Краткая биография мэтьюрин

Чарлз Роберт Метьюрин

Деннис Джаспер Мёрфи (Dennis Jasper Murphy)

Чарлз Роберт Метьюрин — английский (ирландский) священник, писатель, романист и драматург, виднейший представитель заключительного этапа развития классической британской готической традиции.

Чарльз Метьюрин родился в семье гугенотов, бежавших из Франции после отмены Нантского эдикта и нашедших убежище в Ирландии. Образование Чарльз получал в Колледже Св. Троицы, и ему прочили карьеру в церкви.

В 1803 году он стал викарием в церкви Св. Петра в Дублине. Жил с родителями, занимался любимым делом. 7 октября 1804 года женился на певице Генриетте Кингсбери. Благодаря этому союзу, Метьюрин породнился с Оскаром Уайльдом, которому приходился двоюродным дедушкой.

Первые работы выпускал под псевдонимом Деннис Джаспер Мерфи, и они не пользовались популярностью. Однако его произведения заметил Вальтер Скотт и обратил на них внимание Дж. Байрона.

Обратите внимание

Благодаря поддержке этих двух литературных светил, пьеса «Бертран» с Эдмундом Кином в роли Бертрана увидела широкую публику и прошла с успехом.

В Викторианский период она уже ставилась как мастерская готическая работа, герой которой являет собой пример успешного гибрида трагической «байронической» фигуры и традиционного готического злодея.

Однако в то время пьеса не приносит Чарльзу финансовой стабильности, так как на момент успеха приходится банкротство отца и ещё одного родственника, которым он вынужден помогать. В это же время Сэмюэль Тэйлор Кольридж публично объявляет пьесу унылым и отвратительным, атеистическим действием, «печальным доказательством испорченности общественного мнения».

На отзывы Кольриджа обратила внимание Ирландская Католическая церковь (Метьюрин вынужден был отказаться от псевдонима, чтобы получить деньги за пьесу) и приостановила продвижение Чарльза по карьерной лестнице.

Метьюрин вынужден содержать жену и четверых детей на небольшую зарплату викария, поскольку, несмотря на продолжение своей литературной деятельности, дополнительного дохода не получает: его пьесы не пользуются популярностью.

Кроме пьес Чарльз начинает писать романы, мелодраматические и пространные. Первым выходит готический «The Fatal Revenge» (1807), включающий в себя ряд сверхъестественных событий, в итоге, впрочем, получивших рационалистическое объяснение.

Затем свет увидели несколько более реалистических романов, посвящённых Ирландии и ирландцам.

И ближе к концу жизни Метьюрин вновь обращается к готическому жанру — с романами «Мельмот Скиталец» и «Альбигойцы» (готический и любовно-исторический роман, с некоторыми элементами сверхъестественного).

Важно

Наиболее известной книгой Метьюрина стал прославленный «Мельмот Скиталец» (1820). Это, в известном смысле итоговое, произведение в жанре «готического» романа, отличающееся масштабностью в постановке философских проблем добра и зла, вины и ответственности, судьбы и свободной воли человека.

В центре повествования — демоническая фигура Джона Мельмота, человека, который вкусил запретного знания и за это обречён творить зло против воли. Силы ада даровали ему долголетие, но и осудили на вечное проклятие, избежать которого он может лишь в том случае, если другой человек согласится поменяться с ним участью.

Мельмот скитается по свету, ищет такого человека в разных странах и в различные исторические времена, но не находит и гибнет на последних страницах. Увлекательности романа способствует органическое соединение в сюжете элементов фантастической, исторической и психологической прозы, а также изощрённая композиция. Обрамляющий сюжет (гл.

1—4, 39) — приезд дублинского студента Мельмота, потомка Скитальца, к умирающему дяде, в доме которого он узнает историю Скитальца и читает оставшуюся после дяди рукопись англичанина Стентона о встречах с проклятым; спасение во время кораблекрушения испанца Монкады, который поселяется в доме молодого Мельмота и рассказывает ему свою историю; возвращение Скитальца в родной дом и его смерть. Рассказ испанца образует основной корпус книги (гл. 5—38); в нем содержатся потрясающие картины жизни испанских католических монастырей, религиозного изуверства, преследования евреев христианами, судилищ и тюрем инквизиции. В рассказ Монкады вставлена повесть об индийских островитянах — о дочери испанского гранда Исидоре, спасшейся при кораблекрушении и получившей от островитян имя Иммали; о встречах Иммали и Скитальца и возникшей между ними любви; о возвращении Иммали-Исидоры в Испанию и её злоключениях там. В эту повесть, в свою очередь, вставлены две истории, которые Скиталец рассказывает отцу девушки: «Повесть о семье Гусмана» (реалистическое повествование о впавшем и нищету семействе) и «Повесть о двух влюбленных» (историческая новелла). Главная интонация романа определяется последовательным осуждением религиозного фанатизма и изуверства и полным неприятием уродств современной автору или отошедшей в историю действительности. Воздействие «Мельмота Скитальца» испытали многие авторы XIX в.: Э. Булвер-Литтон, Р.Л. Стивенсон и Оскар Уайльд в Великобритании; Н. Готорн и Э.А. По в США; во Франции — Теофиль Готье, Лотреамон, В. Гюго, А. де Виньи, Ш. Бодлер и, прежде всего, О. Бальзак, автор повести «Прощённый Мельмот», своеобразного завершения и посвящения творению Метьюрина.

По словам Джона Клюта — «Мельмот Скиталец» — великий готический роман ужасов, который хотя и не породил взрывную волну в новый век, как это произошло в случае вышедшего двумя годами ранее «Франкенштейна» Мэри Шелли, но создал основную центральную модель для историй об одержимых и мятущихся бессмертных скитальцах, влияние которой простирается от различных типов сверхъестественной прозы до научно-фантастических произведений о сверхчеловеке и супергероях.

Важность «Мельмота» для фантастических жанров отмечена в наше время — роман отрецензирован в книгах «Horror: 100 Best Books» Стивена Джонса и Кима Ньюмана и «Fantasy: The 100 Best Books» Майкла Муркока и Джеймса Кауторна.

Помимо этого перу писателя принадлежат ещё несколько пьес, готический рассказ «Замок Лейкслип» («Leixlip Castle»), и две книги проповедей.

Чарльз Роберт Метьюрин умер в Дублине 30 октября 1824 года.

Роман Метьюрина появился на русском языке в 1833. Он привлёк глубокое внимание Пушкина, Лермонтова, Достоевского. Отсылки к образу Мельмота присутствуют в творчестве Набокова. Большое влияние «Мельмот Скиталец» оказал на творчество Булгакова. В его романе «Мастер и Маргарита» чётко прослеживаются прямые или косвенные ссылки на книгу Метьюрина.

Совет

Крупнейшим и наиболее авторитетным литературоведом, занимавшимся во второй половине XX века творчеством Чарльза Метьюрина, был академик М.П. Алексеев. Готовя к академической публикации роман «Мельмот Скиталец» (М.: Наука, 1976), он специально посвятил отдельный раздел приложений вопросу об истории написания имени английского автора в России.

