Краткая биография тынянов

Краткая биография Тынянов

ТЫНЯНОВ ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ (1894−1943) – писатель и литературовед. Родился в семье врача. В 1918 году окончил историко-филологический факультет Петроградского университета. Во время учебы стал изучать жизнь и деятельность В. К. Кюхельбекера – лицейского друга А. С.

Пушкина, поэта и критика, декабриста. Тынянов был первым, кто прочитал оставшиеся в рукописи произведения Кюхельбекера и впоследствии опубликовал их. В 1918-1921 годах служил в Коминтерне переводчиком французского отдела.

В 1921-1930 годах – действительный член и профессор Российского института истории искусств, где читал лекции по истории русской литературы. Первая книга – “Гоголь и Достоевский. (К теории пародии)” – вышла в 1921 году.

Уже в этой небольшой книге сказались характерные черты Тынянова как историка литературы. С поразительной интуицией он умел “читать текст”, нащупывая в нем внутреннюю, затаенную жизнь.

Обратите внимание

Немногим, однако, было известно, что Тынянов не только выдающийся ученый, но и человек с большим художественным дарованием. Среди этих немногих был К. И.

Чуковский, нередко слушавший устные рассказы Тынянова, в которых тот представал “живописцем человеческих характеров”, умевшим через мимическую сцену, через тут же импровизируемый диалог, через жест артистично воспроизвести образ и выявить существо личности как многих своих современников, так и людей прошлых эпох.

К. И. Чуковский огорчался тем, что Тынянов-ученый не давал ходу Тынянову-художнику. И когда после услышанного им однажды из уст Тынянова рассказа о трагической жизни забытого поэта Кюхельбекера представился удобный случай. Чуковский сначала включил в план одного из издательств небольшую книжку об этом человеке, а затем отправился к Тынянову. “Если бы не бедность, угнетавшая его тогда особенно тяжко, он ни за что не взялся бы за такую работу, которая отвлекала его от научных занятий”, – вспоминал Чуковский. С большой неохотой, но написать книжечку Тынянов все же согласился. Прошло всего несколько месяцев, и весьма взволнованный автор вручил изумленному Чуковскому увесистую рукопись “Кюхли”, намного превышавшую запланированный объем. К столетнему юбилею декабрьского восстания книга увидела свет. Наука и литература органически слились в первом романе Тынянова “Кюхля” (1925). Была какая-то странность в названии произведения, даже некое противоречие между заглавием и подзаголовком “Повесть о декабристе”. “Кюхля” – слово необычное, и, конечно же, не имя, а, скорее всего, ироническое прозвище. И прямо под этим словом на обложке – слова другие, говорившие о серьезном, о значительном, об одном из самых важных движений в истории России – декабризме. Контраст здесь явно входил в замысел автора: названием книги давалось понять, что на ее страницах речь пойдет о вещах непростых и противоречивых – лишь по видимости странных и даже смешных. Действительно, с первой же страницы своего романа Тынянов захватывает читателя движением от простого к сложному. От мелких подробностей быта давно ушедшей эпохи к постижению ее драматических противоречий. Круг захватываемого книгой жизненного пространства становится все шире, а ее проблематика – все более волнующей. История смешного долговязого мальчика вырастет в повесть о декабристе и в роман о декабризме. Писатель и революционер, “пропавший без вести, осмеянный понаслышке”, как писал автор о Кюхельбекере во вступительной статье к собранию его стихотворений, ожил в романе во всей силе своих чувств, надежд и стремлений. “Кюхля” – роман-биография. Но, следуя за героем, читатель как бы входит в портретную галерею дорогих своему сердцу людей, и каждый портрет – а их очень много – написан свободно, тонко и смело. Везде чувствуется взгляд самого Кюхельбекера, иногда кажется, что он сам рассказывает о себе, и чем скромнее звучит его голос, тем отчетливее вырисовывается трагедия исторической судьбы народа. Особый смысл имеет у Тынянова география глав, это подчеркивание перемещений героя, его странствований и скитаний. Построение книги, ее композиция, ритм, образуемый последовательностью, масштабом и звучанием ее частей, – все это служит выражению ее главных тем. Жизнь Кюхельбекера предстает в романе как странничество, как непрерывное скитальчество. Тынянов ничего тут не выдумывает, он верен правде документов, фактов, свидетельств современников. Его роман можно было бы назвать документальным в том смысле, что все главные события, все обстоятельства жизни героев могут быть подтверждены сохранившимися документами. Роман “Смерть Вазир-Мухтара” (1927−1928) посвящен А. С. Грибоедову. Перед читателем – не классик, заслуживший вечную благодарность потомков, а друг декабристов, автор запрещенной комедии, так и не увидевший ее ни в печати, ни на сцене. О “Горе от ума” в романе говорится мало. Вместе с тем весь роман – это как бы огромный психологический комментарий к гениальной комедии. Все ясно – и причины, по которым она осталась в сущности единственным произведением Грибоедова, и тот факт, что автор этой комедии стал полномочным министром русского правительства, Вазир-Мухтаром. Тынянов – не только исторический романист, историк и теоретик литературы, но и автор сценариев фильмов “Шинель” (1926) и “СВД” (“Союз великого дела”, 1927). Он много занимался переводами – широко известны его переводы поэм и стихотворений Гейне. Среди исторических повестей и рассказов Тынянова – “Подпоручик Киже” (1928), “Восковая персона” (1931), “Малолетний Витушишников” (1933). С увлечением работал Тынянов над созданием серии “Библиотека поэта” – одного из замечательных начинаний М. Горького. Он возглавил всю научно-исследовательскую работу, связанную с изданием серии. Начиная работу над романом “Пушкин” (ч. 1−3, 1935−1943), писатель думал, что этой книгой будет закончена трилогия “Кюхельбекер – Грибоедов – Пушкин”. В первых вариантах роман начинался с Абиссинии, с предков Пушкина. Потом Тынянов оставил этот замысел, решив следовать за пушкинским планом автобиографии, который относится к 1830 году и публикуется обычно под названием “Программа записок”. Писатель заново прочел этот маленький текст и положил его в основу первой части романа. Ему удалось расшифровать многие загадки, начатые и брошенные фразы, фамилии. Опираясь на ничтожные данные, он угадывал главное и строил на нем свое повествование. Но роман “Пушкин” не был доведен до конца. В течение многих лет Тынянов был тяжело болен. Во время войны, в условиях эвакуации, он написал третью часть романа “Пушкин” и рассказ о генерале И. С. Дорохове, герое Отечественной войны 1812 года, который сражался и одержал победу под Вязьмой (в те дни, когда писатель работал над рассказом, под Вязьмой шли ожесточенные бои).

