Сочинения об авторе бронте э.

Бронте, сестры

1990 Издательство: Художественная литература

С о д е р ж а н и е:
Шарлотта Бронте – Джен Эйр. Стихотворения.
Эмили Бронте – Грозовой перевал. Стихотворения.

Энн Бронте – Агнес Грей. Незнакомка из Уайлдфелл-холла. Стихотворения.

Бронте, сестры – Собрание сочинений в 5 томах

1998 Издательство: Фолио Ненумерованные одинаково оформленные тома из серии Рандеву

С о д е р ж а н и е:
Эшворт
Городок
Грозовий Перевал
Незнакомка из Уайлдфелл-Холла

Агнес Грей

Бронте, сестры. Сочинения в 4 томах

1997 Издательство: Эль-Фа, Серия: Сестры Бронте

С о д е р ж а н и е:
Грозовой перевал автор – Эмили Бронте Агнес Грей. Незнакомка из Уайлдфелл-Холла – Энн Бронте Городок – Шарлотта Бронте

Джен Эйр – Шарлотта Бронте

Библиография

Эмили Бронте
“Two Poems” (1934)
“Gondal Poems” (1938)
Стихотворения Керрера, Эллиса и Эктона Беллов (1846)
Грозовой перевал (1847)
“Five Essays Written in French” (1948)

Шарлотта Бронте

Романы
Зелёный гном (1833)
Легенды Ангрии (совместно с братом Бренуэллом Бронте) (1834)
Эшворт (1841) (незаконченный роман)
Джейн Эйр (1847)
Шерли (1849)
Городок (другое название «Виллетт») (1853)
Учитель (1857)
Эмма (Незавершенный; роман завершила, бережно отнесясь к наследию Шарлотты Бронте, писательница Констанс Сейвери, которая опубликовала роман «Эмма» под следующим соавторством: Шарлотта Бронте and Another Lady. Помимо этого, роман Шарлотты дописала еще в одном варианте Клер Бойлен, и назвала его «Эмма Браун») Стихотворения
«Стихотворения Каррера, Эллиса и Эктона Беллов» (1846)
Избранные стихотворения сестёр Бронте (1997) Письма, дневники, эссе

Энн Бронте

Агнес Грей/Agnes Grey (роман)-1847

Незнакомка из Уайлдфелл-Холла/The Tenant of Wildfell Hall (роман)-1848

Экранизации

Эмили Бронте
Грозовой перевал / Wuthering Heights (Уильям Уайлер /William Wyler) ,1939 г. Бездны страсти (Грозовой перевал) / Abismos de pasi?n Wuthering Heights (1954)
Вольная экранизация (Луис Бюнюэль)
Грозовой перевал / Wuthering Heights (Роберт Фуэст) ,1970 г.
Грозовой перевал / Wuthering Heights (Питер Хаммонд) ,1978 г.

Грозовой перевал / Hurlevent / Wuthering Heights (Жак Риветт / Jacques Rivette) ,1985, Франция
Грозовой перевал / Wuthering Heights (Питер Космински /Peter Kosminsky) ,1992 г.

Грозовой перевал / Wuthering Heights (Дэвид Скиннер / David Skynner) ,1998, Великобритания
Грозовой перевал / Cime tempestose (Wuthering heights) (Фабрицио Коста / Fabrizio Costa) ,2004 г.
Грозовой перевал / Wuthering Heights (Коки Гидройк / Coky Giedroyc) ,2009 г.

Грозовой перевал / Wuthering Heights (Андреа Арнольд / Andrea Arnold) ,2011, Великобритания, драма, HDMVO ,NOW
Хитклифф / Heathcliff(мюзикл) ,1996, Великобритания
Спаркхаус / Sparkhouse / серии 1-3 из 3 / (Робин Шепперд / Robin Shepperd) ,2002 г.

Шарлотта Бронте

Джейн Эйр / Jane Eyre (Кристи Кэбэнн), 1934 г.
Джейн Эйр / Jane Eyre (1944), США
Джейн Эйр / Jane Eyre (1970), США, Великобритания
Джейн Эйр / Jane Eyre / Серии: 1-3(5) (Великобритания, Джоан Крафт) ,1973
Джейн Эйр / Jane Eyre (1983),Великобритания
Джейн Эйр / Jane Eyre(1996)США, Франция, Великобритания, Италия
Джейн Эйр / Jane Eyre (Роберт Янг) ,1997 г.
Джейн Эйр / Jane Eyre Великобритания, ВВС, 2006

Энн Бронте

Тайна незнакомки / The tenant of Wildfell Hall / Незнакомка из Уайтфелл Холла(1996),Великобритания
Широкое Саргассово море – Австралия (1993) (по роману Д.Рис; предыстория романа Ш.Бронте “Джейн Эйр”)
Широкое Саргассово море / Wide Sargasso Sea, 2006, Великобритания

Источник: http://bookinistic.narod.ru/in/b/bronte.html

25.Английские романистки XIX века. Творчество Дж. Остен, ш. Бронте, э. Бронте, Дж. Элиот (1 роман по выбору)

Джейн
Остин

занимает особое место в литературе
Англии XIXстолетия:
она продолжает традиции реалистической
литературыXVIII века
и является связующим звеном между
реализмом Просвещения и
реализмом XIX века. Творческий
путь Остин обычно делят на два этапа.
Деление это условно.

Писательница не
стремилась скорее издать свои сочинения,
тщательно их дорабатывала. Поэтому
романы первого и второго периодов
выходили в свет почти одновременно.
Романы “Чувство и чувствительность”
(1795, опубл. в 1811), “Гордость
и предубеждение” (1796. опубл.
в 1813), “Нортенгерское
аббатство” (“Аббатство Нортэнгер”)
(1798, опубл.

