Краткая биография кеведо

Кеведо, Франсиско – краткая биография и творчество – Русская историческая библиотека

Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас родился в 1580 и происходил из знатной фамилии. Отец его занимал важную должность при короле Филиппе II, потому Франсиско вырос в придворном кругу. Ему было дано прекрасное воспитание, и таланты его проявились очень рано.

Имея еще только 15 лет, Кеведо получил ученую степень по богословскому факультету в алькальском университете.

Любознательность увлекла его к занятию другими отделами наук; он изучил юриспруденцию, медицину, математику, многие другие науки, приобрел обширную ученость, которая часто наполняла его произведения с таким излишеством, что делала слог его темным от множества намеков на малоизвестные мысли и факты.

Обратите внимание

Вступившись за оскорбленную даму, Кеведо вышел на дуэль с вельможей, убил своего противника и вынужден был бежать. Герцог Осуна, бывший тогда вице-королем сицилийским и неаполитанским, принял его благосклонно, давал ему важные поручения.

Успешным исполнением их Франсиско возвратил себе милость короля и долго занимал высокие должности то в Неаполе, то при мадридском правительстве; но в 1620 г., когда подвергся немилости его покровитель, герцог Осуна, он был без суда сослан в свое именье Toppe де Хуан Авад.

Кеведо держали там три года под полицейским надзором.

Эта несправедливость отняла у него охоту служить; Кеведо решил посвятить себя исключительно науке и литературе. Дожив до 54 лет, он женился, но жена его вскоре умерла, и он стал по-прежнему вести одинокую жизнь.

Однажды на стол королю Филиппу IV был положен пасквиль, автор его остался неизвестен, но королю было внушено, что его написал Кеведо. По этому подозрению он был арестован ночью и брошен в темницу. Четыре года держали его там в сырой комнате.

Кеведо считал виновником этой жестокости тогдашнего временщика, герцога Оливареса и, кажется, не ошибался. Зная его негодование на Оливареса, молва приписывала ему два пасквиля, направленные против этого всемогущего министра.

Когда Оливарес умер, Кеведо был признан невинным и освобожден, но его здоровье было сломлено, состояние расхищено, так что ему пришлось жить поддержкой друзей. Больной старик провел последние годы в горах родной области и умер там в 1645 году.

Франсиско де Кеведо. Портрет середины XVII века (авторство иногда приписывается Веласкесу)

Множество произведений Франсиско Кеведо погибло в рукописи, но и количество уцелевших очень велико. Он писал ученые книги по разным отраслям знаний, между прочим по богословию и философии, писал рассказы из простонародного быта, написал множество произведений во всех видах поэзии.

Через много лет после смерти Кеведо племянник издал собрание его стихотворений под заглавием «Испанский Парнас, разделенный на две вершины, с девятью кастильскими музами». (В те времена вычурные заглавия были в моде). Тут есть лирические стихотворения всяческих форм, особенно много сонетов, кансон, од в итальянском вкусе, идиллий, элегий, рондо и еще больше сатир.

Важно

Несправедливости, от каких пришлось страдать Кеведо, развили в нем склонность к желчным суждениям о человеческой жизни. В его сатирах видно изучение Персия и Ювенала; резкость их производила бы более сильное впечатление, если б не была затемнена малопонятными намеками. Таковы его «Жалоба на господствующие нравы кастильянцев» и «Опасности брака».

Он очень много нападал на изысканность слога «культеранистов», как назывались подражатели Гонгоры и Марини.

Очень много хороших стихотворений находится в сборнике, который Кеведо издал в 1631 году. Он называет автором их Франсиско де ла Toppe. Историки испанской литературы спорили о том, действительно ли был на свете Франсиско де ла Toppe или это псевдоним самого Кеведо.

Но едва ли следует сомневаться в том, что имя «де ла Toppe» – псевдоним, составленный из названия того именья, в которое сослан был Кеведо.

В годы ссылки и тюремного заключения он писал очень много; кажется, этому времени принадлежат его переводы Эпиктета, Анакреона, Сенеки, его трактаты «О божественном провидении», «Божественная политика и правление Христово» (изложение правил политики, основанных на примере Христа), «Жизненная борьба христианина».

– Наибольшую знаменитость приобрел Кеведо своими прозаическими рассказами сатирического направления; известнейший из них называется «История жизни пройдохи по имени дон Паблос Сеговийский»; это плутовской роман во вкусе «Ласарильо Тормесского» и «Гусмана Альфарачского».

Пройдоха дон Паблос рассказывает сам свою историю. Он начал свои проделки в самых низших классах общества и мало-помалу поднимается до высокого общественного положения, благодаря ловкости и удаче, но в итоге снова теряет всё.

Произведения Кеведо вообще представляют смесь плохого с очень хорошим – так и в его романе рядом с превосходными местами есть неудачные, и легкий слог рассказа часто портится натянутыми оборотами, изысканной игрой слов. История дона Паблоса – желчная сатира на нравы всех сословий.

Роман Кеведо был переведен на все языки Западной Европы и повсюду приобрел такую популярность, что уступал в этом отношении только «Дону Кихоту» Сервантеса.

Совет

Очень большой знаменитостью пользовались также «Сновидения» Кеведо – ряд желчных сатир; особенно сильно порицает Кеведо бессовестный произвол полиции, от которой пришлось ему так много страдать.

Он писатель с очень сильным талантом, но часто впадает в грубость и безвкусие. Он понимал все недостатки господствующей литературной моды, но не всегда умел оставаться свободным от них.

Сатиры его вообще желчны, но есть у него и некоторые добродушные, веселые.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/3338-kevedo-fransisko-kratkaya-biografiya-i-tvorchestvo

Франсиско де Кеведо

Для меня это первый плутовской роман. Поэтому ироничная манера повествования, подробно расписывающая, как обмануть окружающих, выманить у них денежки, но оставить хорошее впечатление, читалась легко.

Если смотреть на историю с точки зрения становления героя, возникает много вопросов. Сначала у нас наивный ребенок, верующий в чистоту своих родителей-преступников. Затем он становится стыдливым ребёнком, которого грехи родителей как бы испачкали, поэтому он стремиться сбежать.

Переход на удивление прост: другой мальчишка называет его мать шлюхой, а мать и не отпирается.

Мальчик хочет стать рыцарем, но получается плохо. Судьба лишь избивает его.

Главный герой сталкивается с жестоким обращением других студентов и слуг в университете, над ним ужасно издеваются и подшучивают. А в результате эта ситуация сворачивается в:

После этого я решил начать новую жизнь и с тех пор, подружившись со всеми, жил как среди братьев. Ни в классах, ни на университетском дворе никто меня больше не обижал

Какое замечательное разрешение конфликта, всегда бы так.