Необходимость этого была связана с тем, что «русская транскрипция его фамильного имени (французского происхождения) долгое время оставалась у нас неустойчивой: его писали и произносили на разные лады» — начиная от Мэтьюрен, Матурин, Матюрин и Матюрен, до совсем уж экзотических вариантов вроде Мэйчурен и Мефрин. В наше время, как уже говорилось — с подачи М.П.

Алексеева — академическим и наиболее правильным считается вариант «Метьюрин».

Источник: https://fantlab.ru/autor3824

Мельмот-скиталец

Одна из особенностей композиции романа — так называемое «рамочное повествование». Общая сюжетная канва служит как бы обрамлением для многочисленных вставных новелл. Однако в романе Метьюрина внимательный читатель уловит абсолютную последовательность общего сюжета, в котором автор ни на секунду не теряет нить сквозного рассказа и сквозного замысла.

Действие начинается осенью 1816 г. в Ирландии, в графстве уиклоу, куда студент дублинского Тринити Колледжа Джон Мельмот приезжает, дабы навестить своего умирающего дядю, а проще говоря, вступить во владение его поместьем.

Дядя умирает, однако, в завещании, помимо чисто практических пунктов, оказываются и ещё два, свойства мистического: первый — уничтожить висящий в кабинете портрет с подписью «Дж. Мельмот, 1646»; второй — найти и сжечь рукопись, хранящуюся в одном из ящиков бюро.

Так впервые сталкивается Джон Мельмот со своим легендарным предком, получившим прозвище Мельмота-скитальца.

Разумеется, здесь прочитывается и парафраз на тему Агасфера, «вечного жида», и мотив «севильского обольстителя» Дон-Жуана, и Мельмота-скитальца можно было бы назвать «ирландским искусителем», ибо именно искусу, который будет он предлагать людям, встретившимся ему на пути, людям, с кем будет сводить его судьба, и посвящены все сюжеты романа. Метьюрин как бы «совместил» в рамках одного героя и Фауста, и Мефистофеля.

Продолжение после рекламы:

Итак, молодой Мельмот находит и прочитывает рукопись, принадлежащую, как выясняется, некоему англичанину, Стентону, первому из героев романа, встретившему на своём пути странного и грозного демона Мельмота-скитальца.

А прочитав в тиши дядиного кабинета мучительную и страстную исповедь Стентона, Джон срывает со стены портрет своего предка и, разорвав его на клочки, бросает в огонь. Но ночью тот является к нему со словами: «Что же, ты меня сжёг, только такой огонь не властен меня уничтожить. Я жив, я здесь, возле тебя».

Страшная буря обрушивается на дом Мельмота, стоящий на самом берегу над обрывом к морю. В этой буре Мельмоту вновь является его демонический предок. Тонущего в волнах Мельмота спасает испанец Монсада. Наутро он рассказывает ему свою повесть — это первая вставная новелла «Рассказ испанца». История пребывания в монастыре, где его хотели заставить постричься в монахи.

Обратите внимание

Его сопротивление этому, его преследование монастырской братией.

Здесь многое смешано и соединено: таинственные странствия по монастырским подвалам в поисках спасения; гневные инвективы, направленные против фарисейства и сатанинской жестокости Церкви и Инквизиции; страшный образ монаха-отцеубийцы, становящегося тайным осведомителем Инквизиции; беспредельное одиночество героя — испанца Алонсо Монсада, вынужденного один на один сражаться «с теми змеями, которые… зачаты одиночеством человека… и ежечасно рождаются у него в сердце»; рассказ о замурованных влюблённых — дань Мэтьюрина традиции «литературы ужаса», от которого стынет кровь в жилах; и многое другое. Но над всем этим — явление Искусителя — сначала в монастыре, затем уже в тюрьме Инквизиции. Человека, для которого не существует ни запоров, ни запретов. Человека, рассказывающего о своих встречах с историческими личностями, жившими в прошлом веке… Герой, воспользовавшись пожаром, охватившим тюрьму, бежит. Он попадает в дом, где живёт семья крещёного еврея дона Фернана де Нуньеса, затем бежит и оттуда, оказываясь в итоге в подземелье, где его находит старец, еврей Адония. Накормив и напоив беглеца, выслушав его рассказ, Адония предлагает ему стать у него писцом. Адония, у которого есть в прошлом своя роковая тайна, который тоже способен прозревать и прошлое и будущее, показывает Алонсо рукопись, содержащую «историю тех, чьи судьбы связаны теперь с твоей — цепью дивной, незримой и неразрывной». Эта история — «повесть об индийских островитянах». История любви Мельмота-скитальца, единственной во всю его жизнь любви — к девушке с далёкого острова, наивной, простодушной и прекрасной. Если в истории испанца Алонсо прочитывается парафраз повести Дидро «Монахиня», то в образе Иммали несомненно угадывается вольтеровский Гурон, его «простодушный». На острове, где она живёт в полном одиночестве, появляется человек, которого автор называет «чужестранец». Он рассказывает Иммали о дальних странах, о городах… Искуситель — и простодушный. Но уходит он от неё «по водам». Вновь — сочетание в пределах одного образа: богохульника и Богоискателя, Фауста и Мефистофеля, Христа и Сатаны. Сочетание, разумеется, с точки зрения всяческой ортодоксии, кощунственное, проявление небывалого вольнодумства (примечательно, что Мэтьюрин был не только писателем, но при этом ещё и священнослужителем. Любопытный парадокс — священник и богохульник в одном лице). В рукописи вдруг, промельком, встречается упоминание Стентона — таким образом, связывая воедино все сюжеты, соединяя в «единую цепь» истории всех искусов Мельмота-скитальца в некий образ единого великого Искуса, неназываемого (ни разу во всем романе не обозначенного словом, он всегда либо произносится на ухо, либо подразумевается). Как говорит Монсада, «все мы — только зерна чёток, нанизанных на одну и ту же нить». Искус возвращающегося к Иммали Мельмота — в его рассказах о цивилизованном мире, в тех картинах чудовищной безнравственности, что царит в нем. Дикарка Иммали — его полюбила! «Тебя! Это ты научил меня думать, чувствовать, плакать». До встречи с Мельмотом она ничего этого не знала. Происходит их обручение — без свидетелей, только дикая природа и лунный свет. После этого Мельмот исчезает. Больше он никогда не приезжал на этот остров.

Брифли существует благодаря рекламе:

Прошло три года, и мы встречаем Иммали в Испании, под именем Исидоры, дочери богатого купца и негоцианта дона Франсиско де Альяга. Но однажды ночью, при свете луны, ей вновь является Мельмот.

«Печальный демон, дух изгнанья», он говорит своей возлюбленной: «Мне поручено попирать ногами и мять все цветы, расцветающие как на земле, так и в человеческой душе… все, что попадается на моем пути».