Как и у всякого подлинного художника, у Тынянова был свой круг тем, своя идейная проблематика, свой жизненный “материал”, свое эстетическое восприятие действительности, своя поэтика, своя стилистика. Художественная оригинальность Тынянова связана с тем, что он был активным участником литературного процесса, в котором ему удалось сказать свое слово.

Тынянов Юрий Николаевич (1894 – 1943 гг.) – известный писатель, драматург, критик и литературовед. Учился в Петроградском университете на историко-филологическом факультете. В 1918 – 1921 годах был переводчиком французского отдела. Тынянов является прекрасным историком литературы. Он умел находить из огромного текста внутреннюю, а главное, особенную изюминку, которая спряталась между строк.

Тынянов был человеком, обладающим художественным даром. К. И. Чуковский довольно часто огорчался, что Тынянов-ученый не позволял развиваться Тынянову, как художнику. С временными затруднениями в финансах Тынянов все же решает написать книжечку.

Через определенное время писатель, слегка взволнованный, отдал удивленному Чуковскому рукопись “Кюхли” (1925 г.). Она была довольно объемной. Этого Чайковский не ожидал вообще. Одно название дает понять, что речь пойдет о важных и одновременно непростых, и необъяснимых вещах.

Своим романом “Смерть Вазир-Мухтара” (1927−1928 гг.), который посвящен А. С. Грибоедову, писатель изображает не классика, а друга декабристов. Ему не предвиделось удобного момента увидеть роман: ни в опубликованном виде, ни на сцене. Художественная особенность Тынянова напрямую связана с тем, что он был достаточно активным участников в литературе, где успел оставить свое слово.

К началу войны Юрий уже стал инвалидом, но до последнего продолжал работать над последним романом “Пушкин”. В декабре 1943 года, по возвращению в Москвы из эвакуации, Тынянова не стало.

Источник: https://rus-lit.com/kratkaya-biografiya-tynyanov/

ТЫНЯНОВ, ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ

ТЫНЯНОВ, ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ (1894–1943), русский прозаик, литературовед, критик, переводчик. Родился 6 (18) октября 1894 в Режице Витебской губ. (ныне г.Резекне, Латвия) в семье врача.

В 1904–1912 учился в Псковской гимназии, в 1912–1918 на историко-филологическом факультете Петербургского университета, где занимался в пушкинском семинаре С.А.Венгерова и по окончании был оставлен для продолжения научной работы.

В 1918 вступил в общество по изучению поэтического языка (ОПОЯЗ), познакомился с В.Б.Шкловским и Б.М.Эйхенбаумом, вместе с которыми впоследствии создал так называемый «формальный метод», определивший развитие отечественного и мирового литературоведения в 20 в.

С 1921 в течение десяти лет читал лекции в Институте истории искусств, до 1924 совмещал преподавание со службой в Коминтерне (переводчиком) и в Госиздате (корректором). См. также СЕМИОТИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ И НАПРАВЛЕНИЯ.

Важно

Первая опубликованная работа Тынянова – статья Достоевский и Гоголь (к теории пародии), написанная в 1919 и вышедшая в 1921 отдельным изданием в опоязовской серии Сборники по теории поэтического языка.

В первой половине 1920-х годов Тынянов написал ряд работ о Пушкине (Архаисты и Пушкин, Пушкин и Тютчев, Мнимый Пушкин), где по-новому раскрыта историческая роль великого поэта, статьи о Ф.Тютчеве, Н.Некрасове, А.Блоке, В.Брюсове.

В 1923 завершил свой главный теоретический труд – Проблема стиховой семантики, изданный в 1924 отдельной книгой под названием Проблема стихотворного языка, где исследованы принципиальные различия стиха и прозы, выявлена специфика «стихового слова».

В статье Литературный факт (1924) предложен смелый ответ на вопрос «Что такое литература? («динамическая речевая конструкция»), показана диалектика взаимодействия «высоких» и «низких» жанров и стилей. В эти годы Тынянов выступал в периодике со статьями о современной литературе, создав такие непревзойденные шедевры критического искусства, как статьи Промежуток и Литературное сегодня (обе 1924).

В 1924 получил от издательства «Кубуч» заказ на популярную брошюру о В.К.Кюхельбекере. Взявшись за эту работу, Тынянов неожиданно за короткий срок написал роман Кюхля, положивший начало его писательской судьбе.

Воскрешая для современников полузабытого поэта-декабриста, используя при этом обширный фактический материал, Тынянов достиг эмоциональной достоверности благодаря интуитивным догадкам.

«Где кончается документ, там я начинаю», – так позднее определил он свой способ художественного проникновения в историю в статье для сборника Как мы пишем (1930).

В 1927 Тынянов закончил роман об А.С.Грибоедове Смерть Вазир-Мухтара – произведение, в котором художественные принципы автора, его взгляд на историю и современность отразились с наибольшей полнотой.

В романе развернуто художественное сравнение «века нынешнего» с «веком минувшим», раскрыта вечная ситуация «горя от ума», в которую неизбежно попадает в России мыслящий человек. Власти видят в Грибоедове опасного вольнодумца, прогрессисты – благополучного дипломата в «позлащенном мундире».

Совет

Эта драматическая ситуация, безусловно, проецировалась на судьбу самого Тынянова и его единомышленников: разочарование в революционных идеалах, распад опоязовского научного круга и невозможность дальнейшего продолжения коллективной научной работы в условиях идеологического контроля.

Читайте также:  Краткая биография чаадаев

В 1927 Тынянов писал Шкловскому: «Горе от ума у нас уже имеется. Смею это сказать о нас, о трех-четырех людях. Не хватает только кавычек, и в них все дело. Я, кажется, обойдусь без кавычек и поеду прямо в Персию».

