Сочинения об авторе хемингуэй

Сочинение на тему Эрнест Хемингуэй – по русскому языку и литературе

Эрнест Хемингуэй родился в семье врача, в пригороде Чикаго Оукпарк. В. 1917 году Хемингуэй поступил на работу в газету «Канзас дёйли стар» и с тех пор всегда считал себя журналистом. Проработав там семь месяцев, он решил отправиться в Европу на фронт и записался добровольцем в санитарный отряд, направлявшийся в Италию.

В ночь на 8 июля 1918 года он был тяжело ранен, перенес двенадцать операций. Завершив лечение в госпитале, Хемингуэй служит в пехотных частях действующей итальянской армии до заключения перемирия в ноябре 1918 года. Вернувшись в Америку, Хемингуэй в 1919 году вновь обращается к журналистике.

В 1921 году в качестве корреспондента газеты он отправляется в Париж, где его поглощает литературная работа, интерес к которой выявился уже достаточно очевидным образом.

Обратите внимание

Журналистская деятельность Хемингуэя была очень многосторонней и разнообразной он писал о чикагских гангстерах и о канадских мошенниках, торгующих вышедшими из обращения в СССР советскими денежными знаками, о жизни американцев в Париже и о бое быков в Испании, об оккупации Рура и о Генуэзской конференции, о французских правых и об итальянских фашистах.

Хемингуэй стал свидетелем и очевидцем кризисных явлений в жизни капиталистического мира и в Америке, и в Европе.

Ненависть к тем, кто развязывает войны, родилась у писателя на фронте в Италии; теперь же она была укреплена личным его знакомством с этими людьми, у которых он брал интервью, о которых писал, которых часто видел на различных международных конференциях, где они, разглагольствуя о мире, готовились к новой войне.

Хемингуэй стал очевидцем греко-турецкой войны, он видел политико-дипломатический механизм возникновения этой войны и ужасные человеческие трагедии, войной порожденные. Неприятие социальной системы,, порождающей войны, подобные первой мировой или греко-турецкой, стало глубинным подтекстом творчества Эрнеста Хемингуэя, его гуманизма. Многие писатели Америки начинали свой путь с журналистики.

Для Хемингуэя журналистика была литературной школой, и об этом он неоднократно напоминал. Журналистское начало всегда было важным и ценным качеством Хемингуэя. Он никогда не писал о том, чего он сам не видел, не знал, не понимал. В этом смысле он,., стремился быть репортером современности.

Хемингуэй много бывал в Европе — во Франции, Италии, Испании, Германии, Швейцарии, в других европейских странах, совершал длительные поездки в. Африку, долгое время жил на Кубе. Он сравнительно мало жил в США и мало писал о родине. Из его романов только один посвящен Америке— «Иметь и не иметь», да и то он тесно связан с Кубой.

Во всех остальных романах действие происходит в Европе: «И восходит солнце» — во Франции и в Испании, «Прощай, оружие!» — в Италии, «По ком звонит колокол» — в Испании, «Через реку и к тем деревьям» — в Италии. И первую свою книгу он издал не в США, а в Европе.

Эта книга — «Три рассказа и десять стихотворений» — была напечатана тиражом в 300 экземпляров в Дижоне в 1923 году, затем в Париже в 1924 году был издан сборник рассказов «В наше время», переизданный в несколько дополненном виде в .1925 году в США.

Важно

Наконец, в 1926 году еще две книги — роман-пародия «Вешние воды» и роман «И восходит солнце», а в 1927 году сборник рассказов «Мужчины без женщин» выпускает в свет нью-йоркское издательство.

В начале своего творческого пути выдающийся американский писатель потратил немало усилий на то, чтобы рассказать о людях, утративших веру в общество, в светлые идеалы, в свои силы, в возможность счастливой и радостной жизни. Таков герой многих его ранних рассказов Ник Адаме — образ во многом автобиографический, особенно наглядно передающий трагизм мироощущения Хемингуэя.

Хемингуэю и его героям США представляются олицетворением убожества и деградации человечества. Поэтому они бегут из Америки в Африку, Испанию, Италию, Францию. Герои ищут забвения в вине, в женщинах, в охоте и в рыбной ловле, в зрелищах, которые щекочут чувства.

Им чужды высокие слова — они их отпугивают, они в них не верят, да и сам Хемингуэй с начала своей журналистской деятельности крайне иронически относился к высокопарным постулатам пропагандистов американизма.

В тех новеллах, которые вошли в сборник «В наше время», и в тех, которые он печатал тогда же в различных журналах, выявляются самостоятельный писательский почерк, своеобразная творческая индивидуальность Хемингуэя.