Мельмот, таким образом, приобретает черты обречённого на странствия и вечные скитания, мучителя и мученика одновременно. Сатана и спаситель в одном лице.

Разочарованный и пресыщенный, познавший тайну жизни и смерти, ничтожество рода людского и тщету всего сущего, и, вследствие этого знания, возвысившийся над миром.

Мэтьюрин о Мельмоте: «Для него на свете не могло быть большего чуда, чем его собственная жизнь, а та лёгкость, с которой он переносился с одного конца земли на другой, смешиваясь с населявшими её людьми и вместе с тем ощущая свою отделённость от них, подобно усталому и равнодушному к представлению зрителю, который бродит вдоль рядов огромного партера, где он никого не знает…» Венчание Исидоры-Иммали и Мельмота происходит в старом монастыре, ночью, однако рука священника, совершавшего обряд, «была холодна, как рука смерти».

Следующая глава застаёт нас на постоялом дворе, где заночевал дон Франсиско, отец Исидоры, направляющийся домой. Он встречает там незнакомца, читающего ему некую рукопись: «Повесть о семье Гусмана». Историю трагедии одной семьи, её возвышения и падения, богатства и нищеты.

В самый страшный час перед отцом семьи Вальбергом является искуситель, «Враг рода человеческого», и «глаза его издают такой блеск, какого люди вынести не в силах». Но спасение приходит неожиданно с другой стороны, а искус Вальберг, даже ценой голодной смерти своих детей, преодолевает. Рассказ окончен.

Читайте также:  Краткая биография грибоедов

Дон Франсиско погружается в сон, а, пробудившись, обнаруживает в комнате человека. «Странный гость» проявляет неожиданное знание судьбы Вальберга и его семьи, хотя его не было в комнате в момент чтения рукописи. А прощаясь, говорит: «Мы увидимся с вами сегодня вечером». Так и происходит. В пути дон франсиско встречает загадочного незнакомца.

Важно

Укрывшись в уединённой харчевне от непогоды, они остаются вдвоём, и «странный гость» предлагает вниманию купца свой рассказ: «Повесть о двух влюблённых». На сей раз действие происходит в Англии. Эпоха Реставрации Стюартов, вторая половина XVII в. Старинный род Мортимеров из графства Шропшир. Легенды о славном прошлом, о служении королевскому дому.

Любовь оставшихся в живых потомков сэра Роджера Мортимера, двоюродных брата и сестры: Джона Сендела — воина, героя, при этом — ангелоподобного юноши, и красавицы Элинор; история их трагедии, их несостоявшейся свадьбы, их разлуки, и снова встречи, когда Джон уже безумен, а Элинор служит ему сиделкой. Они очень бедны.

В этот момент незнакомец, рассказывающий дону Франсиско эту историю, неожиданно сам возникает в собственном повествовании: «Именно в это время… мне и довелось познакомиться с… я хотел сказать, именно в это время некий приезжий, поселившийся неподалёку от той деревушки, где жила Элинор, несколько раз встречал их обоих…

» Искус вновь не выражен в словах, только священник, появившийся чуть позже, «сразу же понял, сколь ужасен был их разговор».

Однако потом священник рассказывает Элинор, что в разговаривавшем с нею человеке он узнал «ирландца по имени Мельмот», с которым был знаком когда-то, с кем перестал встречаться, поняв, «что это человек, предавшийся дьявольскому обману, что он во власти Врага рода человеческого»; какое-то время тому назад он сам был свидетелем его кончины и перед смертью тот ему сказал: «Я повинен в великом ангельском грехе: я был горд и слишком много возомнил о силе своего ума! Это был первый смертный грех — безграничное стремление к запретному знанию!» И вот — этот человек жив…

Но затем незнакомец начинает рассказывать дону Франсиско… его собственную историю, предупреждая: «…не теряйте ни минуты, спешите спасти вашу дочь!» Но купец не поспешил… История Исидоры завершает повествование. Никто не знает, что она стала «тайной женой» Мельмота.

Никто не знает, что она ждёт ребёнка. И вот приезжают её отец и жених. Во время бала Мельмот делает попытку бегства. Тщетно. На их пути встаёт брат Исидоры. Убив его, Мельмот бежит один, проклиная тех, кто оказывается свидетелями этой сцены. Участь Исидоры ужасна.

У неё рождается дочь, однако «жену колдуна и их проклятого отпрыска» передают «в руки милосердного и святого судилища Инквизиции». Приговор — разлука с дочерью. Ночью, в камере, девочка умирает. На смертном одре Исидора рассказывает священнику, что к ней ночью являлся Мельмот.

Вновь искус — вновь непроизнесенный.

На этом испанец Монсада заканчивает свой рассказ. И тут перед ним и Джоном Мельмотом возникает сам герой, Скиталец: «Твой предок вернулся домой… скитания его окончены!.. Тайну предназначения моего я уношу с собой… Я сеял на земле страх, но — не зло.

Совет

Никого из людей нельзя было заставить разделить мою участь, нужно было его согласие, — и ни один этого согласил не дал… Ни одно существо не поменялось участью с Мельмотом-скитальцем. Я исходил весь мир и не нашёл ни одного человека, который, ради того чтобы обладать этим миром, согласился бы погубить свою душу.

Ни Стен-сон в доме для умалишённых, ни ты, Монсада, в тюрьме Инквизиции, ни Вальберг, на глазах у которого дети его умирали от голода, никто другой…»

Мельмот видит вещий сон о своей смерти. На следующий день только платок, что носил он на шее, нашли на вершине утёса, к которому привели его следы. «Это было все, что осталось от него на земле!»

Источник: https://briefly.ru/metjurin/melmot-skitalec/

Алан Тьюринг – биография, краткая историческая справка. Жизнь замечательных людей

Алан Мэтисон Тьюринг был вторым ребёнком английского чиновника в Индии Юлиуса Мэтисона Тьюринга и Сары Этель – жены Юлиуса. Отец был потомком аристократического шотландского рода. А мать – потомком ирландского рода, христианка протестантского толка по вероисповеданию.

Алан родился 23 июня 1912 года в городе Лондон. Незадолго до его появления на свет, родители Алана решили переехать из Индии в Англию, чтобы мальчик родился и рос в исторически родной стране и культуре.

В целом, так и вышло – Алан Тьюринг почти всю жизнь прожил на территории Соединённого Королевства и все его труды были связаны с такими городами как Лондон, Кембридж, Манчестер и некоторыми другими английскими городами.

Старшего брата Алана звали Джон. И их вдвоём родители часто оставляли в частных домах, под присмотром военных семей (или нечто подобное), а сами ездили между Англией и Индией по долгу службы отца. В этих частных домах, которые, видимо, имели статус «детских садов» братья получали строгое английское образование.

В возрасте 6 лет или в 1918 году (год окончания Первой Мировой Войны) мальчик Алан поступил на обучение в школу Святого Михаила города Гастингс (юго-восточное побережье Англии). В этой школе отметили, что мальчик талантлив. В эти годы парень уже увлекался научными опытами. В частности, он пытался получить йод из водорослей.