Композиция и синтаксис Смерти Вазир-Мухтара отчетливо «кинематографичны»: здесь несомненную роль сыграла работа Тынянова как теоретика кино (ряд статей 1926–1927) и как киносценариста (сценарии фильма Шинель по Гоголю, фильма о декабристах С.В.Д., в соавторстве с Ю.Г.Оксманом).

С кинематографом был связан и замысел рассказа Подпоручик Киже (1927), первоначально задуманного как сценарий немого кинофильма (экранизация рассказа осуществлена в 1934). Анекдотическая фабула гротескно разработана Тыняновым как универсальная модель служебной карьеры в условиях российского политического быта.

Выражение «подпоручик Киже» стало крылатым.

Приобретя известность как прозаик, Тынянов продолжал теоретико-литературную работу. В статье О литературной эволюции (1927) наметил плодотворную методику изучения литературного и социального «рядов» в их взаимодействии.

В 1928 выезжал в Германию для лечения, встречался в Праге с Р.О.Якобсоном, планируя с ним возобновление ОПОЯЗа, итогом разговора стали совместные тезисы Проблемы изучения литературы и языка.

В 1929 вышел сборник статей Тынянова Архаисты и новаторы – результат его научной и критической работы за девять лет.

Важной частью многогранной творческой работы Тынянова был художественный перевод. В 1927 вышел сборник Гейне Сатиры, в 1932 его же поэма Германия. Зимняя сказка в переводах Тынянова. В этих книгах раскрылся несомненный поэтический талант Тынянова (явленный также в стихотворных экспромтах и эпиграммах, представленных, в частности, в рукописном альманахе Чукоккала).

Обратите внимание

Кульминацией трагических раздумий Тынянова о русской истории стала повесть Восковая персона (1931), посвященная петровской эпохе.

Мотив всеобщего предательства и доносительства, развернутый автором на материале 18 в., имеет определенное отношение и к эпохе создания повести.

В рассказе Малолетний Витушишников (1933), где действует Николай I, иронически заострен мотив случайности, лежащей в основе крупных политических событий.

В начале 1930-х годов Тынянов задумал большое художественное произведение о Пушкине, которое он сам определил как «эпос о рождении, развитии, гибели национального поэта». Первая часть романа Пушкин (Детство) была опубликована в 1935, вторая (Лицей) – в 1936–1937.

Над третьей частью (Юность) Тынянов работал уже очень больным – сначала в Ленинграде, потом в эвакуации в Перми. Повествование о судьбе Пушкина доведено до 1820. По мнению Шкловского, работа «оборвалась, вероятно, на первой трети».

Несмотря на незавершенность романа, он воспринимается как целостное произведение, являясь составной частью трилогии о Кюхельбекере, Грибоедове и Пушкине. Духовное формирование Пушкина изображено Тыняновым в широком контексте, в соотнесении с судьбами многих других исторических и литературных деятелей.

В юном Пушкине автор подчеркивает жизнелюбие, страстность, пылкое творческое вдохновение. Пафос романа созвучен блоковской формуле «веселое имя – Пушкин», и его оптимистический настрой отнюдь не был уступкой «требованиям эпохи»: при рассказе о дальнейшей судьбе героя, по-видимому, было не миновать трагических тонов.

В эвакуации Тынянов написал два рассказа об Отечественной войне 1812 – Генерал Дорохов и Красная шапка. В 1943 был перевезен в Москву. Умер в Москве 20 декабря 1943.

Литература:

Важно

Тынянов Ю. Сочинения, тт. 1–3. М., 1959
Белинков А.В. Юрий Тынянов. 2-е изд. М., 1965
Тынянов Ю. Пушкин и его современники. Сост. В.А.Каверина и З.А.Никитиной. М., 1968
Тынянов Ю. Пушкин. Л., 1974
Тынянов Ю. Поэтика. История литературы. Кино. Подгот.изд. и коммент.

М.О.Чудаковой, Е.А.Тоддеса и А.П.Чудакова. М., 1977
Воспоминания о Юрии Тынянове. Портреты и встречи. М., 1983
Каверин В., Новиков Вл. Новое зрение. Книга о Юрии Тынянове. М., 1983
Тынянов Ю. Сочинения, тт. 1–2. Вступит. ст., прим. Б.Костелянца. Л., 1985
Немзер А.

Литература против истории. – Дружба народов, 1991, № 6
Тынянов Ю. Литературный факт. Вступит. ст., коммент. Вл.Новикова, сост. О.И.Новиковой. М., 1993
Новиков Вл. Горе от ума у нас уже имеется… – Новый мир, 1994, № 10
Тыняновский сборник, I–VI.

Рига, 1984, 1986, 1988, 1990, 1994. М., 1998

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/TINYANOV_YURI_NIKOLAEVICH.html

Доклад: Тынянов Юрий

Ев. Тагер

Тынянов Юрий Николаевич (1894—) — советский писатель, литературовед, переводчик. Р. в г. Режице, Витебской губ., в семье врача. В 1904—1912 учился в псковской гимназии, в 1918 окончил историко-филологический ф-т Петербургского ун-та. С 1921 по 1930 читал лекции по истории русской поэзии XVIII—XX вв. в Ленинградском ин-те истории искусств. Печатается с 1921.

В 1939 награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Т. начал свою литературную деятельность в качестве литературоведа. Участник группы «Опояз», Т. вскоре выдвинулся как один из лидеров русской формалистической школы.

Формалистическая методология с ее внесоциальной трактовкой искусства, стремлением обособить «замкнутый литературный ряд» от всего содержания общественной жизни человечества приводила к пониманию художественного произведения как «чистой формы», как «конструкции», элементы которой функционально соотнесены между собой.

Указанные принципы формализма не могли не найти свое отражение и в литературоведческих работах Т. Но свойственное Т. тонкое понимание особенностей художественной речи обогатило его исследования рядом ценных наблюдений.

Так, в книге «Проблема стихотворного языка» (1924) есть много интересных замечаний о связи между семантическими значениями слова и ритмико-интонационными факторами стиха; тонкий анализ роли «витийственного» ораторского синтаксиса в одической конструкции мы встречаем в статье «Ода как ораторский жанр» (см. сборник «Поэтика», выпуск III, Л.