Обманывать он учится внезапно.

Однажды на голодный желудок встречает старого знакомого, вешает ему лапшу на уши, обедает за его счёт и под выдуманным предлогом сбегает. А дальше надувать людей – дело проще простого.

В целом, герой мне не понравился. Он часто становится участником мерзких события (жестоких избиений, убийств), но не испытывает даже малейшего сочувствия.

Обратите внимание

В его голове расцветают двойные стандарты: когда тебя обманывают – это плохо, но обманывать окружающих – совершенно нормально и не зазорно.

Кстати, вспоминая, как его самого ещё юного парнишку в компании с более богатым товарищем надула группа студентов, набившая животы за их счёт и фактически их разорившая, герой говорит о них с ненавистью, проклиная всеми правдами и неправдами. А вот о своих аналогичных похождениях вспоминает скорее с гордостью и хвастовством.

Решив жениться на девушке с неплохим приданным, героя больше беспокоит, что делать с суммой приданного, чем с будущей женой. Среди девиц он выбрал ту, что красивее – жена ему нужна только для ночи и обогащения. К тому же красивую женщину проще продать

Как описал его друг детства и собрат по многим несчастьям:

мать его была колдуньей, отец — вором, дядя — палачом, а он — самым негодным и злоумышленным пронырой на свете

Язык текста одновременно простой и закрученный. Очень много различных оборотов. Поскольку книга довольно старая, встречается куча испанских старых слов и званий.

альгаусил – ироничное обращение к полицейскому
алькальд – судья, городской голова

кабальеро – рыцарь, богатый человек

Многие фразы и звания описываются в конце книги в комментарии, поэтому в принципе происходящее полностью понятно.
Мне понравилось описание людей, живущих за чужой счёт и в целом бедствующих, но старающихся выглядеть богатыми и влиятельными.

Большую часть времени проводим мы с пустыми желудками, так как добывать себе обед чужими руками — вещь трудная. Мы помогаем уничтожать угощения, мы всепожирающая моль трактиров, незваные гости; живем мы, питаясь чуть ли не одним воздухом, — тем и довольны. Мы те, кто ест один порей, а делает вид, что сожрал целого каплуна.

Если кто-нибудь придет к нам с визитом, то обнаружит в наших комнатах разбросанные бараньи и птичьи кости и кожуру от фруктов, на пороге наших дверей увидит он горы куриных и каплуньих перьев и старые винные мехи, сложенные для отвода глаз. Все это мы собираем по ночам на улицах, дабы днем пускать людям пыль в глаза.

Придя к себе домой, мы кричим на хозяина: «Неужели всей власти моей недостаточно, чтобы заставить служанку подмести? Извините за беспорядок, ваша милость, здесь обедал кое-кто из моих друзей, а эти слуги…» и тому подобное. Кто нас не знает, тот верит, что это действительно так, и принимает весь этот хлам за остатки званого обеда.

Вообще автор даёт подробные советы, как сохранить достоинство вопреки ситуации. На что нужно обратить внимание, чтобы выглядеть достаточно богатым и влиятельным, какими тонкостями стоит владеть, какие мелкие приёмы освоить.

Идальго, у которого нет ни гроша, одет в старый плащ, одетый поверх старой дырявой сорочки, носит сапоги на босу ногу и собирается в столице сойти за своего – потому что среди местного общества он и так свой. Всякий кусок ткани идёт на починку одежды. Дырявый плащ – это проблема посерьёзнее простуды:

Из-за отсутствия тряпок вот уже две недели как валяется в постели дон Лоренсо Иньигес дель Педросо, у которого захворало его платье.

Для них главное – выглядеть эффектно. А что скрывается за внешней оболочкой – уже не важно.

Противоположность им – старуха, держащая дом этих мошенников:

носила поверх очень хорошей сорочки, лифа, кофты, нижних и верхней юбок рваный мешок из грубого холста, принадлежавший ее другу-отшельнику

Хотя внешне она старалась выглядеть бедной нищенкой, на деле она обладала куда большими благами, чем все плуты в её доме вместе взятые.

Источник: https://www.livelib.ru/author/308422-fransisko-de-kevedo

Франсиско Гомес де Кеведо

Прочитала стихотворение писателя и поэта, жившего четыреста лет тому назад. Удивительно, до чего его стихи актуальны в наше время. Прочтите саии:Продажному судье

Вникать в закон – занятие пустое,Им торговать привык ты с давних пор;В статьях – статьи дохода ищет взорМил не Ясон тебе – руно златое.

Божественное право и людскоеТолкуешь истине наперекорИ купленный выводишь приговорЕще горячей от монет рукою.Тебя не тронут нищета и глад;За мзду содеешь с кодексами чудо:Из них не правду извлечешь, а клад.Коль ты таков, то выбрать бы не худо:Или умой ты руки, как Пилат,

Иль удавись мошною, как Иуда.

Франсиско Гомес де КеведоИли это – разве не те же пороки и страсти присутствуют в настоящем ?

Дивной мощью наделен Дон Дублон.Золотой мой! Драгоценный!Матушка, я без ума!Верьте, в нем достоинств тьма.Он кумир мой неизменный.

Верховодит он вселеннойС незапамятных времен.Дивной мощью наделен Дон Дублон.Жизней тратится без счета,Чтобы город взять мечом,Он же золотым ключомМигом отопрет ворота.Бой с ним не сулит почета,Лезть не стоит на рожон.Дивной мощью наделен Дон Дублон.И сердца берет в полон….

Дивной мощью наделен Дон Дублон.

Важно

Кеведо жил в эпоху, когда закончили своё существование или доживали последние годы рыцарский и пасторальный романы. Пора утопий прошла , началась эра реалистического по своим основным тенденциям творчества.

Но однако мотивы любви есть и в его творчестве:

Читайте также:  Краткая биография кондратьев

Излиться дайте муке бессловесной – Так долго скорбь моя была нема! О дайте, дайте мне сойти с ума: Любовь с рассудком здравым несовместны. Грызу решетку я темницы тесной – Жестокости твоей мала тюрьма, Когда глаза мне застилает тьма И снова прохожу я путь свой крестный.

Ни в чем не знал я счастья никогда: И жизнь я прожил невознагражденным, И смерть принять я должен без суда. Но той, чье сердце было непреклонным, Скажите ей, хоть жалость ей чужда,

Что умер я, как жил, в нее влюбленным.