Мать такие эксперименты несколько беспокоили. Она боялась, что технический уклон помешает поступить алану в элитные частные школы (Public School), где больше внимания уделялось гуманитарным наукам, языкам и т.п. Мальчик поступил в Шерборнскую частную школу (Sherborn Public School), которая имела достаточно высокий статус.

Но, учёба не заладилась. По успеваемости молодой человек находился на последних местах и часто являлся причиной жалоб учителей. Дело в том, что многие преподаваемые там предметы его мало интересовали. Английский язык, Латынь и прочие гуманитарные предметы не привлекали внимания Алана.

Обратите внимание

Но привлекали неудовольствия учителей, по поводу его безразличия к этим наукам. Директор этой школы писал, что Тьюрингу придётся выбрать, а не сидеть на двух стульях одновременно – либо он получает образование в школе, либо отчисляется из неё и становится в будущем каким-нибудь научным сотрудником, скорее всего математиком.

С этой школой в жизни Алана Тьюринга было связано ещё одно «происшествие». При поступлении в школу, а точнее в день поступления произошли акции протеста в этой части Англии. Так что молодому человеку пришлось ехать в школу на велосипеде. А расстояние от дома до школы составляло около 100 км.

Тьюринг делал остановку и ночевал в городе посередине между домом и Шерборном, а утром продолжил путь.

Во время обучения в школе, когда парню было только 16 лет, он детально разобрал теорию относительности Эйнштейна и выявил в ней скрытое недоверие автора к законам Ньютона. Такое было под силу не каждому математику.

В Шерборнской школе Алан нашёл своего лучшего друга Кристофера Моркомома. Они вместе бездельничали на неинтересных уроках, играли в «морской бой», рисовали таблицы, обсуждали какие-то математические новинки в науке.

Вместе с Крисом Алан решил поступать в Кембридж. Но не сдал экзамены, в отличии от друга, который прошёл с первого раза. Тьюринг не расстроился и поступил в Королевский Колледж Кэмбриджа со второй попытки (хотя изначально хотел поступать в другое учебное заведение этого города).

  Кристофер умер в период обучения в Кембридже от бычьей лихорадки, которую мог прихватить из молока. Для Алана смерть лучшего друга стала большим ударом. Он писал утешительные письма матери Криса, где поддерживал её, объясняя, что разум её сына не исчез при смерти физической оболочки.

Вообще парня интересовал вопрос о потустороннем мире и вообще о разуме человека.

В Кембридже Алан учился под руководством математика Годфри Харолда Харди. 12 мая 1936 года (в возрасте 24 лет) Алан переформулировал теорему Геделя о неполноте.

Важно

Теорема заключалась примерно в следующем – о любой теории можно доказать как истинность этой теории, так и её ложность одинаково верно, так как любая теория основана на множестве аксиом (истин, не требующих доказательства), а значит аксиомы могут быть как истиной, так и ложью.

Алан Тьюринг получил из сложного математического вычисления и обоснования вышеупомянутого учёного простые единицы, с помощью которых создал модель машины, которая могла вычислить почти любую задачу («всё, что только можно вычислить»).

Машина получила название «Машины Тьюринга» и в сочетании с оракулом (устройством, которое могло печатать цифры на бумаге) получался почти настоящий компьютер – вычислительная машина. В память оракула заносились начальные данные.

Машина Тьюринга, по заданному алгоритму высчитывала задачу, и оракул печатал результат на новом листе, либо стирал данные для расчёта и печатал результат на старом. В этом расчёте использовались такие понятия как «истина», «ложь», «алгоритм».

В 1938 году в возрасте 26 лет Алан Тьюринг защитил докторскую диссертацию на тему «Логические системы, основанные на ординалах».

В Кембридже Алан посещал лекции Виттенштейна Людвига. Виттенштейн утверждал теорию о несостоятельности математики. По его словам математика не ищет истину, но сама создаёт её.

Алан был с этим не согласен и много спорил с Людвигом. Тьюринг выступал за «формализм» – математическое философское течение, которое не требовало точного перевода слов и ограничивалось примерным смыслом.

А Людвиг искал абсолютной точности.

Во время обучения в колледже Алан Тьюринг изучал основы криптографии – то есть расшифровки данных. Это пригодилось ему во время Второй Мировой войны, когда учёный работал над расшифровкой немецких посланий.

Совет

Немцы шифровали свои приказы с помощью специальной машины «Энигма». Алан Тьюринг создал другую машину, которая позволяла расшифровать код Энигмы. Машина получила название «Машина Тьюринга-Велшмана».

Гордон Велшман – математик, предложивший некоторые дополнения к машине Тьюринга, с которыми та стала работать ещё лучше.

Вариант расшифровки Алана Тьюринга был несколько лучше польской машины с аналогичными функциями.

Позднее Тьюринг нашёл способ взломать гораздо более сложную шифровальную машину Германии «Лоренц». Видные государственные деятели Англии утверждают примерно следующее – нельзя сказать, что благодаря стараниям Алана Тьюринга союзным войскам удалось победить Германию. Но без него победы могло бы и не быть».

В период 1945-1947 гг. Алан работал над проектом ACE или автоматической вычислительной системы. Это был фактически первый компьютер в мире. Аппарат с записанной в памяти программой.

В 1948 голу Алан разработал программу шахмат для компьютера, которого ещё не существовало. И, моделируя действия программы, записал партию игры, делая один ход раз в полчаса. Его коллега математик обыграл эту программу, но жена другого математика проиграла ей.

Алана Тьюринга обвинили в гомосексуализме (мужеложстве), так как тот провёл ночь с молодым рабочим у себя в доме. Якобы были предъявлены доказательства. В полиции учёный сильно волновался, когда его допрашивали и было доказано преступление.

Это не может не вызвать сомнений. Прежде всего, Алан Тьюринг с детства получил классическое английское воспитание и отсюда был достаточно религиозен (несмотря на заявления в атеизме). Да и потом – слишком богатая научная репутация человека.

Обратите внимание

Подобные наклонности появились бы гораздо раньше, если бы они были. Скорее всего видного учёного просто «потопили», а тот из скромности и шока от обвинения не смог доказать своей невиновности.

Быть может не стал оправдываться из-за религиозного чувства, которое не позволяло ему кричать о своей невиновности, надеясь на Бога.

Так или иначе, Алану предложили два варианта – либо тюрьма, либо химическая терапия, которая делала мужчин не способными к половому контакту. Алан Тьюринг выбрал второе. И не унывал. Его выгнали с работы, исключили из научного сообщества. А тот сидел дома и проводил эксперименты с продуктами питания, получая из них различные химические вещества.

Умер учёный в возрасте 42 лет 8 июня 1954 года (почти за 2 недели до дня рождения) от отравления цианидом. Предположили, что это самоубийство. Но мать Алана заявила – её сын был в хорошем настроении, строил планы на будущее. Мать предположила случайное отравление в результате химических экспериментов.