, 1927), ряд острых стилистических характеристик разбросан в статьях Т. о Пушкине, Тютчеве, Некрасове, Брюсове, Блоке, Хлебникове и др., собранных позднее в книге «Архаисты и новаторы» (1929).

Значительную ценность имеют многочисленные историко-литературные работы, написанные Т.

, его конкретные наблюдения ряда историко-литературных фактов, вскрывающие новые проблемы и специфические стороны в развитии русской литературы XIX в.

Так, например, Тынянову принадлежит заслуга установления связи «Села Степанчикова» Достоевского с «Выбранными местами из переписки с друзьями» Гоголя, публикация и обследование ряда материалов, касающихся деятельности поэта-декабриста, друга Пушкина, Кюхельбекера, разработка сложного и чрезвычайно существенного момента литературной истории 20-х гг. XIX в. — борьбы так наз.

«младших архаистов» с карамзинистами, новое освещение ряда поэтических произведений Пушкина («Ответ Катенину», строфы из «Евгения Онегина», «Ода его сиятельству графу Д. И. Хвостову») и т. д.

Совет

Начиная с 1925—1927, Т. постепенно отходит от литературоведения ради собственно- художественной литературной деятельности. В советской литературе Т. занимает видное место.

В 1925 появляется его первый роман «Кюхля», в 1927 — «Смерть Вазир-Мухтара», в 1936— первые две части романа «Пушкин». Кроме того, в 1930—1933 им написаны повести — «Подпоручик Киже», «Восковая персона», «Малолетний Витушишников». Все эти произведения Т. относятся к историческому жанру.

Превосходное знание материала, научная, почти документальная точность исторического повествования, тонкое чувство языка и стиля описываемой эпохи, наконец замечательный такт, позволяющий избежать безвкусной модернизации в изображении прошлого, — все это выдвинуло Т. в ряды лучших мастеров советского исторического романа.

В романе «Кюхля», заслуженно приобретшем чрезвычайно широкую популярность, Т. создал глубоко драматический и правдивый образ В. Кюхельбекера. Т. удалось выделить в своем герое то, что было в нем исторически знаменательным и типическим, то, что «Кюхлю» сделало декабристом, и в этом основная ценность романа.

Чудаковатое донкихотство Кюхли, его благородное и пламенное сердце тираноборца, положение изгоя в помещичье-бюрократических кругах, самое одиночество его и трагическая судьба неудачника — все эти вполне конкретные черты его биографии раскрываются в то же время как индивидуальное проявление широкого общественного движения — декабризма с его героическим революционным пафосом и исторически обусловленным бессилием. Жизнь личности дана художником в согласии с ведущими тенденциями времени. Поэтому-то в рассказе о жизни Кюхельбекера в историю его идейно-психологического развития так легко и органически вплетаются факты и образы общеисторического и социально-значимого порядка, будь то восстание Греции или бунт Семеновского полка, аракчеевские экзекуции или Германия Занда и Тугендбунда.

В «Кюхле» отчетливо выразились основные особенности советского исторического романа, стремящегося в конкретных образах минувшего познать общие закономерности эпохи, движущие силы истории, связывающие прошлое с нашей современностью. Написан «Кюхля» прозрачными, ясными красками, психологические контуры персонажей просты и отчетливо очерчены.

В следующих произведениях Т. его художественная манера резко меняется. Значительно вырастает мастерство воспроизведения характерного исторического колорита, утончается психологический рисунок художника. Ощущение прошлого, интимное и непосредственное чувство эпохи, своеобразие архаического мировосприятия достигают в передаче Т. исключительной свежести и остроты. Автор как бы растворяется в психологии своих героев, его зрение вплотную приближено к описываемой действительности.

Речь «от автора» часто уступает место «внутреннему монологу» персонажа, вбирающему в себя функцию повествования и описания и субъективно окрашивающему их. Ясность и простота, «графичность» Кюхли уступает место импрессионистической многокрасочности, психологической усложненности. Т. привлекают неожиданные повороты, капризные изгибы, парадоксальные движения человеческой психики.

Обратите внимание

Это перемещение центра художественного внимания сказалось в романе о Грибоедове «Смерть Вазир-Мухтара». Т. интересуют не столько событие, поступок, мысль как таковые, сколько их психологическая окраска, их специфический «тембр» и «звучание». Центральной темой романа становится удушливая и двусмысленная атмосфера предательства, ренегатства, низкопоклонства, характеризующая поколение, пережившее разгром декабрьского восстания. Самый образ Грибоедова дан в неожиданном и остром ракурсе: перед нами не автор «Горя от ума», а дипломат, неотвратимо обреченный на приспособление к николаевскому режиму, одновременно представитель и жертва своего времени. Его трагедия — это трагедия Чацкого, вынужденного к роли Молчалина. Его гибель, его творческое бесплодие после катастрофы 14 декабря в чужом и навязанном мире Нессельроде и Родофиникиных предрешены временем.

«Людям двадцатых годов досталась тяжелая смерть, потому что век умер раньше их. У них было в тридцатых годах верное чутье, когда человеку умереть. Они, как псы, выбирали для смерти угол поудобнее. И уже не требовали перед смертью ни любви, ни дружбы».

В романе превосходно дано историческое бытописание, колоритно и убедительно вылеплены отдельные фигуры — Булгарина, Сенковского, Ермолова, но основное в нем — это мастерское воссоздание из бесчисленных, импрессионистически поданных деталей общего психологического тонуса времени, «уксусного брожения» тридцатых годов, сменившего легкое хмельное «винное брожение» двадцатых.

Художественные тенденции «Вазир-Мухтара» получили свое развитие в исторических повестях Т. Образ эпохи — петровской, павловской, николаевской — встает в них в преломлении через мелочи отдаленного от нас и поэтому почти экзотического бытового уклада. Обостренный интерес к исторически характерной детали приводит к культивированию всякого рода раритетов, гротескных подробностей, парадоксальных и анекдотических ситуаций. Повести перегружены вещно-бытовыми мотивами, показанными крупным планом и становящимися основным содержанием произведения. Но не археологический реквизит и не бытовое живописание интересуют Т. В зыбкой импрессионистической ткани авторского повествования эти гротескные подробности превращаются в подобие символических образов, пародийно раскрывающих общий характер времени. Воздух эпохи, вернее, отсутствие воздуха, историческая «духота» мрачного и азиатски-варварского прошлого России, воссозданы Т. крайне выразительно.