в 1818) относятся
к первому периоду, а “Мэнсфилд-парк”
(опубл. 1814), “Эмма”
(опубл. 1816), “Доводы
рассудка” (опубл. 1818)
— ко
второму. Последний изданный при жизни
роман писательницы — “Эмма”. “Доводы
рассудка” — последнее из созданных
сочинений и ранний роман “Нортенгерское
аббатство” вышли уже после смерти
автора в 1818 году.

Все прижизненные
издания вышли без имени автора.
Мастерство
автора проявилось в умении ненавязчиво,
с присущей ей тонкой иронией подчеркнуть
в каждом из героев главное, сорвать с
некоторых покров внешней благопристойности,
респектабельности и показать их истинное
лицо.

Обратите внимание

На фоне современной ей литературы
произведения Джейн Остин выделялись
изысканной простотой, точностью и
глубиной социально-психологических
мотивировок поведения персонажей,
стилистическим мастерством. Писательница
не стремилась наполнить свои произведения
дидактизмом, не идеализировала героев,
избегала мелодраматизма — всего, что
было присуще прозе её времени.

В сочинениях
Остин отсутствуют подробные описания,
развернутые портретные и пейзажные
характеристики, авторские комментарии.
Герои романов проявляют себя в поступках
и речах. В
основном все повествование держит
мастерски выстроенный диалог, который
и раскрывает поведение героев, их
психологию, нравственные борения.

 Активно
использовала писательница прием
несобственно-прямой речи для характеристики
внутреннего мира героев, внешние детали,
подтекст. Другая особенность романов
Остин — ирония, которая проявляется в
несоответствии поступков и речей героев,
в характеристиках, которые дает им
автор.

Писательница не стремилась
наполнить свои произведения дидактизмом,
не идеализировала героев, избегала
мелодраматизма — всего, что было присуще
прозе её времени. В сочинениях Остин
отсутствуют подробные описания,
развернутые портретные и пейзажные
характеристики, авторские комментарии.
Герои романов проявляют себя в поступках
и речах.

 В
основном все повествование держит
мастерски выстроенный диалог, который
и раскрывает поведение героев, их
психологию, нравственные борения. Активно
использовала писательница прием
несобственно-прямой речи для характеристики
внутреннего мира героев, внешние детали,
подтекст. Другая особенность романов
Остин — ирония, которая проявляется в
несоответствии поступков и речей героев,
в характеристиках, которые дает им
автор.

Шарлотта
Бронте

(1816 — 1855) — английская писательница,
соавтор поэтического сборника «Поэмы
Каррера, Эллиса и Эктона Беллов» (1846),
автор романов: «Джейн Эйр» (1847), «Шерли»
(1849), «Городок» (1853) и «Учитель» (1846, изд.
1857). Роман «Джейн Эйр» принадлежит в
числу самых значительных произведений
английской литературы.

Произведение
было опубликовано в октябре 1847 года и
имело поразительный успех. Теккерей
признавался, что, взяв в руки книгу, он
провел с ней весь день, отбросив в сторону
дела, будучи пораженным своеобразием
художественного метода, «соединением
чистого чувства с исповедальной
искренностью». Ш.

 Бронте продемонстрировала
в своем произведении блестящее знание
Библии, греческой мифологии, английской
литературы предшествующих веков. Сила
воздействия и обаяния произведения
Ш.

 Бронте – в правде чувств, в их
истинности, в соединении реального и
романтического, в покоряющей своей
увлекательностью истории простой
маленькой гувернантки, способной на
большую и преданную любовь и сумевшей
найти свое счастье. В книге заключен
бессмертный мотив сказочной Золушки,
предстающей в образе столь похожей на
саму Бронте юной Джейн Эйр.

Важно

Ее
собственная героиня, скромная гувернантка,
также сумеет противостоять превратностям
судьбы, энергичному напору своего
хозяина, сохранить чувство собственного
достоинства и заключить в финале
счастливый брак с богатым и достойным
ее человеком.

Новаторский
характер романа «Джейн Эйр» состоит в
том, что в нем изображена героиня, смело
отстаивающая свое человеческое
достоинство, право на самостоятельную
трудовую жизнь и любовь. Писательницей
создан образ свободолюбивой и мятежной
женщины, серьезно размышляющей о жизни,
глубоко чувствующей и в полный голос
заявляющей о своих стремлениях и
взглядах. В образе Джейн Эйр Ш.

 Бронте
воплотила свои представления о современной
женщине, способной определить свою
жизнь и стать не только женой, Нои
достойной подругой мужчины. В романе
«Джейн Эйр» рассказана история простой
девушки, вынужденной вести борьбу за
существование.

Повествование в романе
выстроено хронологически, оно ведется
от первого лица, все главы объединены
главной героиней, Джейн Эйр, существом
гордым, благородным, имеющим романтическую
душу и отстаивающим право свободно
распоряжаться собственной судьбой.
Каждая глава романа, по мнению автора,
похожа на действие в пьесе.

Принцип
драматического построения – один из
характерных в творческой манере
Ш. Бронте.
Движение
прозы осуществляется через многочисленные
диалоги, в построении которых Ш. Бронте
обнаружила удивительное мастерство. Каждый
из диалогов имеет специфическую окраску:
самоутверждение, страстная исповедь,
печальное предчувствие, философски
окрашенный спор о мире, человеке, вопросах
нравственности.

Лейтмотивом
романа является почти постоянно дующий
холодный, пронизывающий ветер, метафора
эмоционально насыщенной и быстро
меняющейся жизни.