Около кровати умершего было найдено надкушенное яблоко. Предположили, что учёный добавил в него цианид, так как в любимом его мультфильме «Белоснежка и семь гномов» от компании Дисней. Алану очень нравилась сцена, где ведьма опускает яблоко в зелье.

 Но яблоко не было исследовано, а один учёный после вскрытия сделал вывод, что вещество было в виде пара.

В любом случае, Алан Тьюринг – человек высокого ума. «Первый хакер», как его называют. Основатель информатики. И, видимо, явно незаслуженно оклеветанный в тяжкой моральном преступлении, которое считается истинным до сих пор. Но реальное состояние дел никуда не деть и рано или поздно великий учёный будет оправдан.

Источник: https://www.RuAvtor.ru/imena/alan-tyuring-biografiya-kratkaya-istoricheskaya-spravka-zhizn-zamechatelnyh-liudej_7889.html

Биография и книги автора Метьюрин Чарлз Роберт

Об авторе

Чарлз Роберт Метьюрин (англ. Charles Robert Maturin, 25 сентября 1782, Дублин — 30 октября 1824, Дублин) — английский (ирландский) священник и писатель.
Родился в Дублине, в семье ирландского почтового работника-гугенота.

Читайте также:  Краткая биография евтушенко

Закончив дублинский Тринити-колледж, стал приходским священником.

Первые «готические романы» вышли под псевдонимом Деннис Джаспер Мерфи.

Широко известен роман «Мельмот-Скиталец» (Melmoth the Wanderer, 1820), развивающий фаустовскую тему.

«Мельмот Скиталец» вышел в свет в 1820 г. в четырех небольших томах в Эдинбурге под псевдонимом «Автор Бертрама» (популярной драмы писателя). Метьюрин получил за него солидный по тому времени гонорар: издатель Констейбл (по особому ходатайству покровителя писателя В.

Скотта) заплатил ему пятьсот фунтов стерлингов, на порядок больше, чем за предшествующие произведения, что тем не менее не смогло спасти семью писателя, «умирающую от изнурения». В Англии роман имел большой успех, но и резкую критику и осуждение за «вольнодумство».

Важно

В Европе и Америке он оставил по себе добрую память. Имя героя стало нарицательным.

Роман оказал заметное влияние на творчество многих писателей: О. Бальзака, В. Гюго, Э.А. По, Ш. Бодлера, Р.Л. Стивенсона, О. Уайльда, А. де Виньи; нашел отражение в произведениях многих композиторов и художников, прежде всего Э. Делакруа. О.

Уайльд не только воспроизвел в «Портрете Дориана Грея» некоторые мотивы «Мельмота», но и способствовал возрождению популярности романа в конце XIX в. Второе английское издание было осуществлено в 1891 г.

, после чего роман широко переиздавался на многих языках мира.

Впервые изданный в России в 1833 г., роман имел шумный успех и отозвался в произведениях А. Пушкина, М. Лермонтова, Н. Гоголя, П. Вяземского, М. Загоскина, В. Одоевского, Ф. Достоевского, М. Булгакова и др.
Отсылки к образу Мельмота присутствуют в творчестве Набокова («Лолита» и др.).

Большое влияние Мельмот Скиталец оказал на творчество Булгакова. В его книге «Мастер и Маргарита» четко прослеживаются прямые или косвенные ссылки на роман Метьюрина.

В 1983 г. под редакцией М.П. Алексеева в издательстве «Наука» роман вышел в серии «Литературные памятники» (перевод A.M.

Шадрина).

Среди английских «готических романов» «Мельмот-Скиталец» выделяется морально-философскими обобщениями и романтической символикой. О. Бальзак написал его продолжение («Примирённый Мельмот»), сатирически переосмыслив романтическую сюжетную коллизию романа.
Умер Мэтьюрин в Дублине 30 октября 1824.

Википедия

Источник: https://www.rulit.me/authors/metyurin-charlz-robert

“Мельмот-скиталец” Мэтьюрина в кратком содержании

Одна из особенностей композиции романа – так называемое “рамочное повествование”. Общая сюжетная канва служит как бы обрамлением для многочисленных вставных новелл. Однако в романе Метьюрина внимательный читатель уловит абсолютную последовательность общего сюжета, в котором автор ни на секунду не теряет нить сквозного рассказа и сквозного замысла.

Действие начинается осенью 1816 г. в Ирландии, в графстве уиклоу, куда студент дублинского Тринити Колледжа Джон Мельмот приезжает, дабы навестить своего умирающего дядю, а проще говоря, вступить во владение его поместьем.

Дядя умирает, однако, в завещании, помимо чисто практических пунктов, оказываются и еще два, свойства мистического: первый – уничтожить висящий в кабинете портрет с подписью “Дж. Мельмот, 1646”; второй – найти и сжечь рукопись, хранящуюся в одном из ящиков бюро.

Так впервые сталкивается Джон Мельмот со своим легендарным предком, получившим прозвище Мельмота-скитальца.

Совет

Разумеется, здесь прочитывается и парафраз на тему Агасфера, “вечного жида”, и мотив “севильского обольстителя” Дон-Жуана, и Мельмота-скитальца можно было бы назвать “ирландским искусителем”, ибо именно искусу, который будет он предлагать людям, встретившимся ему на пути, людям, с кем будет сводить его судьба, и посвящены все сюжеты романа. Метьюрин как бы “совместил” в рамках одного героя и Фауста, и Мефистофеля.

Итак, молодой Мельмот находит и прочитывает рукопись, принадлежащую, как выясняется, некоему англичанину, Стентону, первому из героев романа, встретившему на своем пути странного и грозного демона Мельмота-скитальца. А прочитав в тиши дядиного кабинета мучительную и страстную исповедь Стентона, Джон срывает со стены портрет своего предка и, разорвав его на клочки, бросает в огонь.

Но ночью тот является к нему со словами: “Что же, ты меня сжег, только такой огонь не властен меня уничтожить. Я жив, я здесь, возле тебя”. Страшная буря обрушивается на дом Мельмота, стоящий на самом берегу над обрывом к морю. В этой буре Мельмоту вновь является его демонический предок. Тонущего в волнах Мельмота спасает испанец Монсада.

Наутро он рассказывает ему свою повесть – это первая вставная новелла “Рассказ испанца”. История пребывания в монастыре, где его хотели заставить постричься в монахи. Его сопротивление этому, его преследование монастырской братией.