Читайте также:  Краткая биография саккетти

Но в его повестях нельзя почувствовать «разума истории», ее движения, в них нет отражения прогрессивных сил эпохи. Прошлое неподвижно, — более того: оно бессмысленно и бессодержательно. Так в «Подпоручике Киже» анекдотический сюжет о карьере несуществующего офицера вырастает в символический образ мнимости, «подмененности», «пустоты» всего содержания русской жизни времен Павла I. Еще острее этот исторический скептицизм выражен в «Восковой персоне», где уродливые «натуралии» сообщают всей петровской эпохе характер чудовищной «куншткаморы». Исторически-прогрессивный смысл реформаторской деятельности Петра сведен в повести на-нет. Судьба восковой статуи, вылепленной с Петра после его смерти, никому ненужной, всех пугающей и в конце концов отправленной в «куншткамору», как бы предрекает и судьбу петровского «дела», которое дано здесь как исторически бесплодное и выморочное.

В последнем своем романе «Пушкин» Т. преодолевает и импрессионистичность художественной манеры и фаталистический скептицизм, суженность исторического кругозора таких вещей, как «Восковая персона» или «Подпоручик Киже». В известной мере — это возвращение к принципам «Кюхли», к его реалистической простоте и прямолинейности трактовки исторической темы, но возвращение, обогащенное опытом психологической живописи «Вазир-Мухтара» и исторических повестей.

Первые две части романа охватывают детские и отроческие годы Пушкина, заканчиваясь знаменитым лицейским экзаменом в присутствии Державина. Медленное развертывание действия позволило Т. дать чрезвычайно широко и сочно выписанную картину бытовой, литературной и политической жизни дворянства начала XIX в. Роман напоминает своеобразную художественную энциклопедию, вобравшую в себя огромное количество портретов и характеристик различных исторических деятелей и лиц, составлявших непосредственное окружение юного поэта. Исключительно тонко и умно даны образы старого Аннибала, родителей поэта, Василия Львовича Пушкина, Карамзина, Сперанского, будущих «арзамасцев» — А. Тургенева, Блудова, Дашкова, лицейских воспитателей, старика Державина и мн. др., очерченных подчас бегло и лаконично, но почти исчерпывающе по остроте социально-политической характеристики.

Но основное достоинство романа — в правильном разрешении труднейшей и ответственной задачи изображения самого Пушкина. В отличие от «обходной» тактики «Вазир-Мухтара», Т. к образу Пушкина подходит прямо, стремясь прежде всего раскрыть в нем великого поэта. В соответствии с этим тема пушкинского детства в опубликованных частях романа предстает как тема воспитания гения, как история накопления того эмоционального и идеологического материала, который реализуется в дальнейшем в созданиях поэта. Рассказывая о первых лит-ных чтениях Пушкина, о его знакомстве со стихами Батюшкова, лекциях Куницына, о национальном подъеме войны 1812, наконец просто о его друзьях и встречах, Т. обнажает перед читателем исключительно интенсивную внутреннюю жизнь поэта в ее столкновениях с искусством, общественной жизнью, политической и философской мыслью, столкновениях напряженных и никогда не проходящих для него бесследно.

Т. строит образ Пушкина, опираясь на творчество самого поэта, с глубоким пониманием используя темы, мысли и настроения его собственных стихов. От жизненных впечатлений молодого Пушкина тянутся нити к его будущим произведениям, «биографическое» дается как почва, на которой органически возникает «поэтическое». Тем самым уничтожается узаконенный второсортной беллетристикой разрыв между «биографией» и творчеством, между Пушкиным «в жизни» и Пушкиным на страницах его книг. Человек раскрывается как поэт, и в поэте выявляется живая личность. В этом углублении методов историко-биографического романа — бесспорная и принципиальная заслуга Т. перед советской литературой.

Важно

В заключение следует упомянуть о Т.-переводчике. Т. принадлежит ряд стихотворных переводов Гейне («Германия», политическая лирика). Блестящая ирония Гейне как политического поэта, своеобразие его ритмики и поэтического языка, изобилующего прозаизмами, переданы Т. выразительно и близко к подлиннику.

Список литературы

Литературоведческие работы Т.: Достоевский и Гоголь, изд. «Опояз», (П.), 1921

Проблема стихотворного языка, изд. «Academia», Л., 1924

Архаисты и новаторы (Сб. статей), изд. «Прибой», (Л.), 1929

Пушкин и Кюхельбекер, в сб.: Литературное наследство, кн. 16—18, М., 1934. Художественные произведения: Кюхля, Л., 1925

Смерть Вазир-Мухтара, Гиз, (Л.), 1929

Подпоручик Киже, изд-во Писат. в Ленинграде, (1930)

Исторические рассказы, «Звезда», М. — Л., 1930, № 6

Восковая персона, ГИХЛ, Л. — М., 1931

Малолетний Витушишников, Л., (1933)

Черниговский полк ждет, изд. ОГИЗ — «Молодая гвардия», (М.), 1932

Пушкин, ч. I—II, Гослитиздат, М., 1936. Переводы: Гейне Г., Сатиры, Л., 1927

Гейне Г., Германия, ГИХЛ, Л. — М., 1933

Гейне Г., Стихотворения (Л., 1934). Ст. «Как я работаю», в сб.: Как мы пишем, Л., 1930.

Источник: https://ronl.org/doklady/biografii/57915/

Тынянов Юрий Николаевич — Биография

Ю́рий Никола́евич (Насо́нович) Тыня́нов (6 октября 1894, Режица, Витебская губерния, ныне Резекне в Латвии — 20 декабря 1943, Москва) — русский советский писатель, драматург, литературовед и критик.

Юрий Тынянов родился в 1894 году в уездном городе Режица Витебской губернии в состоятельной еврейской семье врача Насона Ароновича Тынянова (Но́сона Аро́новича, Николая Аркадьевича, 1862—1924, уроженца Бобруйска) и его жены Соры-Хаси Беровны Эпштейн (Софьи Борисовны Тыняновой, 1868—1940, уроженки местечка Докшицы Борисовского уезда Минской губернии). У Тынянова были старший брат Лев и младшая сестра Лидия. Когда он был ребёнком, семья переехала в Псков, где доктор Тынянов работал в земской больнице.