И если в первых рассказах, таких, как «У нас в Мичигане», сказывается влияние стиля Шервуда Андерсона, про которого Хемингуэй в 1925 году говорил, что его сборник «Уайнсберг, Огайо» был его первым образцом, то в последующих рассказах становится все труднее найти черты, сближающие и Хемингуэя, и Андерсона, а роман «Вешние воды» был откровенной пародией на стиль Андерсона: Хемингуэй высмеял претенциозность его малоудачного романа «Темный смех». Дело, однако, было не только и не столько в Шервуде Андерсоне, сколько в стремлении Хемингуэя провозгласить свою декларацию независимости — независимости от своих литературных учителей. И – в романе «Вешние воды» он высмеял не только Андерсона, но и Стайн, и в какой-то степени, но гораздо доброжелательнее — Джойса и Дос Пассоса. Этим романом Хемингуэй порвал с кружком Гертруды Стайн, экспериментаторство которого оказалось чуждым его творческим устремлениям. Отрицание опыта учителей не было огульным — лучшее из их практики Хемингуэй усвоил и переосмыслил, никак не копиру?. слепо их стиль, метод или манеру, создав собственный стиль, который и оригинальностью, и свежестью, и художественной силой превосходил стиль и Шервуда Андерсона, и тем более Гертруды Стайн. Центральным произведением раннего Хемингуэя был роман «И восходит солнце» (1926). Слова Гертруды Стайн: «Все вы — потерянное поколение», вынесенные в эпиграф книги, относятся к людям, утратившим свое место в жизни и пытающимся заполнить душевную пустоту флиртом, вином, зрелищами. Герой же ищет успокоение на лоне природы. Настоящими людьми ему представляются испанские крестьяне и мужественные матадоры, ведущие смертельные схватки с разъяренными быками. Бой быков для них не развлечение, а труд, искусство, борьба. Именно в них видит Хемингуэй воплощение извечности жизни, которое подчеркнуто и названием книги, и вторым эпиграфом, заимствованным из Ветхого завета. Идея романа, по словам Хемингуэя, была в том, что «земля существует вечно». Писатель хотел сказать, что его герой Джейк Барнс, изувеченный на войне и неспособный теперь участвовать в этом вечном круговороте природы, изверившийся в людях, пытается найти силу и здоровье в общении с природой и близкими к ней людьми. И ранние рассказы и роман «И восходит солнце» как бы намеренно вырывают человека из общества. Писатель всячески подчеркивает свое нежелание указывать читателям на причины явлении. Он воинствующе фактографичен в своей манере письма. Объективизм Хемингуэя отомстил ему в романе «И восходит солнце»: несмотря на все уверения автора о его нежелании воспевать «потерянное поколение», эта книга была воспринята и воспринимается сейчас как пример литературы «потерянного поколения».