И мысли о могуществе времени:

Как быстро ты струишься между рук, Как ускользаешь, время жизни краткой, Как лёгок шаг твой, Смерть, когда украдкой Немой стопой стираешь всё вокруг.

Пахнув землёй, ты там возникла вдруг, Где юность возвела свой замок шаткий, И вот – последний день с его загадкой Провидит сердце, поборов испуг.

О, смертный жребий! О, удел злосчастный! Ни дня нельзя прожить наверняка, Не домогаясь смерти ежечасно, И каждого мгновения тоска Нам доказует пыткой, сколь напрасна,

Сколь тороплива жизнь, и сколь хрупка.

Краткая биография:дона Франсиско Гомеса де Кеведо и Вильегаса, сеньора де ла Торре Де Хуан Абад, кавалера ордена Сант-Яго, чьи задиристость и злоязычие могли соперничать только с его же начитанностью и чувствительностью.Он был сыном благородных родителей, секретаря королевы и придворной дамы, третьим из шести детей.

Хромота и дар слова сделали его человеком сложного характера.Он прожил почти ровно 65 лет.

Из них 10 лет он обучался в университетах Алькала-де-Энарес и Вальядолида, 6 лет был доверенным лицом герцога Осуна, вице-короля Сицилии, затем – Неаполя, 16 лет – приближенным короля Испании Филиппа IV, 3 с половиной года – заключенным в королевском монастыре Сан-Маркос-де-Леон по обвинению в государственной измене.

Он знал более чем семь языков и собрал библиотеку в пятьтысяч томов. В возрасте около 54 лет он вступил, как утверждают, по принуждению, в брак, который распался через три месяца.

Совет

Не будучи сам примером безукоризненной добродетели, он бичевал пороки современного ему общества без особой надежды на исправление и всякого понятия о вежливости, кусал хуже шершня непонятных ему женщин и воспевал бессмертную любовь так, что по прочтении иное женское сердце сжимается.

Он говорил, что поэт в жизни не сделал ближнему блага и один совмещает в себе все пороки. Всеблагой Господь в неиссякаемом милосердии своем даровал ему прощение и славу, а писатель Перес-Реверте сделал другом капитана Алатристе. Аминь.

Лучше всех о творчестве Кеведо рассказал Хорхе Луис Борхес Подобно всякой другой истории, история литературы изобилует загадками. Ни одна из них не волновала и не волнует меня так, как странная ущербная слава, выпавшая надолго Кеведо. В списках имен всемирно знаменитых его имя не значится. Я потратил немало усилий, чтобы выяснить причину этого нелепого упущения; однажды, на какой-то уже забытой конференции, я, как мне показалось, нашел причину в том, что его суровые страницы не вызывают, и даже не терпят, ни малейшей сентиментальной разрядки

( «Быть чувствительным означает иметь успех» ,

– заметил Джордж Мур). Для славы, говорил я, писателю вовсе не обязательно выказывать сентиментальность, однако необходимо, чтобы его творчество или какое-нибудь обстоятельство биографии стимулировало патетику. Ни жизнь, ни искусство Кеведо, рассуждал я, непригодны для слащавых гипербол, повторение которых приносит славу…Не знаю, верно ли мое объяснение; теперь я бы дополнил его таким: Кеведо по своим возможностям не ниже кого бы то ни было, однако ему не удалось найти символ, завладевающий воображением людей.У Гомера есть Приам, который лобзает руки Ахиллеса, убийцы; у Софокла – царь, который разгадывает загадки и которого судьба заставит угадать ужас собственной участи; у Лукреция – бесконечная звездная бездна и вражда атомов; у Данте – девять кругов Ада и райская Роза; у Шекспира – его миры насилия и музыки; у Сервантеса – счастливо найденная странствующая пара, Санчо и Дон Кихот; у Свифта – республика добродетельных лошадей и звероподобных иеху; у Мелвилла – Ненависть и Любовь Белого Кита; у Франца Кафки – его разрастающиеся гнусные лабиринты. Нет такого писателя с мировой славой, который бы не вычеканил себе символа; причем надо заметить, символ этот не всегда объективен и отчетлив. Между тем от Кеведо остался только некий карикатурный образ. Леопольде Лугонес:

«Благороднейший из испанских стилистов превратился в смехотворную фигуру».

Кеведо – он литератор литераторов. Чтобы наслаждаться творчеством Кеведо, надо любить слово; и наоборот, не имеющий склонности к литературе не может наслаждаться произведениями Кеведо.Величие Кеведо – в слове. Трактат «Провидение Господа, наказующее тех, кто его отрицает, и награждающее тех, кто его признаёт: учение, извлеченное из червей и мучений Иова» – он доказывает существование божественного порядка с помощью порядка, наблюдаемого в движении светил, «обширной республики светочей» В истории философии есть учения, – вероятно, ложные, – которые подчиняют человеческий ум своему смутному очарованию: учение Платона и Пифагора о переселении души в различные тела; учение гностиков о том, что мир есть творение враждебного или неумелого Бога. Кеведо, стремящийся лишь к истине, для этого очарования неуязвим. Он пишет, что переселение душ – это «скотская глупость» и «звериное безумие». Гностиков Кеведо честит негодяями, проклятыми, сумасшедшими и изобретателями нелепостей В его трактате «Политика Бога и правление Господа нашего Христа» рассматривается «законченная система правления, самая удачная, благородная и разумная». где он следует каббалистическому методу. Однако Кеведо спасает – или почти спасает – положение достоинствами слога В трактате «Марк Брут», достигает совершенства наиболее впечатляющий из стилей, какими пользовался Кеведо. На его лапидарных страницах испанский как бы возвращается к затрудненной латыни Сенеки, Тацита и Лукана, к напряженной и жесткой латыни серебряного века. Блестящий лаконизм, инверсия, почти алгебраическая строгость, противопоставления, сухость, повторы слов придают этому тексту иллюзорную четкость.

Например: «Листья лавра почтили некий знатный род; восхвалениями в триумфе наградили за великие и славные победы; статуями возвеличили жизнь божественную; и, дабы не утратили привилегии драгоценностей ветви и травы, мрамор и лестные прозвания, их сделали недостижимыми

для пустых притязаний и доступными лишь для заслуг».

Честертон

«Язык – это факт не научный, а художественный; его
изобрели воины и охотники, и он гораздо древнее науки».

Кеведо никогда так не думал, для него язык был прежде всего орудием логики.

Избитые извечные приемы поэзии – сравнение воды с хрусталем, рук со снегом, глаза, сияющие, как звезды, и звезды, глядящие, как глаза, – коробили его не своей доступностью, но куда сильнее своей ложью.