Учился в Псковской гимназии (1904—1912, окончил с серебряной медалью), где среди его одноклассников и друзей были Лев Зильбер, Август Летавет, Ян Озолин, Борис Лепорский.

Окончил историко-филологический факультет Петроградского университета (1912—1918). В 1915 году из местечка Велионы Режицкого уезда в Ярославль был эвакуирован кожевенный завод Г. М.

Эпштейн, совладелицами которого после смерти отца стали сёстры Софья Борисовна Тынянова и Анна Борисовна Гаркави, перебравшиеся сюда с семьями (кожевенный завод и раскройно-посадочные и заготовительные мастерские наследников Г. М. Эпштейн был разрушен в ходе ярославского восстания 1918 года и восстановлен в годы НЭПа; в 1917 году на заводе работали 236 рабочих).

В 1918 году двоюродная сестра Юрия Тынянова детский врач Эсфирь Александровна Гаркави (1889—1986) вышла замуж за его брата Льва Тынянова (1891—1946), главврача ярославского городского противотуберкулёзного диспансера.

В студенческие годы участвует в работе Пушкинского семинара С. А. Венгерова, Пушкинского историко-литературного кружка/научного общества.

С 1918 года Тынянов — участник ОПОЯЗа, где, наряду с В. Б. Шкловским, Б. М. Эйхенбаумом и др. вносит свой вклад в создание научного литературоведения («формального метода» в литературоведении).

Совет

В 1919 году сдает выпускную работу «Пушкин и Кюхельбекер» (утеряна в Гражданскую войну; в 1934 году Тыняновым написана одноименная статья) и «оставляется при университете» (что близко к современной аспирантуре).

В 1919-20 годах Тынянов преподает литературу в школе, в 1919-21 служит в Центральном Бюро Союза коммун Северной области, затем в Отделе информации Петроградского Бюро Коминтерна, читает лекции в Доме искусств и Доме литераторов.

В 1921—30 профессор Института истории искусств.

В 1920-е годы Тынянов выступает как литературовед и литературный критик, публикует книги «Достоевский и Гоголь (к теории пародии)» (1921), «Проблема стихотворного языка» (1924), представляющую наиболее его проработанную теоретическую работу, сборник статей о литературном процессе первой трети XIX века «Архаисты и новаторы» (1929), а также многочисленные работы, не вошедшие в прижизненные сборники.

В те же годы он начинает писать профессиональную прозу (дебютировал в 1925 году под псевдонимом Юзеф Мотль в № 26-27 журнала «Ленинград»; затем следуют романы «Кюхля» (1925) и «Смерть Вазир-Мухтара» (1928), рассказ (фактически, маленькая повесть) «Подпоручик Киже» (1927)), переводит Г. Гейне, пишет также сценарии к кинофильмам («Шинель» (1926), «СВД» (1927; совместно с Ю.Г. Оксманом)). Постепенно писательство становится его второй профессией.

К концу 1920-х годов рассеянный склероз, которым Тынянов страдал с молодости, приводит к частичной утрате работоспособности. В 1930-х гг. прогрессирующая болезнь, наряду с гонениями на «формалистов», несколько снижают его научную активность и переводят её из теоретического в историко-литературное русло.

В это десятилетие выходят его роман «Пушкин» (1936, ч. 1 и 2), повесть «Восковая персона» (1930), рассказы «Черниговский полк ждёт» (1932) и «Малолетный Витушишников» (1933), ещё две книги переводов из Гейне.

Тынянов принимает активное участие в подготовке книг из серии «Библиотека поэта», становясь после смерти Максима Горького фактическим её руководителем.

К началу войны Тынянов уже был инвалидом. Однако до конца жизни он продолжал работать над третьей частью своего последнего романа («Пушкин», незавершён) и писать рассказы (во время войны в провинциальных изданиях опубликованы как минимум три его рассказа).

Умер Ю. Н. Тынянов в декабре 1943 года, вернувшись из эвакуации в Москву.

Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Обратите внимание

В г. Резекне в 1981 году педагог Анна Уланова создала Музей писателя, а с начала 1980-х годов проходят чтения, посвящённые памяти Тынянова.

Источник: http://pomnipro.ru/memorypage2625/biography

Тынянов Юрий Николаевич » Биографии писателей | Биографии великих людей | Литературные термины

ТЫНЯНОВ ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ (1894-1943) – писатель и литературовед.

Родился в семье врача. В 1918 году окончил историко-филологический факультет Петроградского университета. Во время учебы стал изучать жизнь и деятельность В.К.Кю­хельбекера — лицейского друга А.С.Пушкина, поэта и критика, декабриста. Тынянов был первым, кто прочитал оставшиеся в рукописи произведения Кюхельбекера и впоследствии опубликовал их.

В 1918-1921 годах служил в Коминтерне переводчиком французского отдела. В 1921-1930 годах — действительный член и профессор Российского института истории ис­кусств, где читал лекции по истории русской литературы.

Первая книга — «Гоголь и Достоевский. (К теории паро­дии)» — вышла в 1921 году. Уже в этой небольшой книге сказались характерные черты Тынянова как историка ли­тературы.

С поразительной интуицией он умел «читать текст», нащупывая в нем внутреннюю, затаенную жизнь.

Немногим, однако, было известно, что Тынянов не только выдающийся ученый, но и человек с большим художественным дарованием. Среди этих немногих был К.И.

Чуковский, нередко слушавший устные рассказы Ты­нянова, в которых тот представал «живописцем человечес­ких характеров», умевшим через мимическую сцену, через тут же импровизируемый диалог, через жест артистично воспроизвести образ и выявить существо личности как многих своих современников, так и людей прошлых эпох.

К.И.Чуковский огорчался тем, что Тынянов-ученый не давал ходу Тынянову-художнику. И когда после услы­шанного им однажды из уст Тынянова рассказа о трагической жизни забытого поэта Кюхельбекера представился удобный случай.

Важно

Чуковский сначала включил в план одного из издательств небольшую книжку об этом человеке, а затем отправился к Тынянову. «Если бы не бедность, угнетавшая его тогда особенно тяжко, он ни за что не взялся бы за такую работу, которая отвлекала его от науч­ных занятий», — вспоминал Чуковский.