Здесь многое смешано и соединено: таинственные странствия по монастырским подвалам в поисках спасения; гневные инвективы, направленные против фарисейства и сатанинской жестокости Церкви и Инквизиции; страшный образ монаха-отцеубийцы, становящегося тайным осведомителем Инквизиции; беспредельное одиночество героя – испанца Алонсо Монсада, вынужденного один на один сражаться “с теми змеями, которые… зачаты одиночеством человека… и ежечасно рождаются у него в сердце”; рассказ о замурованных влюбленных – дань Мэтьюрина традиции “литературы ужаса”, от которого стынет кровь в жилах; и многое другое. Но над всем этим – явление Искусителя – сначала в монастыре, затем уже в тюрьме Инквизиции. Человека, для которого не существует ни запоров, ни запретов. Человека, рассказывающего о своих встречах с историческими личностями, жившими в прошлом веке… Герой, воспользовавшись пожаром, охватившим тюрьму, бежит. Он попадает в дом, где живет семья крещеного еврея дона Фернана де Нуньеса, затем бежит и оттуда, оказываясь в итоге в подземелье, где его находит старец, еврей Адония. Накормив и напоив беглеца, выслушав его рассказ, Адония предлагает ему стать у него писцом. Адония, у которого есть в прошлом своя роковая тайна, который тоже способен прозревать и прошлое и будущее, показывает Алонсо рукопись, содержащую “историю тех, чьи судьбы связаны теперь с твоей – цепью дивной, незримой и неразрывной”. Эта история -“повесть об индийских островитянах”. История любви Мельмота-скитальца, единственной во всю его жизнь любви – к девушке с далекого острова, наивной, простодушной и прекрасной. Если в истории испанца Алонсо прочитывается парафраз повести Дидро “Монахиня”, то в образе Иммали несомненно угадывается вольтеровский Гурон, его “простодушный”. На острове, где она живет в полном одиночестве, появляется человек, которого автор называет “чужестранец”. Он рассказывает Иммали о дальних странах, о городах… Искуситель – и простодушный. Но уходит он от нее “по водам”. Вновь – сочетание в пределах одного образа: богохульника и Богоискателя, Фауста и Мефистофеля, Христа и Сатаны. Сочетание, разумеется, с точки зрения всяческой ортодоксии, кощунственное, проявление небывалого вольнодумства. В рукописи вдруг, промельком, встречается упоминание Стентона – таким образом, связывая воедино все сюжеты, соединяя в “единую цепь” истории всех искусов Мельмота-скитальца в некий образ единого великого Искуса, неназываемого. Как говорит Монсада, “все мы – только зерна четок, нанизанных на одну и ту же нить”. Искус возвращающегося к Иммали Мельмота – в его рассказах о цивилизованном мире, в тех картинах чудовищной безнравственности, что царит в нем. Дикарка Иммали – его полюбила! “Тебя! Это ты научил меня думать, чувствовать, плакать”. До встречи с Мельмотом она ничего этого не знала. Происходит их обручение – без свидетелей, только дикая природа и лунный свет. После этого Мельмот исчезает. Больше он никогда не приезжал на этот остров.

Прошло три года, и мы встречаем Иммали в Испании, под именем Исидоры, дочери богатого купца и негоцианта дона Франсиско де Альяга. Но однажды ночью, при свете луны, ей вновь является Мельмот.

“Печальный демон, дух изгнанья”, он говорит своей возлюбленной: “Мне поручено попирать ногами и мять все цветы, расцветающие как на земле, так и в человеческой душе… все, что попадается на моем пути”.

Мельмот, таким образом, приобретает черты обреченного на странствия и вечные скитания, мучителя и мученика одновременно. Сатана и спаситель в одном лице.

Разочарованный и пресыщенный, познавший тайну жизни и смерти, ничтожество рода людского и тщету всего сущего, и, вследствие этого знания, возвысившийся над миром.

Обратите внимание

Мэтьюрин о Мельмоте: “Для него на свете не могло быть большего чуда, чем его собственная жизнь, а та легкость, с которой он переносился с одного конца земли на другой, смешиваясь с населявшими ее людьми и вместе с тем ощущая свою отделенность от них, подобно усталому и равнодушному к представлению зрителю, который бродит вдоль рядов огромного партера, где он никого не знает…” Венчание Исидоры-Иммали и Мельмота происходит в старом монастыре, ночью, однако рука священника, совершавшего обряд, “была холодна, как рука смерти”.

Следующая глава застает нас на постоялом дворе, где заночевал дон Франсиско, отец Исидоры, направляющийся домой. Он встречает там незнакомца, читающего ему некую рукопись: “Повесть о семье Гусмана”. Историю трагедии одной семьи, ее возвышения и падения, богатства и нищеты.

В самый страшный час перед отцом семьи Вальбергом является искуситель, “Враг рода человеческого”, и “глаза его издают такой блеск, какого люди вынести не в силах”. Но спасение приходит неожиданно с другой стороны, а искус Вальберг, даже ценой голодной смерти своих детей, преодолевает. Рассказ окончен.

Дон Франсиско погружается в сон, а, пробудившись, обнаруживает в комнате человека. “Странный гость” проявляет неожиданное знание судьбы Вальберга и его семьи, хотя его не было в комнате в момент чтения рукописи. А прощаясь, говорит: “Мы увидимся с вами сегодня вечером”. Так и происходит. В пути дон франсиско встречает загадочного незнакомца.

Укрывшись в уединенной харчевне от непогоды, они остаются вдвоем, и “странный гость” предлагает вниманию купца свой рассказ: “Повесть о двух влюбленных”. На сей раз действие происходит в Англии. Эпоха Реставрации Стюартов, вторая половина XVII в. Старинный род Мортимеров из графства Шропшир. Легенды о славном прошлом, о служении королевскому дому.

Любовь оставшихся в живых потомков сэра Роджера Мортимера, двоюродных брата и сестры: Джона Сендела – воина, героя, при этом – ангелоподобного юноши, и красавицы Элинор; история их трагедии, их несостоявшейся свадьбы, их разлуки, и снова встречи, когда Джон уже безумен, а Элинор служит ему сиделкой. Они очень бедны.

В этот момент незнакомец, рассказывающий дону Франсиско эту историю, неожиданно сам возникает в собственном повествовании: “Именно в это время… мне и довелось познакомиться с… я хотел сказать, именно в это время некий приезжий, поселившийся неподалеку от той деревушки, где жила Элинор, несколько раз встречал их обоих…” Искус вновь не выражен в словах, только священник, появившийся чуть позже, “сразу же понял, сколь ужасен был их разговор”. Однако потом священник рассказывает Элинор, что в разговаривавшем с нею человеке он узнал “ирландца по имени Мельмот”, с которым был знаком когда-то, с кем перестал встречаться, поняв, “что это человек, предавшийся дьявольскому обману, что он во власти Врага рода человеческого”; какое-то время тому назад он сам был свидетелем его кончины и перед смертью тот ему сказал: “Я повинен в великом ангельском грехе: я был горд и слишком много возомнил о силе своего ума! Это был первый смертный грех – безграничное стремление к запретному знанию!” И вот – этот человек жив…

Но затем незнакомец начинает рассказывать дону Франсиско… его собственную историю, предупреждая: “…не теряйте ни минуты, спешите спасти вашу дочь!” Но купец не поспешил… История Исидоры завершает повествование. Никто не знает, что она стала “тайной женой” Мельмота.