Большую роль в романе
играют звуки, краски, явления непонятные
на первый взгляд – дикие крики и странный
смех в доме, неожиданно начинающийся
пожар, разорванная фата героини – все
эти моменты не преследуют цель просто
ужаснуть читателя
Для
характеристики героев автор часто
использует принцип контраста.

Ослепительная
красота аристократки Бланш Ингрем
сочетается с крайним эгоизмом, жестокостью.
Внешняя невзрачность Джейн Эйр – с
глубиной и искренностью чувств, душевным
благородством.
Природа
и человек воспринимаются Ш. Бронте
в тесном единстве. Разнообразные явления
природы: гроза, буря, проливной дождь –
подчеркивают эмоциональное состояние
героев, усиливают нюансировку чувств.

Совет

Бурному объяснению в любви и несостоявшейся
свадьбе (кульминация романа) предшествует
символическая сцена грозы в саду
Торнфильда, удар молнии, расколовший
на две части старый каштан. Роман
распадается на две части. В первой
рассматривается личность в соотнесении
с ее душевным миром, вопросы нравственности,
женского равноправия и т.д. Во второй,
повествующей о скитаниях Джейн Эйр,
также поставлены актуальные проблемы.
Более остро звучит тема социального
неравенства, тяжелого положения батраков,
чьих детей учит Джейн Эйр в деревенской
школе, постепенно осознавая, что бедные
крестьяне – «такие же существа из плоти
и крови, как и отпрыски самых знатных
фамилий».
Два
мужских центральных образа представляют
собой антитезу (слепой, но обладающий
внутренним зрением Рочестер, и зрячий
«слепец» Сент-Джон).
Особую
глубину повествованию придает философский
стержень, гегелевская мысль о живом
развитии идеи как тезис, антитезис и
синтез, что определяет внутреннюю
структуру. Каждый из трех центральных
персонажей олицетворяет собой определенный
жизненный путь, который соотносится
так или иначе с нравственным идеалом,
выдвигаемым автором.

Читайте также:  Краткая биография стивенсон

Эмилия
Бронте.

В суждениях современников и потомков
Эмилии Бронте (1818 – 1848) не раз звучала
мысль, что она в гораздо большей степени
поэт, чем романист. Между тем в историю
литературы Эмили вошла прежде всего
как создатель романа «Грозовой перевал».

Эмилия была самой загадочной из сестер
– худенькая, застенчивая, очень замкнутая,
скрывающая от всех глубинные движения
души и чувства. Роман
«Грозовой перевал» (1847) – явление
совершенно уникальное в английской
литературе. В нем ощущается влияние
Дефо и Ричардсона, В. Скотта и Шелли. В
произведении Э. Бронте живет
романтическая традиция, сливающаяся с
реализмом.

Дух романтизма воплощен в
произведении с огромной эмоциональной
напряженностью. Не случайно «Грозовой
перевал» называли «романтичнейшим из
романов» (У. Пейтер), «дьявольской
книгой, объединившей все самые сильные
женские наклонности», одним из самых
лучших романов «по силе и проникновенности
стиля» (Д.Г.

 Росетти), «одним из
манифестов английского гения… романом,
перерастающим в поэзию» (Р. Фокс).
Известная писательница XX века В. Вульф
писала: ««Грозовой перевал» – книга
более трудная, чем «Джейн Эйр», потому
что Эмили – больше поэт, чем Шарлотта.

Шарлотта все свое красноречие, страсть
и богатство стиля употребила для того,
чтобы выразить простые вещи: «Я люблю»,
«Я ненавижу», «Я страдаю». Ее переживания,
хотя и богаче наших, но находятся на
нашем уровне. А в «Грозовом перевале» Явообще
отсутствует. Здесь нет ни гувернанток,
ни их нанимателей. Есть любовь, но не та
любовь, что связывает мужчин и женщин.

Вдохновение Эмили – более обобщенное.
К творчеству ее побуждали не личные
переживания и обиды. Она видела перед
собой расколотый мир, хаотическую груду
осколков и чувствовала в себе силы
свести их воедино на страницах своей
книги.

От начала и до конца в ее романе
ощущается этот титанический замысел,
это высокое старание – наполовину
бесплодное – сказать устами своих
героев не просто «Я люблю» или «Я
ненавижу», а – «Мы, род человеческий»
и «Вы, предвечные силы».«Грозовой
перевал» – это роман о любви в условиях
социального неравенства и несправедливости.

В романе изображена Англия, какой она
была в 40-е годы XIX века; Э. Бронте
повествует не только о любви вообще,
она говорит о выгодах, которые сулит
прочное общественное положение, о браках
по расчету, о смысле и роли религии, и
взаимоотношениях между богачами и
бедными.
Мир,
возникший в романе Э.

Обратите внимание

 Бронте, – не
воплощение гармонии; скорее это – поле
жестокой борьбы, но он в то же время
поразительно красив. Герои «Грозового
перевала» – высоконравственные Линтоны
и диковатые Эрншо с их суровым пуританизмом,
странностями поведения, грубостью –
сформированы тусклой, монотонной жизнью
Йоркшира.

Сюжет романа отчасти был
навеян семейными преданиями, в частности
историей о таинственном найденыше,
который, мстя за испытанные в детстве
невзгоды, унижения и оскорбления разорил
воспитавшую его семью. По воспоминаниям
Шарлотты, Эмилия «особенно интересовалась
теми трагическими и ужасными событиями,
которые поневоле поражают людей, знакомых
с историей любой дикой местности».