Читайте также:  Краткая биография танидзаки

С большой неохо­той, но написать книжечку Тынянов все же согласился.

Прошло всего несколько месяцев, и весьма взволно­ванный автор вручил изумленному Чуковскому увесистую рукопись «Кюхли», намного превышавшую запланирован­ный объем. К столетнему юбилею декабрьского восстания книга увидела свет.

Наука и литература органически слились в первом романе Тынянова «Кюхля» (1925). Была какая-то стран­ность в названии произведения, даже некое противоречие между заглавием и подзаголовком «Повесть о декабристе».

«Кюхля» — слово необычное, и, конечно же, не имя, а, скорее всего, ироническое прозвище.

И прямо под этим словом на обложке — слова другие, говорившие о серьез­ном, о значительном, об одном из самых важных движений в истории России — декабризме.

Контраст здесь явно входил в замысел автора: назва­нием книги давалось понять, что на ее страницах речь пойдет о вещах непростых и противоречивых — лишь по видимости странных и даже смешных.

Действительно, с первой же страницы своего романа Тынянов захватывает читателя движением от простого к сложному.

От мелких подробностей быта давно ушедшей эпохи к постижению ее драматических противоречий.

Круг захватываемого книгой жизненного пространства стано­вится все шире, а ее проблематика — все более волнующей. История смешного долговязого мальчика вырастет в по­весть о декабристе и в роман о декабризме.

Совет

Писатель и революционер, «пропавший без вести, осмеянный понаслышке», как писал автор о Кюхельбекере во вступительной статье к собранию его стихотворений, ожил в романе во всей силе своих чувств, надежд и стрем­лений. «Кюхля» — роман-биография.

Но, следуя за героем, читатель как бы входит в портретную галерею дорогих своему сердцу людей, и каждый портрет — а их очень много — написан свободно, тонко и смело.

Везде чувству­ется взгляд самого Кюхельбекера, иногда кажется, что он сам рассказывает о себе, и чем скромнее звучит его голос, тем отчетливее вырисовывается трагедия исторической судьбы народа.

Особый смысл имеет у Тынянова география глав, это подчеркивание перемещений героя, его странствований и скитаний. Построение книги, ее композиция, ритм, обра­зуемый последовательностью, масштабом и звучанием ее частей, — все это служит выражению ее главных тем.

Жизнь Кюхельбекера предстает в романе как странни­чество, как непрерывное скитальчество; Тынянов ничего тут не выдумывает, он верен правде документов, фактов, свидетельств современников. Его роман можно было бы назвать документальным в том смысле, что все главные события, все обстоятельства жизни героев могут быть под­тверждены сохранившимися документами.

Роман «Смерть Вазир-Мухтара» (1927—1928) посвя­щен А.С.Грибоедову. Перед читателем — не классик, за­служивший вечную благодарность потомков, а друг декаб­ристов, автор запрещенной комедии, так и не увидевший ее ни в печати, ни на сцене. О «Горе от ума» в романе говорится мало.

Вместе с тем весь роман — это как бы огромный психологический комментарий к гениальной комедии.

Все ясно — и причины, по которым она осталась в сущности единственным произведением Грибоедова, и тот факт, что автор этой комедии стал полномочным ми­нистром русского правительства, Вазир-Мухтаром.

Обратите внимание

Тынянов — не только исторический романист, исто­рик и теоретик литературы, но и автор сценариев фильмов «Шинель» (1926) и «СВД» («Союз великого дела», 1927).

Он много занимался переводами — широко известны его переводы поэм и стихотворений Гейне.

Среди историчес­ких повестей и рассказов Тынянова — «Подпоручик Киже» (1928), «Восковая персона» (1931), «Малолетний Витушиш-ников» (1933).

С увлечением работал Тынянов над созданием серии «Библиотека поэта» — одного из замечательных начинаний М.Горького. Он возглавил всю научно-исследовательскую работу, связанную с изданием серии.

Начиная работу над романом «Пушкин» (ч. 1—3, 1935— 1943), писатель думал, что этой книгой будет закончена трилогия «Кюхельбекер — Грибоедов — Пушкин». В пер­вых вариантах роман начинался с Абиссинии, с предков Пушкина.

Потом Тынянов оставил этот замысел, решив следовать за пушкинским планом автобиографии, который относится к 1830 году и публикуется обычно под названием «Программа записок». Писатель заново прочел этот ма­ленький текст и положил его в основу первой части романа. Ему удалось расшифровать многие загадки, начатые и брошенные фразы, фамилии.

Опираясь на ничтожные дан­ные, он угадывал главное и строил на нем свое повество­вание. Но роман «Пушкин» не был доведен до конца.

В течение многих лет Тынянов был тяжело болен. Во время войны, в условиях эвакуации, он написал третью часть романа «Пушкин» и рассказ о генерале И.С.Дорохо­ве, герое Отечественной войны 1812 года, который сражал­ся и одержал победу под Вязьмой (в те дни, когда писатель работал над рассказом, под Вязьмой шли ожесточенные бои).

Важно

Как и у всякого подлинного художника, у Тынянова был свой круг тем, своя идейная проблематика, свой жиз­ненный «материал», свое эстетическое восприятие дейст­вительности, своя поэтика, своя стилистика. Художествен­ная оригинальность Тынянова связана с тем, что он был активным участником литературного процесса, в котором ему удалось сказать свое слово.

Источник: http://biography.5litra.ru/166-tynyanov-yurij-nikolaevich.html

Юрий Николаевич Тынянов

ТЫНЯНОВ ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ (1894−1943) -писатель и литературовед.

Родился в семье врача. В 1918 году окончил историко-филологический факультет Петроградского университета.

Во время учебы стал изучать жизнь и деятельность В. К. Кюхельбекера — лицейского друга А. С. Пушкина, поэта и критика, декабриста.

Тынянов был первым, кто прочитал оставшиеся в рукописи произведения Кюхельбекера и впоследствии опубликовал их.

В 1918—1921 годах служил в Коминтерне переводчиком французского отдела. В 1921—1930 годах — действительный член и профессор Российского института истории искусств, где читал лекции по истории русской литературы. Первая книга — «Гоголь и Достоевский. (К теории пародии)» — вышла в 1921 году. Уже в этой небольшой книге сказались характерные черты Тынянова как историка литературы. С поразительной интуицией он умел «читать текст», нащупывая в нем внутреннюю, затаенную жизнь.