Осуждая их, он забыл, что метафора – это мгновенное сближение двух образов, а не методичное уподобление предметов… Также ненавистны были ему идиоматизмы.

С намерением «выставить на позор» он смастерил из них рапсодию, названную им «Сказка сказок»; многие поколения, ею очарованные, предпочитали видеть в этом доведении до абсурда некий музей остроумия, созданный по велению свыше.Это вкратце о его прозеДом, где Кеведо жил в изгнании (Фото Torredejuanabad, en.wikipedia.org)Теперь поэзия .

Если в любовных стихах Кеведо видеть документы страсти, они не удовлетворяют; но если смотреть на них как на игру гипербол, как на сознательные образцы петраркизма, они обычно великолепны.

Обратите внимание

Кеведо, человек бурных вожделений, неустанно стремился к идеалу стоического аскетизма, и ему наверняка должна была казаться безумием зависимость от женщин («Разумен тот, кто пользуется их ласками, но не доверяет им»); этих резонов достаточно, чтобы объяснить нарочитую искусственность Парнаса, воспевающей «подвиги любви и красоты».

Отпечаток личности Кеведо – в других вещах, в тех, где он может выразить свою меланхолию, свое мужество или разочарование. Сонет, который он послал из своего Торреде – Хуан-Абада дону Хосе де Саласу :

В покойном уголке уединясьС немногими, но мудрыми тенями,Беседую с умершими умами,Глазами слышу мертвых мыслей вязьПусть книги не просты, но, не таясь,К благим поступкам подвигают сами,В их музыкальной, хоть беззвучной гаммеСна жизни и бессонных истин связь.И как им, взятым смертью, промолчатьИ времени не мстить, великим душам?Их воскрешает, дон Хосеф, Печать.Простим же беглость мы часам текущим,Ведь им дано нас чтеньем просвещать –

Лишь час такой готов назвать я лучшим.

В приведенных стихах есть -«слышать глазами», «музыкальной, хоть беззвучной гамме», однако сонет производит впечатление не благодаря им, а вопреки.

Я не сказал бы, что в нем дано описание действительности, ибо действительность – это не слова, но бесспорно, что слова тут имеют меньше веса, чем нарисованная ими картина или чем мужественный тон, в них звучащий.

Монастырь, где Кеведо был в заключенииСамый знаменитый сонет : «На бессмертную память о доне Педро Хироне, герцоге де Осуна, умершем в тюрьме», яркая выразительность двустишия-

Его Могила – Фландрии Поля,
А Эпитафия – кровавый Полумесяц

Амплитуда поэтического творчества Кеведо очень велика.

Тут и задумчивые сонеты, в какой-то мере предвосхищающие Вордсворта; и мрачные, жестокие образы, магические

выходки теолога («С двенадцатью вечерял я, они меня
вкушали»
); здесь и там гонгоризмы как доказательство,

что и он умеет играть в эту игру ; итальянское изящество и нежность («уединенья зелень скромная и звучная»); вариации на темы Персия, Сенеки, Ювенала, Священного Писания, Жоашена Дю Белле; латинская сжатость; грубые шутки ; странно изысканные издевки ; угрюмая торжественность разложения и хаоса.

Пусть пурпуром пропитан твой наряд,И пусть сияет бледным златом тога,И пусть на ней все ценности Востока,Под ней, о Ликас, муки все царят.Пусть величавым бредом ты объят,Преступное блаженство мстит жестоко,Средь пышности со страхом видит око:В лилее – аспид, в каждой розе – гад.Ты мнишь: твой дом – Юпитера дворец(Хоть злато звездами считать – предерзость),Но гибнешь в нем, не чуя свой конец.Да, славен ты, и льстит тебе известность,Но для того, кто видит суть сердец,

Ты не богач, а только грязь и мерзость.

памятник Кеведо в Мадриде (Фото Zaqarbal, en.wikipedia.org)Прошло больше , чем триста лет после телесной смерти Кеведо, однако он и доселе остается лучшим мастером испанской литературы. Подобно Джойсу, Гете, Шекспиру, Данте и в отличие от всех прочих писателей, Франсиско де Кеведо для нас не столько человек, сколько целая обширная и сложная область литературы.Хочу привести ещё одно стихотворения Кеведо , мне кажется замечательное и перевод очень хорош: Огородная свадьба Дон Редис и донья Редька –
Не креолы, не цветные,
Вроде там Цветной Капусты,
Но испанцы коренные –
Поженились. И на свадьбу
Их высокоогородья,
Чьим благодаря щедротам
Кормится простонародье,
Всю свою родню созвали,
Пригласили цвет дворянства,
Тех особ, кому подвластны
Все земельные пространства.
Прикатила донья Тыква,
И дородна, и спесива, –
Оттого, что всех дородней,
И спесива особливо.
А за нею – донья Свекла,
Неопрятная уродка,
Все лицо в буграх и ямах,
Бахрома вокруг подбородка.
Вот дон Лук – торчат нахально
В шляпу воткнутые перья;
Скольких дам до слез довел он,
Обманувши их доверье!
Не замедлила Маслина:
Этой смуглой андалуске
Надо быть без опозданья, –
Без нее ведь нет закуски.
Вот дон Апельсин. Министром
Стал он, двор его возвысил.
Глянешь – гладок, верно, сладок,
А когда раскусишь – кисел.
Вот сварливый и колючий
Дон Каштан; в его владенья
Не проникнешь, не имея
Должного вооруженья.
Вот обсыпанная пудрой
Куртизанка донья Слива:
Смугловата, нагловата,
Но округлости на диво.
Вот капризная и злая
Низкорослая Горчица:
Всякий, кто не вышел ростом,
Свыше меры горячится.
Вот изящная Черешня:
Молодая – скулы сводит,
Но зато, когда созреет,
Тьму поклонников находит.
Вот ее сестрица Вишня:
Покислей, темней оттенок,
Смолоду – в цене, а позже
Продается за бесценок.
Вот обманщица Капуста:
С виду – сдобненькая пышка,
Но под массой белых юбок –
Лишь сухая кочерыжка.
Дыня – образец матроны
Добродетельной и честной:
Вид ее сулит блаженство,
Вкус, увы, довольно пресный.
Вот дон Баклажан – сияет
Лысиной своей лиловой:
В годы юности зеленой
Был он малый непутевый.
Вот дон Огурец: сутулый,
Прыщеватый, малокровный;
Сразу виден в нем идальго
С безупречной родословной.
Вот дон Кабачок. Он бледен,
Давней одержим любовью:
Даст в куски себя разрезать,
Спечь, стушить, – но лишь с Морковью.
Прибыл и двуличный Персик.
Зависть его сердце точит,
Жесткость внутреннюю скрыть он
Бархатной улыбкой хочет. Дон Лимон толк знает в свадьбах,
Не пропустит ни единой;
Побуждаем тонким вкусом,
Судит-рядит с кислой миной.
Вот карета с доном Хреном,
Очень важною особой;
Дряхлый, скрюченный подагрой,
Жив он горечью да злобой.
Вот хвастун, бретёр дон Перец,
Он – причина слезных жалоб:
Стоит Перцу поперечить –
Вмиг глаза полезут на лоб.
Вот ввалилась донья Брюква.
Все ухватки грубиянки
Обличают в ней утеху
Школяров из Саламанки.
Но достаточно. В злословье
Перешел я грань приличья.
Впрочем, свадьбы, мой читатель,
Так скучны без злоязычья!
Перевод М. Донского