Пейзаж
становится в романе соучастником и
предвестником событий. Вересковые поля
и торфяные болота озаряются блеском
молний, на них падает тень предвещающих
бурю грозовых туч; раскаты грома
сопутствуют переживаниям мятущихся и
страдающих героев. Мрачноватую атмосферу
бытия иногда украшают лишь краски
звуки.
Вымышленный
мир сплетался в романе с миром реальным.

Англия переживала в ту пору серьезные
политические и социальные катаклизмы,
что не могло не отразиться на социальной
атмосфере, на характерах людей, пытающихся
приспособиться к изменившейся жизни.
Композиционно роман построен мастерски.

Судьба главных героев в целом известна
еще в начале произведения, но тем не
менее разворачивающееся далее
повествование насыщено такой динамикой,
борьбой характеров, которое позволяет
сохранять внутреннюю напряженность.

Главные действующие лица не только
говорят сами за себя, но и представлены
через восприятие других персонажей,
благодаря чему возникает ощущение
особой объемности романа.Внешняя канва
повествования передана автором в руки
Локвуда, прибывшего в этот провинциальный
угол из мира более цивилизованного, но
в то же время совершенно лишенного
накала страстей.

Он – человек сдержанный,
воспитанный, что накладывает отпечаток
на характер его впечатлений. Другим
рассказчиком является Нелли Дин,
служанка, доверенное лицо семьи Эрншо
и Линтонов. Ее восприятие событий несет
на себе печать определенного социального
положения. Использование двух рассказчиков,
каждый из которых по-своему интерпретирует
происходящее, позволило Э.

  Бронте
создать двойной фокус повествования и
дополнительно драматизировать его.
Кроме того в повествование включаются
вставные эпизоды, письма, отрывки из
дневников. Сложная композиция позволяет
держать читателя в постоянном напряжении.
В центре повествования оказывается
история любви дворянки Кэтрин Эрншо и
бездомного сироты Хитклифа.

Важно

 В
произведении противопоставляются два
мира – подкидыша Хитклифа и обитателей
помещичьих усадьб. Мир зла воплощен в
тиране Хиндли, в Джозефе, избивающем
Хитклифа. Хиклиф – бунтарь, поднимающийся
против установленных порядков, против
бога и религии, против зла и несправедливости.

Во многом под стать ему и Кэтрин – тоже
сильная и яркая личность, которую
отличает природный ум и решительность.
Но мир все же оказал не нее свое пагубное
воздействие. Прекрасно понимая, что
брак ее с Эдгаром Линтоном внутренне
несостоятелен, Кэтрин все же выходит
за него замуж и предает самое дорогое,
что было в ее жизни – любовь к Хитклифу.

При этом она хорошо осознает, к кому
питает истинную и глубокую привязанность,
о которой говорит: «… Я и есть Хитклиф!
Он… все мое существо». Уход Хитклифа,
узнавшего о желании Кэтрин выйти замуж
на другого, а затем его возвращение
приводят молодую женщину к быстрой
смерти. Любовь,
изображенная в романе, лишена гармонии,
но ее нет и в окружающем мире, где
действуют разрушительные силы.

Тема
спокойного и безмятежного счастья не
интересует Эмилию Бронте как
романиста.Трагизм в «Грозовом перевале»
связан не с темой гибели героев, как в
«Ромео и Джульетте» Шекспира, но с
нарушением гармонического начала внутри
человека. Хитклиф и Кэтрин могли быть
счастливы лишь до тех пор, пока между
ними не встали деньги, предрассудки,
условности.

Однако ничто не смогло убить
их любовь друг к другу. Хитклиф
уходит в добровольное изгнание, чтобы
бороться за свою Кэтрин. Он многое
претерпел в жизни, но несправедливое
общество, которое стало ему ненавистно,
воспитало его по своему образу и подобию.
Поэтому герой посвящает свою жизнь
мести. Он женится на сестре Линтона и
превращает ее жизнь в цепь бесконечных
унижений, прибирает к рукам имущество
Эрншо, обращаясь с его сыном Гэртоном
так же, как когда-то обращались с ним,
силой и хитростью заставляет дочку
Кэтрин Кэти выйти замуж за своего тяжело
больного сына. Но в конечном итоге герой
понимает бесплодность и пагубность
избранного им пути. «Подобно тому, как
Кэтрин была вынуждена полностью осознать
весь нравственный ужас измены своей
любви, так и он, Хитклиф, тоже должен был
понять весь ужас собственной измены
своей человеческой сущности. Человеческое
одерживает в герое победу, и он отказывается
от мести Кэти и Гэртону, молодым бунтарям,
отстаивающим свое право на счастье.Символичны
имена героев. Хитклиф означает «утес,
поросший вереском». Кэти – производное
от Катерины, причисленной за испытанные
ею страдания к лику святых. Оба они –
«как неразделенные скалы». «Добро» и
«зло» получило в «Грозовом перевале»
совершенно неадекватное, противоположное
общепринятым канонам звучание и несколько
шокировало современников. Однако
последующему развитию жанра романа
Эмилия Бронте дала сильный и плодотворный
импульс.

Джордж
Элиот
,
1819-1880 – это псевдоним Мэри Энн Иванс.

Особенности:

Источник: https://StudFiles.net/preview/1665105/page:14/

Автор: Бронте Шарлотта

 Бронте Шарлотта  – английская писательница, более известная под своим псевдонимом Коррер-Бэль (Currer-Bell), родилась 21 июня 1816 года в семье сельского священника в Йоркшире. Шарлотте Бронте едва минуло пять лет, когда умерла ее мать, оставив бедному священнику семью из 5 дочерей и сына.