Немногим, однако, было известно, что Тынянов не только выдающийся ученый, но и человек с большим художественным дарованием. Среди этих немногих был К. И.

Чуковский, нередко слушавший устные рассказы Тынянова, в которых тот представал «живописцем человеческих характеров», умевшим через мимическую сцену, через тут же импровизируемый диалог, через жест артистично воспроизвести образ и выявить существо личности как многих своих современников, так и людей прошлых эпох.

К. И. Чуковский огорчался тем, что Тынянов-ученый не давал ходу Тынянову-художнику. И когда после услышанного им однажды из уст Тынянова рассказа о трагической жизни забытого поэта Кюхельбекера представился удобный случай.

Чуковский сначала включил в план одного из издательств небольшую книжку об этом человеке, а затем отправился к Тынянову. «Если бы не бедность, угнетавшая его тогда особенно тяжко, он ни за что не взялся бы за такую работу, которая отвлекала его от научных занятий», — вспоминал Чуковский.

С большой неохотой, но написать книжечку Тынянов все же согласился.

Прошло всего несколько месяцев, и весьма взволнованный автор вручил изумленному Чуковскому увесистую рукопись «Кюхли», намного превышавшую запланированный объем. К столетнему юбилею декабрьского восстания книга увидела свет. Наука и литература органически слились в первом романе Тынянова «Кюхля» (1925). Была какая-то странность в названии произведения, даже некое противоречие между заглавием и подзаголовком «Повесть о декабристе». «Кюхля» — слово необычное, и, конечно же, не имя, а, скорее всего, ироническое прозвище. И прямо под этим словом на обложке — слова другие, говорившие о серьезном, о значительном, об одном из самых важных движений в истории России — декабризме. Контраст здесь явно входил в замысел автора: названием книги давалось понять, что на ее страницах речь пойдет о вещах непростых и противоречивых — лишь по видимости странных и даже смешных. Действительно, с первой же страницы своего романа Тынянов захватывает читателя движением от простого к сложному. От мелких подробностей быта давно ушедшей эпохи к постижению ее драматических противоречий. Круг захватываемого книгой жизненного пространства становится все шире, а ее проблематика — все более волнующей. История смешного долговязого мальчика вырастет в повесть о декабристе и в роман о декабризме. Писатель и революционер, «пропавший без вести, осмеянный понаслышке», как писал автор о Кюхельбекере во вступительной статье к собранию его стихотворений, ожил в романе во всей силе своих чувств, надежд и стремлений. «Кюхля» — роман-биография. Но, следуя за героем, читатель как бы входит в портретную галерею дорогих своему сердцу людей, и каждый портрет — а их очень много — написан свободно, тонко и смело. Везде чувствуется взгляд самого Кюхельбекера, иногда кажется, что он сам рассказывает о себе, и чем скромнее звучит его голос, тем отчетливее вырисовывается трагедия исторической судьбы народа. Особый смысл имеет у Тынянова география глав, это подчеркивание перемещений героя, его странствований и скитаний. Построение книги, ее композиция, ритм, образуемый последовательностью, масштабом и звучанием ее частей, — все это служит выражению ее главных тем. Жизнь Кюхельбекера предстает в романе как странничество, как непрерывное скитальчество. Тынянов ничего тут не выдумывает, он верен правде документов, фактов, свидетельств современников. Его роман можно было бы назвать документальным в том смысле, что все главные события, все обстоятельства жизни героев могут быть подтверждены сохранившимися документами.

Роман «Смерть Вазир-Мухтара» (1927−1928) посвящен А. С. Грибоедову. Перед читателем — не классик, заслуживший вечную благодарность потомков, а друг декабристов, автор запрещенной комедии, так и не увидевший ее ни в печати, ни на сцене. О «Горе от ума» в романе говорится мало.

Совет

Вместе с тем весь роман — это как бы огромный психологический комментарий к гениальной комедии.

Все ясно — и причины, по которым она осталась в сущности единственным произведением Грибоедова, и тот факт, что автор этой комедии стал полномочным министром русского правительства, Вазир-Мухтаром.

Тынянов — не только исторический романист, историк и теоретик литературы, но и автор сценариев фильмов «Шинель» (1926) и «СВД» («Союз великого дела», 1927). Он много занимался переводами — широко известны его переводы поэм и стихотворений Гейне. Среди исторических повестей и рассказов Тынянова — «Подпоручик Киже» (1928), «Восковая персона» (1931), «Малолетний Витушишников» (1933). С увлечением работал Тынянов над созданием серии «Библиотека поэта» — одного из замечательных начинаний М. Горького. Он возглавил всю научно-исследовательскую работу, связанную с изданием серии. Начиная работу над романом «Пушкин» (ч. 1−3, 1935−1943), писатель думал, что этой книгой будет закончена трилогия «Кюхельбекер — Грибоедов — Пушкин». В первых вариантах роман начинался с Абиссинии, с предков Пушкина. Потом Тынянов оставил этот замысел, решив следовать за пушкинским планом автобиографии, который относится к 1830 году и публикуется обычно под названием «Программа записок». Писатель заново прочел этот маленький текст и положил его в основу первой части романа. Ему удалось расшифровать многие загадки, начатые и брошенные фразы, фамилии. Опираясь на ничтожные данные, он угадывал главное и строил на нем свое повествование. Но роман «Пушкин» не был доведен до конца.

В течение многих лет Тынянов был тяжело болен. Во время войны, в условиях эвакуации, он написал третью часть романа «Пушкин» и рассказ о генерале И. С. Дорохове, герое Отечественной войны 1812 года, который сражался и одержал победу под Вязьмой (в те дни, когда писатель работал над рассказом, под Вязьмой шли ожесточенные бои).

Как и у всякого подлинного художника, у Тынянова был свой круг тем, своя идейная проблематика, свой жизненный «материал», свое эстетическое восприятие действительности, своя поэтика, своя стилистика. Художественная оригинальность Тынянова связана с тем, что он был активным участником литературного процесса, в котором ему удалось сказать свое слово.

Источник: http://sochin.net/tinyanov/

Ссылка на основную публикацию