Читайте также:  Краткая биография хандке

Сайт Франсиско Гомес де Кеведо

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/147276.html

Франсиско Гомес де Кеведо. Какого века образ, точный и правдивый?

Немало ведомств, в коих мало толку;
Честь не в чести, но почести в почете;
Вот образ века, точный и правдивый.

О каком веке идет речь? Догадаться невозможно.

Нет счету скрягам, подлипалам, мотам, Побольше их, чем сладких слов у лести; Тьмы стряпчих, чья стряпня — погибель чести.

Беда и горе — вдовам и сиротам

Этот год — год Франции в России и наоборот. В преддверии следующего — года России в Испании и Испании в России, хочется написать о судьбе одного испанского поэта и сатирика, который жил, служил, сидел в тюрьме и все понимал.

Важно

За внутреннее понимание расплачиваются разочарованием, за высказанное несвоевременно понимание — тюрьмой или прочими неприятностями. Во все века.

…Каждый друг мой вероломен, Каждый мой слуга — мошенник, Каждый путь заводит в дебри, Каждые мостки — с надломом, Каждая игра — с потерей,

Каждый блин выходит комом

Франсиско Гомес де Кеведо был человеком чрезвычайно благородного кастильского рода, который восходил к старинной испанской знати. Родиться идальго — это уже почести и привилегии на всю жизнь: они освобождались от налогов (если было достаточно детей), не могли быть подвергнуты позорной казни — причем статус был пожизненный.

Отец Кеведо был секретарем у жены Максимилиана II (императора Священной Римской империи), мать — фрейлиной королевы. Сыну дали соответствующее гордое и непростое имя Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас (Francisco Gómez de Quevedo y Santibáñez Villegas).

Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас родился 14 сентября 1580 года.

С самого рождения был он не очень здоров: полнота, косолапость и хромота, близорукость. Из-за последней он всю жизнь носил пенсне. Интересно, что одно из его имен (Кеведо) во множественном числе и означает по-испански «пенсне».

В 6 лет мальчик осиротел, учился в иезуитском колледже, затем — в университете.

Философия, теология, математика, медицина, юриспруденция, латынь, древнегреческий, древнееврейский, арабский, французский, итальянский — обычное по тем временам образование. Вернулся ко двору и занялся литературной деятельностью: стихи, проза, памфлеты.

Близко сошелся и дружил с крупнейшими испанскими писателями-современниками, они знамениты и поныне — Мигель де Сервантес, Лопе де Вега. Не зря ту эпоху называют «Золотым веком» испанской культуры. Но сама Испания как могущественная держава переживала глубокий кризис. И политический (отпадали ранее завоеванные страны), и экономический (бесчисленные банкротства), и идеологический.

…Взгляни же: нарядом былым не блистая.
Теперь Андалусия ходит босая.

Заморскому злату у нас грош цена,
А сыты ль пославшие дань племена?.
(«Его Величеству королю Филиппу IV»).

Сатира Кеведо была беспощадной, не зря сам он говорил, что «никакие кабаньи клыки не способны нанести такой удар, как перо».

Совет

Наживал Кеведо постепенно и врагов — и в лице инквизиции, и в лице отдельных личностей. Горячность его сказывалась не только в творчестве, но и в жизни. Сам несвободный от пороков (курильщик, выпивоха, гуляка и буян), он сохранял четкое представление о чести.

Однажды в мадридской церкви он увидел, как некий мужчина ударил по лицу женщину.

Тогда он схватил обидчика, вытащил его на улицу, где они, как и положено, обнажили мечи. Кеведо в этой дуэли победил, сразил соперника наповал. Но тот оказался тоже благородных кровей, и поэту пришлось обратиться за защитой к своему другу герцогу де Осуне.

Я видел стены родины моей: Когда-то неприступные твердыни, Они обрушились и пали ныне,

Устав от смены быстротечных дней

.

Благодаря герцогу Франсиско Гомес де Кеведо пережил и взлет карьеры. Друг стал вице-королем Сицилии, поэт при нем выполнял разнообразные дипломатические поручения. Он даже умудрился послужить министром финансов Неаполитанского вице-королевства.

После того, как герцог оказался в опале и, последовательно, в тюрьме, Кеведо также впадает в немилость и его высылают в маленький городок.

Подмешивали мне в вино чернила, Как паутиной, оплели наветом; Не ведал я покоя, но при этом

Меня ни злость, ни зависть не томила

.

Изгнание было недолгим, поэта возвращают в Мадрид. Но сатирический дар продолжал себя проявлять в полной мере. По одной версии, в трапезной короля были обнаружены весьма дерзкие стихи Кеведо, по другой — был банальный «шпионский» донос.

Не удивительно, что в 1639 году Кеведо был арестован и препровожден в тюрьму монастыря Сан-Маркос-де-Леон. Все его книги были конфискованы. В заточении пожилой больной человек провел 4 года. После освобождения он так и не оправился.

Умер Франсиско Кеведо 8 сентября 1645 года.

Обратите внимание

От года рождения испанского поэта нас отделяет 430 лет. Многое ли изменилось?

Сегодняшняя присказка: «украдешь мешок картошки — посадят, украдешь миллион — зауважают».

Кеведо:
…За малое злодейство — строгий суд, Но за великое — на колеснице

Преступника в венце превознесут.

Клит хижину украл, и он — в темнице; Менандр украл страну, но люди чтут

Хищенье — подвигом его десницы

.

О правителях и гламуре:

…Ты видишь, как венец его искрится, Как, ослепляя, рдеет багряница?