Слабый здоровьем и любивший уединение, Патрик Бронте мало обращал внимания на воспитание детей, которые редко и видали его. Заключенные в изолированно стоявшем у кладбища мрачном церковном доме, дети были предоставлены самим себе и заботам 8-летней старшей сестры Марии, на которую пала обязанность вести скудное хозяйство.

Болезненные дети не знали ни веселого детского общества, ни свойственных их возрасту игр и занятий: душевные и умственные их силы развивались и крепли с ненормально ускоренной быстротой в особом замкнутом мире, сотканном из образов и их грез не по-детски настроенной фантазии.

Суровая, лишенная разнообразия и теплых красок окружавшая их болотистая местность, невеселая картина кладбища, неприветливость и грубость немногих обывателей, с которыми детям приходилось сталкиваться – такова была безотрадная действительность, побуждавшая детей еще глубже уйти в свой внутренний идеальный мир, в котором ничего не было похоже на окружающее.


Совет

С самого раннего детства одно из любимых занятий Шарлотты было выдумывать фантастические сказки и облекать свои мысли и чувства в сказочную форму. В этих занятиях принимала участие и остальная семья, вплетая причудливые узоры в канву рассказа, задуманного Шарлоттой.

Событие, оставившее глубокий след в замкнутой жизни этой странной семьи – было вступление старших сестер, Марии и Елисаветы в школу в Ковэн-Брилже (1824), недалеко от их селения Гаворт. Неприветливая школа, не давшая никакой пищи для их умственного развития и подорвавшая их без того слабое здоровье – была яркими красками описана Шарлоттой в романе “Jane Eyre”.

Читайте также:  Краткая биография вальзер

Не долго, впрочем, оставались сестры в школе. Через год старшая, Мария, больная возвратилась домой и умерла, а чрез несколько месяцев за ней последовала в могилу и вторая сестра, Елисавета. Оставшись старшей в доме, 9-летняя Шарлотта вынуждена была взять на себя обязанности хозяйки и продолжать дома свое образование, в тиши и уединении отдаваясь своей склонности к писательству.

В 1835. г. Шарлотта поступила на место гувернантки, но слабое здоровье и непривлекательность жизни в чужом доме вынудили ее отказаться от этих занятий. Шарлотта задумала вместе с младшими сестрами открыть школу, и, чтобы подготовиться к этому делу, она с сестрой Эмилией решилась пополнить свои знания по французскому языку и литературе на континенте.

При материальной поддержке старой тетки, они провели два года в Брюсселе (1842 – 44), и перед нервной, впечатлительной Шарлоттой открылся новый мир, обогативший и расширивший ее кругозор запасом наблюдений другой природы, незнакомых типов и характеров людей, чуждой ей частной и общественной жизни.

Возвратившись на родину, сестры наконец решились выступить с первыми плодами своей литературной деятельности. Весной 1846 появился небольшой томик их стихотворений под псевдонимом Koppep (Шарлотта), Эллис (Эмилия) и Актон (Анна) Белль, оставшийся незамеченным публикой.

Неудача эта не обескуражила сестер-писательниц и они с тем же увлечением взялись за писание рассказов в прозе: Шарлотта написала повесть “The professor”, Эмилия – “Wuthering Heights”, а Анна – “Agnes Grey”. Последние две повести нашли себе издателя, a “The professor” был отвергнут всеми.

Несмотря на это, Шарлотта с свойственным ей пылом и страстью продолжала свою литературную деятельность.

Обратите внимание

В октябре 1849 года появился ее новый роман “Jane Eyre”, сразу завоевавший себе решительный успех и переведенный на многие европейские языки, в том числе и на русский (Спб., 1857).

Немного книг с неизвестным именем автора на заголовке было встречено с таким общим и бесспорным одобрением. Полное пренебрежение ко всякой условности, яркость и сила в обрисовке характеров, неприкрашенный, жизненной правдой дышащий реализм – все это увлекательно действовало на читателя и предвещало появление крупного, оригинального таланта на литературном горизонте.

Картина суровой северной природы с ее грубоватыми, но мужественными типами обывателей, казалось, открывал новый неизвестный литературе мир и вызывал общий интерес к автору, скрывавшемуся под псевдонимом.

Но секрет строго сохранялся скромной писательницей. “Shirley”, второй роман Ш.

Бронте, вызвавший к себе особый интерес мастерски нарисованной картиной жизни рабочих в провинции, – был написан при крайне грустных обстоятельствах жизни писательницы; в сентябре 1848 г. умер ее брат Патрик Бронте, многообещавший талантливый юноша, после нескольких лет рассеянной жизни, сведшей его в могилу. В декабре 1848 г. умерла Эмилия и в мае 1849 – Анна.

Когда после появления второго ее романа (1849) псевдоним Ш. Бронте был раскрыт, перед Шарлоттой открылись двери лучших литературных кружков Лондона, но для болезненной и привыкшей к уединению девушки было тягостно общественное внимание, и она большую часть времени проводила в старом церковном доме в Гаворте.

В 1853 появился ее последний роман “Villette”, который по живому и правдивому описанию жизни в пансионе не уступает первым, но слаб в отношении стройности самой фабулы.

В 1854 г., несмотря на приступы недуга, сведшего в могилу ее сестер, Шарлота вышла замуж за священника в приходе своего отца Никольса Белля, но уже 31 марта 1855 она умерла.

После ее смерти был издан ее первый литературный опыт, повесть “The Professor”. Шарлотта Бронте считается одной из талантливейших представительниц школы Теккерея, ее любимого писателя.

