве выкупа отец невесты.

До него дошли слухи о событиях в Аугсбурге, поэтому он, не принимая этого всерьез, тут же посватал сына к “самой прекрасной невесте в Германии”, Анне Брауншвейгской. Согласие уже поступило, и герцог очень доволен этим выгодным для Баварии союзом, который положит конец кровавым распрям.

Когда же канцлер Прейзинг докладывает ему о “тайной помолвке” сына, тот снисходительно замечает, что “с охотой или нет, сразу или не сразу”, но сын согласится с отцом.

Эрнст посылает Прейзинга к Альбрехту сообщить о своем решении и пригласить его на турнир в Регенсбурге, где будет во всеуслышание объявлено о помолвке с Анной.

Счастливые влюбленные случайно находят в своем замке драгоценности матери Альбрехта. Сын против желания Агнесы надевает на нее золотую диадему – она выглядит в ней как настоящая королева! Но Агнеса испытывает неловкость и стыд, ведь она появилась здесь незваной и чувствует себя в глазах старых слуг “пятном” на их господине.

Прейзинг говорит Альбрехту о значении брачного союза с принцессой Анной. Герцог и сам это знает, как и то, что планы его отца нельзя разрушить, чтобы тут же “не переполошить полмира”.

Он считает себя вправе, как всякий смертный, самому выбирать подругу. Прейзинг замечает, что тот, кто правит миллионами людей, “однажды” должен принести им жертву.

Но для Альбрехта “однажды” это “ежечасно”, он не хочет отказываться от счастья.

Обратите внимание

Альбрехт отправляется на турнир, заверяя Агнесу, что только смерть может разлучить их. Перед турниром отец еще раз спрашивает сына, велеть ли огласить помолвку с Анной. Альбрехт отказывается, замечая отцу, что напрасно стоял перед ним на коленях.

Он во всеуслышание объявляет, что связал себя узами брака с “непорочной и доброй дочерью горожанина из Аугсбурга”.

В ответ герцог Эрнст громогласно сообщает, что лишает сына короны и герцогской мантии, которые тот оставил “у алтаря”, а престолонаследником объявляет малолетнего Адольфа.

Проходят три с половиной года. Умирают родители Адольфа. И вот звучит похоронный колокол по самому принцу. Слуга сообщает Прейзингу, что в городе винят во всем “ведьму из Аугсбурга”. Канцлер понимает, что наступили тяжелые времена. Ему попадает в руки документ, заготовленный сразу же после турнира в Регенсбурге тремя судьями.

В нем говорится, что Агнеса, виновная в заключении “противусословного” брака, во избежание тягчайших бед “казни достойна”. Отсутствует подпись Эрнста. Герцог обсуждает с канцлером этот документ. Оба понимают, что если порядок наследования нарушается, то рано или поздно грядет междоусобная война.

Погибнут тысячи людей, народ проклянет герцога и саму память о нем. Канцлер ищет варианты выхода. Но герцог просчитал все, не исключив и попытки самоубийства со стороны сына, и возможной попытки поднять меч на отца. Оба чувствуют – ужасно, что должна погибнуть “прекрасная и добродетельная женщина”.

Но выхода нет, “господь хочет так, а не иначе”. Герцог подписывает документ…

Альбрехт отъезжает на очередной турнир. Узнав о кончине наследника, он рассчитывает, что его отцу теперь представился “почетный путь к отступлению”, и весело прощается с женой. Ее же терзают смутные предчувствия.

В отсутствие Альбрехта численно превосходящим воинам Эрнста удалось одержать победу над стражей замка. Агнесу, окруженную расстроенными слугами, силой уводят в тюрьму. К ней приходит Прейзинг, который пытается спасти несчастную.

Важно

Он убеждает Агнесу отказаться от Альбрехта и “принять обет”, В противном случае смерть, которая ждет за порогом камеры, “постучится в дверь”. Агнеса страшится смерти, но отказ от супруга считает предательством. Альбрехт предпочтет “оплакивать умершую” – и Агнеса идет на смерть, уверенная в своей правоте.

Палач отказался вершить казнь, и по приказу судьи один из прислужников сталкивает Агнесу с моста в воды Дуная. Горят деревни, сожженные Альбрехтом, который сражается с воинами отца, мстя за смерть Агнесы. Его рыцари приводят плененных Эрнста и Прейзинга. На все обвинения сына Эрнст отвечает, что выполнял свой долг.

Альбрехт велит не трогать отца, ведь Агнесы нет, и ему больше некого убивать. Сам же Альбрехт уже увлекает воинов за собой жечь Мюнхен. Его останавливают слова отца, что уж тогда баварцы точно проклянут имя Агнесы, а могли бы и оплакать. Отец умоляет сына заглянуть в собственную душу, признать свой грех и искупить вину.

А Агнеса принародно будет признана его супругой и “чистейшей из жертв, когда-либо принесенных на алтарь необходимости”.

Ужасны последние колебания Альбрехта. Но все же он принимает герцогский жезл из рук отца. Герцог Эрнст уходит в монастырь.

Источник: https://home-task.com/agnesa-bernauer-xebbelya-v-kratkom-soderzhanii/

Ссылка на основную публикацию