Так знай, внутри он — только прах смердящий

А дальше — можно без аналогий, настолько все почему-то все знакомо, созвучно. Не только не выглядит архаикой, но и читается в СМИ:

…Вникать в закон — занятие пустое, Им торговать привык ты с давних пор; В статьях — статьи дохода ищет взор:

Мил не Ясон тебе — руно златое


(«Продажному судье»).

Нет, 430 лет — это так мало, это почти вчера. Или сегодня.

…Фавор, продажная удача — боги, Вся власть — у злата, что с добром в раздоре, Кощун и неуч — в жреческом уборе,

Безумье и стяжанье — в белой тоге;

Достойный плахи — в княжеском чертоге, И в утеснении — людское горе, Науки, ум — в опале и позоре,

В чести спесивец, пустозвон убогий


(«Причины падения Римской империи»).

Ох уж эти поэты. Даже если они — представители испанского барокко. Но сразу понимаешь — вот это близко вчерашнему дню, а вот — позавчерашнему, а об этом только что… Или завтра.

Не случайно Франсиско Гомес де Кеведо не забыт. Его не только продолжают читать. Он сам — герой романов, например, авантюрно-приключенческого романа «Приключения капитана Алатристе» (Las aventuras del capitán Alatriste) — испанского писателя Артуро Переса-Реверте, а также фантастического романа Эрика Флинта и Эндрю Дэнниса.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/39625/

Франсиско де Кеведо

Франсиско Гомес де Кеведо и Вилиегас (на испански: Francisco Gómez de Quevedo y Villegas) е испански писател. Той е смятан за най-значимият испански поет от епохата на барока и най-добрият сатирик в испанската литература.

Биография

Франсиско де Кеведо е роден през 1580 г. в Мадрид в богато и известно благородническо семейство. Между 1596 и 1606 учи в университетите в Алкала де Енарес и Валядолид, като става известен с поезията си. Първите му стихове се появяват във „Flores de poetas ilustres“, антология, издадена от Педро де Еспиноса през 1605.

През 1613 г. Кеведо става съветник на Педро Телес-Хирон, херцог на Осуна, който по това време е испански вицекрал в Неапол. Участва активно в таен заговор, целящ свалянето на правителството на Венецианската република[1]. След провала на заговора през 1621 г. той изпада в немилост пред новия крал Филип IV и неговия фаворит граф-херцог на Оливарес, като за кратко е под домашен арест.

През следващите години Франсиско де Кеведо се занимава главно с литературна дейност. Той става известен като привърженик на литературното течение концептизъм (на испански: conceptismo) и с яростните си нападки срещу съвременното му направление култеранизъм (на испански: culteranismo) и неговия най-известен представител Луис де Гонгора.

Важно

Кеведо води безкрайни съдебни дела с кастилския град Ла Торе де Хуан Абад, правата върху феодалните приходи от който притежава.

Той е останал известен като грозен, куц и вечно носещ пенсне, което и днес се нарича quevedos на испански.

Това не му пречи да участва в многобройни дуели по въпроси на честта, литературата или политиката. Известен е и със своя антисемитизъм и омраза към жените.

През 1639 г. Франсиско де Кеведо изпраща на краля анонимна поема, изпълнена с обвинения срещу Оливарес, но е разкрит и заточен в манастир, където остава до падането на Оливарес от власт през 1643 г. С разклатено здраве, той умира през 1645 г.

Библиография

  • „Historia de la vida del Buscón llamado don Pablos“ (1626; пикаресков роман)
  • „Política de Dios, gobierno de Cristo“ (1626; политически трактат)
  • „Los sueños“ (1627; сатира)
  • „La culta latiniparla“ (1631; сатира)
  • „Vida de Marco Bruto“ (1632 – 1644; политически трактат)
  • „Execración contra los judíos“ (1633; политически трактат)
  • „La cuna y la sepultura“ (1635; сатира)
  • „Aguja de navegar cultos“

Източници

  • Произведения на Франсиско де Кеведо в Моята библиотека

Источник: https://chitanka.info/person/francisco-de-quevedo

З плавскин – франсиско де кеведо – человек, мыслитель, художник

Здесь можно скачать бесплатно “З плавскин – франсиско де кеведо – человек, мыслитель, художник” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Публицистика. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Франсиско де Кеведо – человек, мыслитель, художник” читать бесплатно онлайн.

Плавскин З

Франсиско де Кеведо – человек, мыслитель, художник

З.Плавскин

Франсиско де Кеведо – человек, мыслитель, художник

Со дня рождения испанского писателя Франсиско Гомеса де Кеведо-и-Вильегаса (1580-1645) прошло четыреста лет, а творениями его не перестают восхищаться, они выходят все новыми изданиями, их читают в разных концах мира. За полвека своей творческой деятельности Кеведо создал множество произведений самых разных жанров.

Для нашего юбилейного издания отобраны наиболее яркие образцы его художественного творчества: лирические, философские и сатирико-бурлескные стихотворения разных лет, сатирический роман “История жизни пройдохи по имени дон Паблос”, памфлеты, ставшие заметными вехами на его долгом писательском пути, – “Кавалер ордена бережливцев”, цикл “Сновидения”, “Книга обо всем и еще о многом другом”, наконец, сборник новелл “Час воздаяния, или Разумная Фортуна”. Некоторые существенные идейно-художественные особенности этих произведений, история их создания, публикации и последующего бытования в веках кратко характеризуются далее, в критико-библиографических заметках, которыми открываются комментарии. Здесь же попытаемся набросать портрет Кеведо – человека, мыслителя, художника.

1

Кеведо был верным сыном своего века, по справедливости названного Золотым веком испанской культуры, но ставшего также эпохой политического, экономического и идеологического кризиса Испании.

Еще совсем недавно родина Кеведо была могущественнейшей державой мира, утвердившей свои боевые штандарты на обширных территориях Европы (в год рождения писателя испанский король присоединил к своей империи Португалию; ему принадлежали также Сицилия, Милан, Неаполь – в Италии, Фландрия, Руссильон – на юге Франции), на севере Африки и почти на всем новооткрытом Американском континенте. Уже тогда, однако, Испания быстро клонилась к упадку. Одна за другой, не выдержав конкуренции с иноземцами, закрывались ремесленные мастерские и мануфактуры; нищали и лишались земель многие крестьянские селения; под натиском новых товарно-денежных отношений рушились вековые дворянские гнезда. По дорогам Испании бродили десятки нищих бродяг, мошенников, плутов, одержимых мечтой обогатиться любым способом. В этом стремлении им вряд ли в чем уступали еще более многочисленная армия священнослужителей и обнищавшие дворяне-идальго, считавшие для себя зазорным любой производительный труд. Лишь на самой вершине социальной пирамиды королевская семья и придворная камарилья утопали в роскоши и упорно не хотели замечать надвигающуюся катастрофу. Внутри страны правящие классы пытались поддерживать атмосферу “священного страха”, угрожали кострами инквизиции всем свободомыслящим, а во внешней политике подняли знамя воинствующего католицизма, безрассудно расходуя людские и материальные ресурсы страны в разорительных и бесперспективных войнах с соседями во имя чистоты “святой католической веры”. Плоды этой политики стали очевидны еще при жизни Кеведо: в 1640 году от Испании отпала Португалия; еще раньше обрела национальную свободу часть Фландрии – Голландия; несколько раз за первую половину XVII века Испания пережила финансовое банкротство.