Важно

Никто не знает, что она ждет ребенка. И вот приезжают ее отец и жених. Во время бала Мельмот делает попытку бегства. Тщетно. На их пути встает брат Исидоры. Убив его, Мельмот бежит один, проклиная тех, кто оказывается свидетелями этой сцены. Участь Исидоры ужасна.

У нее рождается дочь, однако “жену колдуна и их проклятого отпрыска” передают “в руки милосердного и святого судилища Инквизиции”. Приговор – разлука с дочерью. Ночью, в камере, девочка умирает. На смертном одре Исидора рассказывает священнику, что к ней ночью являлся Мельмот.

Вновь искус – вновь непроизнесенный.

На этом испанец Монсада заканчивает свой рассказ. И тут перед ним и Джоном Мельмотом возникает сам герой, Скиталец: “Твой предок вернулся домой… скитания его окончены!.. Тайну предназначения моего я уношу с собой… Я сеял на земле страх, но – не зло.

Читайте также:  Краткая биография твен

Никого из людей нельзя было заставить разделить мою участь, нужно было его согласие, – и ни один этого согласил не дал… Ни одно существо не поменялось участью с Мельмотом-скитальцем. Я исходил весь мир и не нашел ни одного человека, который, ради того чтобы обладать этим миром, согласился бы погубить свою душу.

Ни Стен-сон в доме для умалишенных, ни ты, Монсада, в тюрьме Инквизиции, ни Вальберг, на глазах у которого дети его умирали от голода, никто другой…”

Мельмот видит вещий сон о своей смерти. На следующий день только платок, что носил он на шее, нашли на вершине утеса, к которому привели его следы. “Это было все, что осталось от него на земле!”

Источник: https://home-task.com/melmot-skitalec-metyurina-v-kratkom-soderzhanii/

Краткое содержание Мельмот-скиталец – Мэтьюрин Чарлз Роберт

Мельмот-скиталец Краткое содержание романа Одна из особенностей композиции романа – так называемое “рамочное повествование”.

Общая сюжетная канва служит как бы обрамлением для многочисленных вставных новелл.

Однако в романе Метьюрина внимательный читатель уловит абсолютную последовательность общего сюжета, в котором автор ни на секунду не теряет нить сквозного рассказа и сквозного замысла.

Действие начинается осенью 1816 г. в Ирландии, в графстве уиклоу, куда студент дублинского Тринити Колледжа Джон Мельмот приезжает, дабы навестить своего умирающего дядю, а проще говоря, вступить во владение его поместьем.

Дядя умирает, однако, в завещании, помимо чисто практических пунктов, оказываются и еще два, свойства мистического: первый – уничтожить висящий в кабинете портрет с подписью “Дж. Мельмот, 1646”; второй – найти и сжечь рукопись, хранящуюся в одном из ящиков бюро.

Так впервые сталкивается Джон Мельмот со своим легендарным предком, получившим прозвище Мельмота-скитальца.

Совет

Разумеется, здесь прочитывается и парафраз на тему Агасфера, “вечного жида”, и мотив “севильского обольстителя” Дон-Жуана, и Мельмота-скитальца можно было бы назвать “ирландским искусителем”, ибо именно искусу, который будет он предлагать людям, встретившимся ему на пути, людям, с кем будет сводить его судьба, и посвящены все сюжеты романа. Метьюрин как бы “совместил” в рамках одного героя и Фауста, и Мефистофеля.