Важно

Обладая крайне нервным и впечатлительным темпераментом, она в высокой степени владела тем, что Гёте называет секретом гения – способностью проникнуться индивидуальностью и субъективным настроением постороннего лица. При ограниченном кругозоре наблюдений, она с поразительной яркостью и правдой изображала все, что ей приходилось видеть и чувствовать. Если иногда чрезмерная яркость образов переходит в некоторую грубость красок, а излишний мелодраматизм в положениях и сантиментальное заключение ослабляют художественное впечатление, то полный жизненной правды реализм делает незаметными эти недостатки. Произведения ее сестер Эмилии и Анны хотя и отличаются богатой фантазией, но литературное их значение незначительно. Полное собрание сочин. Шарлотты и ее сестер издано в 1875 с биографиею Шарлотты.

Источник: https://www.litmir.me/a/?id=117

Шарлотта Бронте. Джейн Эйр

Шарлотта Бронте. Джейн Эйр

Джейн Эйр рано потеряла родителей и теперь жила у своей тетки, миссис Рид. Жизнь её была не сахар. Дело в том, что миссис Рид была ей не родной теткой, а всего лишь вдовой брата матери.

О родителях девочки она держалась самого невысокого мнения, и как же иначе, ведь мать Джейн, происходя из хорошей семьи, вышла за священника, у которого не было и гроша за душой.

С отцовской стороны, говорили Джейн, родственников у нее не осталось, а если и остались, то это были не джентльмены люди бедные и плохо воспитанные, так что и говорить о них не стоило.

Домашние сама миссис Рид, её дети Джон, Элиза и Джорджиана и даже прислуга все ежечасно давали понять сироте, что она не такая, как все, что держат её здесь лишь из великой милости.

Единодушно все считали Джейн злой, лживой, испорченной девочкой, что было чистой воды неправдой.

Напротив, злыми и лживыми были юные Риды, которые (особенно Джон) любили изводить Джейн, затевать с ней ссоры, а потом выставлять её во всем виноватой.

Как-то раз после одной из таких ссор, закончившейся потасовкой с Джоном, Джейн в наказание заперли в Красной комнате, самой таинственной и страшной в Гейтсхэд-холле в ней испустил свой последний вздох мистер Рид. От страха увидеть его призрак бедная девочка потеряла сознание, а после с ней сделалась горячка, от которой она долго не могла оправиться.

Совет

Не испытывая желания возиться с болезненной и такой дурной девочкой, миссис Рид решила, что пришла пора определить Джейн в школу.

Школа, на многие годы ставшая для Джейн родным домом, именовалась Ловуд и была местом малоприятным, а при ближайшем рассмотрении оказалась сиротским приютом.

Но у Джейн не оставалось в прошлом теплого домашнего очага, и поэтому она не слишком переживала, очутившись в этом мрачном и холодном месте.

Девочки здесь ходили в одинаковых платьях и с одинаковыми прическами, все делалось по звонку, пища была прескверная и скудная, учительницы грубые и бездушные, воспитанницы забитые, унылые и озлобленные.

Среди учительниц исключение являла собой директриса мисс Темпль: в душе её было достаточно тепла, чтобы оделять им обездоленных девочек.

Между воспитанницами тоже нашлась одна непохожая на других, и Джейн с ней крепко сдружилась. Звали эту девочку Элен Берне.

За месяцы дружбы с Элен Джейн очень многое узнала и поняла, и главное, что Бог не грозный надзиратель за дурными детьми, а любящий Отец небесный.

Джейн Эйр провела в Ловуде восемь лет: шесть как воспитанница, два учительницей.

В один прекрасный день восемнадцатилетняя Джейн вдруг всем существом своим поняла, что не может больше оставаться в Ловуде. Она видела единственный способ вырваться из школы найти место гувернантки, Джейн дала объявление в газету и некоторое время спустя получила привлекательное приглашение в имение Торнфилд.

Обратите внимание

В Торнфилде её встретила располагающего вида пожилая дама домоправительница миссис Фэйрфакс, объяснившая Джейн, что ученицей её станет мисс Адель, подопечная владельца усадьбы мистера Эдварда Рочестера (как позже узнала Джейн, дочь любовницы Рочестера, французской певички, которая бросила сначала любовника, а потом и Адель). Сам мистер Рочестер бывал в Торнфилде лишь редкими внезапными наездами, большую часть своего времени проводя где-то на континенте.

Атмосфера Торнфилда и в сравнение не шла с той, в какой Джейн провела предыдущие восемь лет.

Все здесь обещало ей приятную безбурную жизнь, несмотря на то что в доме, очевидно, скрывалась какая-то тайна: иногда ночами происходили странные вещи, слышался нечеловеческий хохот… Все же временами девушку одолевало чувство тоски и одиночества.

Наконец, как всегда неожиданно, в Торнфилде объявился мистер Рочестер.

Крепко сбитый, широкоплечий, смуглый, с суровыми, неправильными чертами лица, он отнюдь не был красавцем, каковое обстоятельство в глубине души порадовало Джейн, уверенную, что ни один красавец никогда бы не удостоил её, серую мышку, и толикой внимания. Между Джейн и Рочестером почти сразу же зародилась глубокая взаимная симпатия, которую оба они тщательно скрывали. она за прохладной почтительностью, он за грубовато-добродушной насмешливостью тона.

Джейн пришлось испытать муки ревности, хотя сама она себе в этом и не признавалась, когда Рочестер из всех гостивших в Торнфилде светских дам начал отдавать подчеркнутое предпочтение некоей мисс Бланш, красавице, неестественной, по мнению Джейн, до мозга костей. Пошли даже толки о скорой свадьбе.