Читайте также:  Краткая биография заходер

Последствия кризиса, переживаемого страной, испытывали на себе многие современники Кеведо; он не был исключением. Отец и мать писателя принадлежали к знатнейшим дворянским семьям, но былых богатств давно лишились и вынуждены были довольствоваться доходами, которые обеспечивала им служба при дворе: отец был секретарем, а мать – фрейлиной королевы.

Это зависимое положение родителей впоследствии не раз припомнят писателю его многочисленные враги.

Совет

И гордый, щепетильный до крайности в вопросах чести юноша, не задумываясь, хватался за шпагу, чтобы утвердить в собственных глазах и во мнении окружающих свое человеческое достоинство.

Быть может, этим же обостренным чувством человеческого достоинства были продиктованы и эскапады, похождения и проделки, которыми прославился Кеведо смолоду. К тому же он был с детства хром и больше всего боялся показать, что этот физический недостаток ему в чем-либо мешает.

Кеведо не раз удивлял тех, кто знал его, самыми неожиданными свойствами своего характера. Лихой повеса и дуэлянт поклонялся не только Марсу, Бахусу и Венере, но и Минерве, богине мудрости. В шестнадцать лет он поступил в университет Алькала де Энарес и в 1600 году получил здесь звание лиценциата искусств.

Год спустя он отправился в Вальядолид изучать в местном университете теологию, философию и прочие науки. Кеведо в совершенстве владел многими языками, в их числе французским, итальянским, португальским, арабским, а также классической латынью, древнегреческим и древнееврейским.

Страстный библиофил, он собрал огромную по тем временам библиотеку в пять тысяч томов.

В своих трудах по теологии, этике, истории, философии, которые он писал на протяжении всей своей жизни, Кеведо обнаруживает глубокий аналитический ум, превосходное знакомство с наследием античных авторов, отцов церкви, ученых разных эпох, оригинальность и глубину идей.

Но в не меньшей мере, чем ученые штудии, привлекала его практическая деятельность. В 1609 году, незадолго до своего бегства из столицы после того, как на дуэли он убил противника, Кеведо познакомился и подружился с блестящим молодым аристократом, герцогом Осуной.

Несколько лет спустя, когда Кеведо все еще томился в своем захолустном имении Торре-де-Хуан-Абад близ Сьерры Морены, коротая время над сочинением язвительных памфлетов без всякой надежды когда-либо их издать, герцог Осуна пригласил его на Сицилию, куда получил назначение вице-королем. С 1613 года Кеведо живет на Сицилии, выполняя иногда весьма сложные и деликатные поручения герцога.

Обратите внимание

Так, осенью 1615 года он приезжает в Мадрид и почти восемь месяцев пытается склонить короля и королевских фаворитов дозволить герцогу, только что назначенному вице-королем Неаполя, предпринять шаги для подчинения испанскому влиянию других итальянских государств.

О том, как он этого добивался, красноречиво свидетельствует его письмо герцогу от 16 декабря того же 1615 года: “Получил вексель на тридцать тысяч дукатов и тотчас предъявил к оплате. Как будто невзначай, я постарался поставить в известность об этом всех тех, кто понимает толк в такого рода писанине.

Теперь за мной следом ходит половина придворных, и все они наперебой предлагают вам свои услуги, – ведь большинство из них превратилось в шлюх, которым надо заплатить, чтобы они вам принадлежали… Сеньор, я полагаю, что и впредь следует подмазывать эти телеги, дабы они не скрипели; сейчас же они подмазаны наилучшим образом…”

Среди тех, кого “подмазал” Кеведо, были герцоги, маркизы, духовник короля и, кажется, сам король. Не трудно догадаться, что Миссия Кеведо увенчалась полным успехом; он и сам удостоился посвящения в кавалеры ордена Сант-Яго.

В последующие годы, на службе у герцога, он обнаружил не только умение плести интриги, но и недюжинные дипломатические способности, государственный ум, а когда стал министром финансов Неаполитанского вице-королевства, также и деловитость, и расчетливость – качества, редкие у испанских придворных.

В 1619 году, однако, блестящая карьера герцога Осуны внезапно оборвалась: он был ложно обвинен в неповиновении, отозван из Неаполя, брошен в тюрьму, где и умер. Кеведо до конца остался верен своей дружбе, и в том же 1619 году его выслали из Мадрида; местом его изгнания стало все то же имение Торре-де-Хуан-Абад.

В апреле 1621 года скончался Филипп III. Известие о вступлении на престол Филиппа IV пробудило в опальном надежды на благотворные перемены в стране, стонавшей под гнетом различных королевских фаворитов, беспощадно грабивших народ и королевскую казну. Первые шаги нового короля, казалось, оправдывала эти надежды.

За злоупотребление властью был публично казнен ненавистный народу временщик Родриго Кальдерой, отправлены в изгнание прежние королевские фавориты-казнокрады; при короле была создана хунта по реформе нравов; были опубликованы получившие популярность в народе законы против роскоши и возвращены в столицу многие опальные.

Важно

В 1623 году настал черед и Кеведо. Он становится одним из приближенных короля, сопровождает его в поездках по стране, даже назначается королевским секретарем, хотя, как иронически и не без горечи писал об этом позднее, оставался он “секретарем без секретов”. К этому времени относится его работа над политическими сочинениями, в которых он формулирует свои гуманистические идеалы государства.

Очень скоро обнаружилось, что молодой король столь же мало обеспокоен судьбами Испании, как и его предшественники, а новый фаворит – граф-герцог Оливарес – под личиной правдолюба скрывает жестокость, эгоизм и властолюбие.

Стоило Кеведо выступить против него, как он был тотчас же (это случилось в августе 1628 года) арестован и на несколько месяцев выслан в Торре-де-Хуан-Абад. Под новый, 1629 год он возвратился в Мадрид, но тучи над ним не рассеялись.