Итак, молодой Мельмот находит и прочитывает рукопись, принадлежащую, как выясняется, некоему англичанину, Стентону, первому из героев романа, встретившему на своем пути странного и грозного демона Мельмота-скитальца. А прочитав в тиши дядиного кабинета мучительную и страстную исповедь Стентона, Джон срывает со стены портрет своего предка и, разорвав его на клочки, бросает в огонь. Но ночью тот является к нему со словами: “Что же, ты меня сжег, только такой огонь не властен меня уничтожить. Я жив, я здесь, возле тебя”. Страшная буря обрушивается на дом Мельмота, стоящий на самом берегу над обрывом к морю. В этой буре Мельмоту вновь является его демонический предок. Тонущего в волнах Мельмота спасает испанец Монсада. Наутро он рассказывает ему свою повесть – это первая вставная новелла “Рассказ испанца”. История пребывания в монастыре, где его хотели заставить постричься в монахи. Его сопротивление этому, его преследование монастырской братией. Здесь многое смешано и соединено: таинственные странствия по монастырским подвалам в поисках спасения; гневные инвективы, направленные против фарисейства и сатанинской жестокости Церкви и Инквизиции; страшный образ монаха-отцеубийцы, становящегося тайным осведомителем Инквизиции; беспредельное одиночество героя – испанца Алонсо Монсада, вынужденного один на один сражаться “с теми змеями, которые… зачаты одиночеством человека… и ежечасно рождаются у него в сердце”; рассказ о замурованных влюбленных – дань Мэтьюрина традиции “литературы ужаса”, от которого стынет кровь в жилах; и многое другое. Но над всем этим – явление Искусителя – сначала в монастыре, затем уже в тюрьме Инквизиции. Человека, для которого не существует ни запоров, ни запретов. Человека, рассказывающего о своих встречах с историческими личностями, жившими в прошлом веке… Герой, воспользовавшись пожаром, охватившим тюрьму, бежит. Он попадает в дом, где живет семья крещеного еврея дона Фернана де Нуньеса, затем бежит и оттуда, оказываясь в итоге в подземелье, где его находит старец, еврей Адония. Накормив и напоив беглеца, выслушав его рассказ, Адония предлагает ему стать у него писцом. Адония, у которого есть в прошлом своя роковая тайна, который тоже способен прозревать и прошлое и будущее, показывает Алонсо рукопись, содержащую “историю тех, чьи судьбы связаны теперь с твоей – цепью дивной, незримой и неразрывной”. Эта история – “повесть об индийских островитянах”. История любви Мельмота-скитальца, единственной во всю его жизнь любви – к девушке с далекого острова, наивной, простодушной и прекрасной. Если в истории испанца Алонсо прочитывается парафраз повести Дидро “Монахиня”, то в образе Иммали несомненно угадывается вольтеровский Гурон, его “простодушный”. На острове, где она живет в полном одиночестве, появляется человек, которого автор называет “чужестранец”. Он рассказывает Иммали о дальних странах, о городах… Искуситель – и простодушный. Но уходит он от нее “по водам”. Вновь – сочетание в пределах одного образа: богохульника и Богоискателя, Фауста и Мефистофеля, Христа и Сатаны. Сочетание, разумеется, с точки зрения всяческой ортодоксии, кощунственное, проявление небывалого вольнодумства (примечательно, что Мэтьюрин был не только писателем, но при этом еще и священнослужителем. Любопытный парадокс – священник и богохульник в одном лице). В рукописи вдруг, промельком, встречается упоминание Стентона – таким образом, связывая воедино все сюжеты, соединяя в “единую цепь” истории всех искусов Мельмота-скитальца в некий образ единого великого Искуса, неназываемого (ни разу во всем романе не обозначенного словом, он всегда либо произносится на ухо, либо подразумевается). Как говорит Монсада, “все мы – только зерна четок, нанизанных на одну и ту же нить”. Искус возвращающегося к Иммали Мельмота – в его рассказах о цивилизованном мире, в тех картинах чудовищной безнравственности, что царит в нем. Дикарка Иммали – его полюбила! “Тебя! Это ты научил меня думать, чувствовать, плакать”. До встречи с Мельмотом она ничего этого не знала. Происходит их обручение – без свидетелей, только дикая природа и лунный свет. После этого Мельмот исчезает. Больше он никогда не приезжал на этот остров. Прошло три года, и мы встречаем Иммали в Испании, под именем Исидоры, дочери богатого купца и негоцианта дона Франсиско де Альяга. Но однажды ночью, при свете луны, ей вновь является Мельмот. “Печальный демон, дух изгнанья”, он говорит своей возлюбленной: “Мне поручено попирать ногами и мять все цветы, расцветающие как на земле, так и в человеческой душе… все, что попадается на моем пути”. Мельмот, таким образом, приобретает черты обреченного на странствия и вечные скитания, мучителя и мученика одновременно. Сатана и спаситель в одном лице. Разочарованный и пресыщенный, познавший тайну жизни и смерти, ничтожество рода людского и тщету всего сущего, и, вследствие этого знания, возвысившийся над миром. Мэтьюрин о Мельмоте: “Для него на свете не могло быть большего чуда, чем его собственная жизнь, а та легкость, с которой он переносился с одного конца земли на другой, смешиваясь с населявшими ее людьми и вместе с тем ощущая свою отделенность от них, подобно усталому и равнодушному к представлению зрителю, который бродит вдоль рядов огромного партера, где он никого не знает… ” Венчание Исидоры-Иммали и Мельмота происходит в старом монастыре, ночью, однако рука священника, совершавшего обряд, “была холодна, как рука смерти”. Следующая глава застает нас на постоялом дворе, где заночевал дон Франсиско, отец Исидоры, направляющийся домой. Он встречает там незнакомца, читающего ему некую рукопись: “Повесть о семье Гусмана”. Историю трагедии одной семьи, ее возвышения и падения, богатства и нищеты. В самый страшный час перед отцом семьи Вальбергом является искуситель, “Враг рода человеческого”, и “глаза его издают такой блеск, какого люди вынести не в силах”. Но спасение приходит неожиданно с другой стороны, а искус Вальберг, даже ценой голодной смерти своих детей, преодолевает. Рассказ окончен. Дон Франсиско погружается в сон, а, пробудившись, обнаруживает в комнате человека. “Странный гость” проявляет неожиданное знание судьбы Вальберга и его семьи, хотя его не было в комнате в момент чтения рукописи. А прощаясь, говорит: “Мы увидимся с вами сегодня вечером”. Так и происходит. В пути дон франсиско встречает загадочного незнакомца. Укрывшись в уединенной харчевне от непогоды, они остаются вдвоем, и “странный гость” предлагает вниманию купца свой рассказ: “Повесть о двух влюбленных”. На сей раз действие происходит в Англии. Эпоха Реставрации Стюартов, вторая половина XVII в. Старинный род Мортимеров из графства Шропшир. Легенды о славном прошлом, о служении королевскому дому. Любовь оставшихся в живых потомков сэра Роджера Мортимера, двоюродных брата и сестры: Джона Сендела – воина, героя, при этом – ангелоподобного юноши, и красавицы Элинор; история их трагедии, их несостоявшейся свадьбы, их разлуки, и снова встречи, когда Джон уже безумен, а Элинор служит ему сиделкой. Они очень бедны. В этот момент незнакомец, рассказывающий дону Франсиско эту историю, неожиданно сам возникает в собственном повествовании: “Именно в это время… мне и довелось познакомиться с… я хотел сказать, именно в это время некий приезжий, поселившийся неподалеку от той деревушки, где жила Элинор, несколько раз встречал их обоих… ” Искус вновь не выражен в словах, только священник, появившийся чуть позже, “сразу же понял, сколь ужасен был их разговор”. Однако потом священник рассказывает Элинор, что в разговаривавшем с нею человеке он узнал “ирландца по имени Мельмот”, с которым был знаком когда-то, с кем перестал встречаться, поняв, “что это человек, предавшийся дьявольскому обману, что он во власти Врага рода человеческого”; какое-то время тому назад он сам был свидетелем его кончины и перед смертью тот ему сказал: “Я повинен в великом ангельском грехе: я был горд и слишком много возомнил о силе своего ума! Это был первый смертный грех – безграничное стремление к запретному знанию!” И вот – этот человек жив… Но затем незнакомец начинает рассказывать дону Франсиско… его собственную историю, предупреждая: “… не теряйте ни минуты, спешите спасти вашу дочь!” Но купец не поспешил… История Исидоры завершает повествование. Никто не знает, что она стала “тайной женой” Мельмота. Никто не знает, что она ждет ребенка. И вот приезжают ее отец и жених. Во время бала Мельмот делает попытку бегства. Тщетно. На их пути встает брат Исидоры. Убив его, Мельмот бежит один, проклиная тех, кто оказывается свидетелями этой сцены. Участь Исидоры ужасна. У нее рождается дочь, однако “жену колдуна и их проклятого отпрыска” передают “в руки милосердного и святого судилища Инквизиции”. Приговор – разлука с дочерью. Ночью, в камере, девочка умирает. На смертном одре Исидора рассказывает священнику, что к ней ночью являлся Мельмот. Вновь искус – вновь непроизнесенный. На этом испанец Монсада заканчивает свой рассказ. И тут перед ним и Джоном Мельмотом возникает сам герой, Скиталец: “Твой предок вернулся домой… скитания его окончены!.. Тайну предназначения моего я уношу с собой… Я сеял на земле страх, но – не зло. Никого из людей нельзя было заставить разделить мою участь, нужно было его согласие, – и ни один этого согласил не дал… Ни одно существо не поменялось участью с Мельмотом-скитальцем. Я исходил весь мир и не нашел ни одного человека, который, ради того чтобы обладать этим миром, согласился бы погубить свою душу. Ни Стен-сон в доме для умалишенных, ни ты, Монсада, в тюрьме Инквизиции, ни Вальберг, на глазах у которого дети его умирали от голода, никто другой… “

Мельмот видит вещий сон о своей смерти. На следующий день только платок, что носил он на шее, нашли на вершине утеса, к которому привели его следы. “Это было все, что осталось от него на земле!”

(No Ratings Yet)
Loading…

Онєгін і тетяна.

Ви зараз читаєте: Краткое содержание Мельмот-скиталец – Мэтьюрин Чарлз Роберт« Історія написання кіноповісті “Зачарована Десна”

Источник: https://ukr-lit.com/kratkoe-soderzhanie-melmot-skitalec-metyurin-charlz-robert/

Ссылка на основную публикацию