Джейн была сосредоточена на грустных размышлениях о том, куда ей податься, когда Рочестер приведет в дом молодую жену, а Адель будет отправлена в школу. Но тут нежданно-негаданно Эдвард Рочестер открыл свои чувства и сделал предложение не Бланш, а ей, Джейн. Джейн радостно ответила согласием, возблагодарив Бога, ибо давно уже всей душой любила Эдварда. Свадьбу решили сыграть через месяц.

За приятными хлопотами месяц этот пролетел как один день. И вот Джейн Эйр и Эдвард Рочестер стоят перед алтарем. Священник совсем уже было собрался объявить их мужем и женой, как вдруг на середину церкви выступил какой-то человек и заявил, что брак не может быть заключен, поскольку у Рочестера уже есть жена. Убитый на месте, тот не стал спорить. Все в смятении покинули церковь.

Читайте также:  Краткая биография фирдоуси

В оправдание себе Эдвард раскрыл несостоявшейся миссис Рочестер так тщательно оберегаемую тайну своей жизни.

Важно

В молодости он оказался в весьма затруднительном материальном положении оттого, что отец, дабы избегнуть раздробления

Источник: https://www.studsell.com/view/201444/

Архивы Бронте Э. – Все Самое Лучшее Учащимся

В момент, когда Гэртон, который беззаветно любит его, Хитклифа, приходит на помощь Кэти после того, как Хитклиф ее ударил, последнему вспоминается чувство, связывающее его с Кэтрин, во всей его глубине, и до его сознания доходит, что в любви Кэти и Гэртона есть что-то от того же чувства.

Если Кэтрин Эрншо, эта бунтующая, мятежная душа, порывистая и трагически надломленная женщина, столь не похожая на кротких и доброжелательных героинь стереотипного английского романа и во многом схожая, скорее, со своим возлюбленным, трагедия и вина которой в том, что она, по выражению Хитклифа, «предала свое собственное сердце», искреннюю любовь к товарищу детства променяла на богатство и положение в обществе, погибает, замученная угрызениями совести, то ее ошибку искупает ее дочь.

«Джейн Эйр» интересно сравнивать с романом ее сестры Эмили Бронте «Грозовой перевал» и Энн Бронте «Агнес Грей», которые в декабре 1947 года, наконец, увидел свет.

Вопреки высказываемым порой утверждениям Эмилия Бронте не боялась описывать плотскую любовь; сцена, предшествующая смерти Кэтрин, является достаточным указанием на то, что Кэтрин и Хитклифа связывает отнюдь не платоническая страсть.

В произведениях сестер Бронте отобразились характерные особенности времени: в них органически сливаются и легко прослеживаются линии, которые объединяют романтическое искусство начала XIX ст. (Байрон, Шелли) с реализмом 1840-х годов (Ч.

Диккенс, В. Теккерей), в них формируются тенденции новых художественных открытий в жанре романа второй половины столетия (Дж. Элиот, Д. Мередит).Особую популярность получили романы Шарлотты Бронте «Джейн Эйр» и Эмили Бронте «Грозовой перевал».

Казалось бы, слова Хитклифа о «страшном одиночестве» Кэтрин звучат парадоксально: ведь, судя по всему, на Мызе Скворцов Кэтрин менее одинока, окружена большей заботой и вниманием, чем в том случае, если бы она связала свою судьбу с Хитклифом.

Начиная с 30-40 годов английские романтические школы начинают терять доминирующие позиции в искусстве, а в 50-60 годах реалистические тенденции получают конечную победу, хотя романтизм продолжает существование, постепенно переходя в стадию неоромантизма (Кэролл, Стивенсон, «Братство прерафаэлитов» ).

На наш взгляд, однако, героини и Дрэббл, и Лэссинг все еще тщатся доказать и себе, и окружающим эмоциональную, человеческую, психологическую значимость своего женского «естества» – то, что вполне было ясно уже Джейн Эйр, Кэтрин Эрншо, Агнес Грей и Люси Сноу, не говоря, в частности, о Шарлотте Бронте, прекрасно понимавшей зависимость индивидуальной свободы – и несвободы – женщины от «фундаментальных» общественных причин, что порой игнорируют современные романистки, расценивающие проблему женского равноправия с позиции извечной «борьбы полов».

Источник: https://vslu.ru/essay/bronte-e

Философские взгляды Эмилии Бронте в романе «Грозовой перевал» – Тематическое сочинение

 В «Грозовом перевале» нашли свое отражение сложные философские взгляды писательницы. Здесь сказались свойственные для Эмилии Бронте представления о мироздании.

Роман свободен от ортодоксальной религиозности: Хитклиф и Кэтрин Эрншо отвергают власть церкви и традиционные представления о загробном мире.

Охваченная своей большой земной страстью, Кэтрин уверена, что была бы глубоко несчастна в раю и не будет знать покоя, если даже ее зароют в землю на двенадцать футов и обрушат церковь на ее могилу.

Совет

Разлученных при жизни Хитклифа и Кэтрин ожидает за гробом не христианский рай или ад, а давно желанное соединение. Так в смерти Эмилия Бронте видела освобождение от всех земных оков.

На протяжении всего романа прослеживаются черты романтизма, влияние которого сказывается не только в интересе писательницы к роковым человеческим страстям, но и в языке, которым описаны эти страсти, и в пейзаже, неизменно сопровождающем события и переживания героев. Характерная романтическая образность появляется в языке романа, когда Э.