Появившиеся в это время в печати роман “История жизни пройдохи по имени дон Паблос” (написан в 1603-1604, напечатан в 1626), “Сновидения” (написаны в 1606-1622, напечатаны впервые в 1627) и другие его сатирические сочинения, дотоле распространявшиеся в бесцензурных рукописных копиях, вызвали яростную реакцию мракобесов.

В десятках печатных памфлетов, тайных доносов в инквизицию, в проповедях церковников Кеведо провозглашали “мастером заблуждений, доктором бесстыдства, лиценциатом шутовства, бакалавром гнусностей, профессором пороков и протодьяволом среди человеков”.

Еще задолго до этого писатель говорил: “Никакие кабаньи клыки не способны нанести такой удар, как перо”. И сам не раз пускал в ход это оружие против своих врагов. Но его противники – церковники, бездарные писаки, неудачливый учитель фехтования и многие другие, кого язвительно высмеял в своих памфлетах сатирик, – оказались сильнее: к ним примкнул король и его всемогущий фаворит.

Источник: https://www.libfox.ru/43254-z-plavskin-fransisko-de-kevedo-chelovek-myslitel-hudozhnik.html

Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас

Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас родился в Мадриде в сентябре 1580 года. Его отец, Педро Гомес де Кеведо, занимал в то время пост личного секретаря супруги Филиппа II; мать, донья Мария де Сантибаньес, была одной из ее фрейлин. Будущий писатель рос и воспитывался во дворце.

Образование он сначала получил в имперской коллегии иезуитов, затем — в университете в Алкала де Энарес. Здесь им в совершенстве были выучены латинский, греческий и древнееврейский языки. Он основательно также усвоил итальянский, французский и арабский. Филологические занятия перемежались изучением математики, юриспруденции, медицины и богословия.

К студенческим годам относится и начало литературной деятельности Кеведо. Концом 90-х датируются его самые ранние произведения: «Родословная дураков» и «Происхождение и объяснение глупости». В 1601 году Кеведо переселяется в Вальядолид, куда на недолгий срок была перенесена столица королевства.

Совет

Начиная с 1604 года он публикует свои стихотворения в различных поэтических сборниках. В 1606 году Кеведо переезжает в Мадрид, снова ставший столицей Испании.

К 1612 году он уже приобретает широкую литературную известность как автор многочисленных поэтических произведений, сатирических очерков и памфлетов, «Писем кавалера де ла Тенаса» и первых сатирических новелл из серии «Сновидений».

В следующие году жизнь Кеведо очень сильно меняется. В 1611 году на дуэли погибает его противник, и Кеведо приходится покинуть родину.

Он ищет убежища на Сицилии у герцога Осуны. В 1615 году герцог назначает Кеведо в число своих ближайших сподвижников на посту вице-короля Неаполя. Кеведо принимает непосредственное участие в управлении делами вице-королевства, а в 1618 году он оказывается замешанным в заговор против Венецианской республики и заочно приговаривается к смерти.

Кеведо возвращается в Испанию и уединяется в своем поместье Торре де Хуан-Абад. Филипп III, временщик Лерма и герцог Осуна отвернулись от Кеведо, и ему пришлось очень нелегко в эти годы. Кеведо возобновляет литературное творчество и работает над трактатом «Политика бога». В 1623 году уже при Филиппе IV Кеведо дозволено вернуться в Мадрид.

Здесь он снова вступает в дворцовые сферы, пользуется вниманием Оливареса, сопровождает короля в его поездках и публикует некоторые свои произведения: «История жизни пройдохи», «Рассуждения о всех дьяволах», «Сновидения». К этому времени сатирические произведения Кеведо приобрели ему большое количество врагов.

В 1629 году следователь инквизиции Хуан Понсе де Леон выпустил в свет брошюру «Отмщение за испанский язык», в которой старался уличить сатирика в насмешках над духовенством и в еретических мыслях. В 1631 году значительная часть сатирических произведений Кеведо была внесена инквизицией в «Указатель запрещенных книг».

В 1639 году король, садясь за обеденный стол, нашел у себя под салфеткой анонимный стихотворный меморандум, описывающий бедствия испанского народа, обличающий беззакония короля и герцога Оливареса. Посчитали, что автором этой анонимки явился Кеведо. Он был арестован и заключен в тюрьму при монастыре св. Марка. Спустя четыре года Кеведо был освобожден, но из темницы он вышел опустошенным и с сильно подорванным здоровьем. Кеведо покинул столицу, жил сначала в возвращенном ему поместье Торре де Хуан-Абад, затем переехал в Вильянуэва де лос Инфантес, где и умер 8 сентября 1645 года.

Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас (1580-1645)-писатель-сатирик. Рожден в Мадриде в семье аристократов. Принадлежал к знатному роду. Отец занимал пост личного секретаря жены Филлипа II, мать была фрейлиной королевы. До 6 лет мальчик рос при дворе. Осиротев, обучался в Имперской школе, управляемой иезуитами. С 1596-1600 был студентом университета Алкала де Энарес, в котором хорошо освоил основы философии, латынь и еще несколько других языков. Будучи студентом, уже пишет «Родословная дураков», «Происхождение и объяснение глупости».

Обратите внимание

В 1612 году Кеведо становится известным автором многочисленных, сатирических очерков и новелл, одно из них «Письма кавалера де ла Тенаса». Творчество писателя отражало кризис культуры. Франсиско пессимистически оценивал будущее человечества, писал о разложении нравов, о погоне за богатством, об обмане, эгоизме, которые правили обществом. Критиковал политику монархии.

В 1611 году после дуэли с придворным, в которой погибает его противник Кеведо, вынужден покинуть Испанию. В Сицилии у герцога Осуны писатель занимается управленческой деятельностью вице-королевства. В 1618 году ему выносят заочный приговор к смерти по причине участия в делах против Венецианской республики. Это нелегкое время жизни писателя.

В 1623 году Кеведо возвращается в Мадрид и становится секретарем короля Филиппа IV. В этот период публикуются его произведения «История жизни пройдохи», «Рассуждения о всех дьяволах», «Сновидения». Сатира Кеведо раздражала некоторых лиц, и у него появилось немалое количество врагов.

В произведении «Отмщение за испанский язык», следователь инквизиции Хуан Понсе де Леон, пытался показать, что сатирик откровенно смеется над духовенством. В 1631 году большая часть сатирических произведений была запрещена инквизицией.

В 1639 году несправедливо был арестован и отправлен в тюрьму. Спустя 4 года освободился, но вышел очень больной и опустошенный. Осенью 1645 года писатель скончался.

Источник: http://edportal.net/kevedoivilegas/

Ссылка на основную публикацию