Бронте заставляет героев высказываться о своей любви или рисует патетические сцены. «Люби он ее всем своим ничтожным существом, – говорит Хитклиф об Эдгаре Линтоне, – он за восемьдесят лет не дал бы ей столько любви, сколько я за один день.

И у Кэтрин сердце такое же глубокое, как мое. Как моря не вместить в отпечаток конского копыта, так ее чувство не может принадлежать безраздельно Линтону». «Грозовой перевал» имеет сложную, но очень четкую композицию. В нем почти нет второстепенных действующих лиц.

Каждый из персонажей обрисован резкими и яркими мазками и несет максимальную сюжетную нагрузку. Внимание читателя не отвлекается на детали; все повествование, похожее своим трагизмом и мрачностью на древнюю сагу, сконцентрировано вокруг одной темы – любви Кэтрин и Хитклифа.

В своей работе, посвященной «Грозовому перевалу» Эмилии Бронте, Вирджиния Вулф писала: «Грозовой перевал» – книга более трудная для понимания, чем «Джейн Эйр», потому что Эмилия – больше поэт, чем Шарлотта.

Шарлотта все свое красноречие, страсть и богатство стиля употребляла для того, чтобы выразить простые вещи: «Я люблю», «я ненавижу», «я страдаю». Ее переживания хотя и богаче наших, но находятся на нашем уровне. А в «Грозовом перевале» Я вообще отсутствует. Здесь нет ни гувернанток, ни их нанимателей.

Есть любовь, но не та любовь, что связывает мужчин и женщин. Вдохновение Эмилии – более обобщенное. К творчеству ее побуждали не личные переживания и обиды. Она видела пред собой расколотый мир, хаотичную груду осколков и чувствовала в себе силы свести их воедино на страницах своей книги.

Обратите внимание

От начала и до конца в ее романе ощущается этот титанический замысел, это высокое старание… сказать устами своих героев не просто «я люблю» или «я ненавижу», а «мы, род человеческий» и «вы, предвечные силы…». Эмилия Бронте дала нам понять, о чем ее мысль.

Эта мысль слышна в маловразумительных речах Кэтрин Эрншо: «Если погибнет все, но он останется, жизнь моя не прекратится; но если все другое сохранится, а его не будет, вся вселенная сделается мне чужой и мне нечего будет в ней делать».

В другой раз она прорывается над телами умерших: «Я вижу покой, которого не потревожить ни земле, ни адским силам, и это для меня залы бесконечного, безоблачного будущего – вечности, в которую они вступили, где жизнь беспредельна в своей продолжительности, любовь – в своей душевности, а радость – в своей полноте».

Именно эта мысль, что в основе проявлений человеческой природы лежат силы, возвышающие ее и подымающие с подножию величия, и ставит роман Эмилии Бронте на особое, выдающееся место в ряду подобных ему романов».

Проблема женской эмансипации занимает чрезвычайно важное место в русской и зарубежной литературе. Одной из писательниц, впервые остро поставившей вопрос о положении женщин, в европейской литературе стала Жорж Санд. Она впервые увязывает личную свободу женщины с общей проблемой социального освобождения.

Взгляд Жорж Санд на положение женщины в обществе позволяет ей прийти к выводу, что во времена античности и в эпоху Возрождения женщина занимала более почетное положение, играла более значительную роль в духовной жизни государства, нежели, например, при Людовике XV, в эпоху разнузданного разврата, нанесшую браку смертельный удар.

Нравственный мир Бронте отрицал и сейчас существующий порядок вещей, при котором моральное оскудение человека, агрессивное стяжательство, духовная эксплуатация личности, психологическое и материальное закабаление обществом считаются нормой и закономерностью. Это отрицание – их завет будущему.

«Жизнь есть борьба, и все мы должны бороться», – провозгласила Шарлотта Бронте свой девиз в тесных и холодных стенах хауортского дома, и ее услышали во всем мире.

Вся жизнь сестер Бронте была неустанной борьбой духа, не только страдавшего, но выстоявшего в борьбе и сумевшего житейские поражения переплавить в творческую победу.

Важно

Бронтевская тема женского равноправия с мужчиной в мире чувств и мыслей прослеживается в романах современных английских писательниц, например, Маргарет Дрэббл («Сквозь игольное ушко») и Дорис Лессинг («Золотой дневник», «Четырехвратный город»).

На наш взгляд, однако, героини и Дрэббл, и Лэссинг все еще тщатся доказать и себе, и окружающим эмоциональную, человеческую, психологическую значимость своего женского «естества» – то, что вполне было ясно уже Джейн Эйр, Кэтрин Эрншо, Агнес Грей и Люси Сноу, не говоря, в частности, о Шарлотте Бронте, прекрасно понимавшей зависимость индивидуальной свободы – и несвободы – женщины от «фундаментальных» общественных причин, что порой игнорируют современные романистки, расценивающие проблему женского равноправия с позиции извечной «борьбы полов».

Говоря об английской традиции воплощения знаменитой бронтевской героини, нельзя не упомянуть и о такой ее литературной «реминисценции», как Сара Вудраф Джона Фаулза («Женщина французского лейтенанта»), бросающая вызов условностям, осмеливающаяся любить наперекор буржуазным викторианским условностям (действие романа происходит в XIX веке). Своей страстностью, своеволием, удивительной слиянностью с природой в широком смысле слова – и с природой страстей, и с дикой, заброшенной пустошью, которую Сара избирает для своих одиноких прогулок, она напоминает не только Джейн Эйр, но и Кэтрин Эрншо Эмилии Бронте.

Источник: http://schooltask.ru/filosofskie-vzglyady-emilii-bronte-v-romane-grozovoj-pereval/

Ссылка на основную публикацию