Сочинение на тему Эрнест Хемингуэй
Хемингуэй Э.М.
Стр. 1

Сочинение на тему Эрнест Хемингуэй
Хемингуэй Э.М.
Стр. 2

Сочинение на тему Эрнест Хемингуэй
Хемингуэй Э.М.
Стр. 3

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/171ernest-xeminguej187

12 уроков о писательстве. Эрнест Хемингуэй

УРОК 1

Начинайте с журналистики и выполняйте самые мелкие задания

Молодой журналист Эрнест Хемингуэй

Канзас Сити и Торонто. 1920 год. Соединенные Штаты и Канада на подъеме, здесь нет призрака большевизма, где-то вдалеке отгрохотала Первая Мировая. Все сферы общества процветают. Самая крупная газета — «Канзас Сити Стар». Много лет спустя Хемингуэй сказал: «Я хотел работать в «Стар» потому что считал ее лучшей газетой в Соединенных Штатах». «Стар» действительно в те годы была одной из лучших газет Америки. В ней начинали многие впоследствии получившие известность журналисты и писатели. Первым человеком, с которым столкнулся Эрнест в редакции, стал Пит Веллингтон. Начинающие репортеры работали под его началом. В первый день работы Хемингуэя в редакции Пит Веллингтон положил перед новым сотрудником длинный лист бумаги, на котором были напечатаны 110 параграфов, и объяснил ему, что это правила газеты, составленные основателем и хозяином, полковником Уильямом Нельсоном. Эрнест прочитал первый пункт: «Пиши короткими предложениями. Первый абзац должен быть кратким. Язык должен быть сильным. Утверждай, а не отрицай». Что ж, над этим стоило подумать. Пункт третий: «Избегай обветшалых жаргонных словечек, особенно, когда они становятся общеупотребительными». Ничего не скажешь, наверное, и это правильно. Пункт двадцать первый: «Избегай прилагательных, особенно таких пышных, как «потрясающий», «великолепный», «грандиозный», «величественный» и тому подобное». И так сто десять пунктов, включающих правила орфографии и пунктуации. Тон Пита Веллингтона и то, с каким видом он говорил о правилах явно указывали, что к в этой редакции к «Правилам» относятся очень серьезно. Впоследствии Хемингуэй вспоминал: «Они давали вам правила, когда вы начинали работать. И после вы отвечали за их знание, как если бы вам прочитали устав военно-полевого суда». В Канзас Сити Эрнест проходит серьезную газетную муштру. В первый месяц —в испытательный срок — брался за любую работу и писал обо всём. Коллеги вспоминали: к каждому тексту Хемигуэй подходил будто писал роман. Подолгу сидел над абзацем, пока не оставался удовлетворен результатом. Отличная практика для будущего писателя. В 1952 году Хемингуэй вспоминал: «Я отвечал за небольшой район, в который входили полицейский участок на 15-й улице, вокзал Юнион-стейшн и Главная больница. В участке на 15-й улице вы сталкивались с преступлениями, обычно мелкими, но вы никогда не знали, не натолкнетесь ли на крупное преступление. Юнион-стейшн — это все, кто приезжал в город и уезжал из него… Здесь я познакомился с некоторыми темными личностями, брал интервью у знаменитостей». В канзасской «Стар» Эрнест проработал всего семь месяцев, но приобрел там немало опыта. Вспоминая в 1940 году об этом периоде жизни, он говорил: «Я научился тогда рассказывать простым языком о простых вещах». Это и стало его писательским принципом и фундаментом творчества. «Я научился тогда рассказывать простым языком о простых вещах» — вот писательский принцип Эрнеста Хемингуэя, почерпнутый в журналистике

Писатель Эрнест Хемингуэй

Эрнест Миллер Хэмингуэй очень долго не писал больших книг. Хотя, он взялся за перо еще в 12 лет, по-настоящему серьезное и большое художественное произведение, он написал только в 26 лет. С 1920 года по 1923 Хемингуэй жил в Париже, потом ненадолго вернулся в Торонто, порвал с журналистикой и вернулся в Париж. Там познакомился со многими литераторами — в те времена Джеймс Джойс и Гертруда Стайн задавали тон в писательской среде.

Но, в отличие от коллег, Хемингуэй не спешил, хоть и всегда знал, что напишет «великий американский роман». Писатель совершенствовал навыки письма, практикуясь в написании рассказов. В 1924 году вышел сборник «В наше время», в 1927 — «Мужчины без женщин».

УРОК 3

Пишите о том, что хорошо знаете

Хемингуэй пробует свои силы в корриде. Найдите писателя.

Главный авторский принцип Эрнеста Миллера Хемингуэя — писать о том, что хорошо знаешь. Все книги очень правдоподобны именно по этой причине. По мнению автора статьи, две лучшие его книги — это «Фиеста» и «Прощай, оружие!». Ну и конечно, автобиография — «Праздник, который всегда с тобой». Перечисленные книги основаны на реальных событиях, которые были переработаны в художественную форму. Хемингуэй пережевывал события своей жизни, создавал удобоваримую жвачку и добавлял немного вымысла. Изучите основы, а дальше максимально проявите себя. Хемингуэй работал с материалом, прежде чем приступал к написанию. Айсберг — любимая метафора Хемингуэя для определения собственной эстетической методы. К этому образу сам писатель обращается неоднократно. «Если писатель хорошо знает то, о чем он пишет, он может опустить многое из того, что знает, и, если он пишет правдиво, читатель почувствует все опущенное так же сильно, как если бы писатель сказал об этом. Величавость движения айсберга в том, что он только на одну восьмую возвышается над поверхностью воды». Это было написано в 1932 г. «Я всегда старался писать по принципу айсберга. На каждую видимую часть семь восьмых его находится под водой. Все, что вы знаете, вы можете опустить, и это только укрепит ваш айсберг. Это его невидимая часть. Если писатель опускает что-то, потому что он не знает, в истории появляется дыра». Это было написано в 50-е годы.

Читайте также:  Краткая биография петрушевская

И наконец, в последнем, подготовленном писателем к изданию, произведении «Праздник, который всегда с тобой» читаем: «Я опустил его (конец рассказа) согласно своей новой теории: можно опускать что угодно при условии, если ты знаешь, что опускаешь,— тогда это лишь укрепляет сюжет и читатель чувствует, что за написанным есть что-то, еще не раскрытое». Книга была опубликована уже после смерти Эрнеста Хемингуэя, в 1961 году.

А вот и Эрнест Хемингуэй. “Работа с материалом”.

УРОК 4

Выбирайте грамотно издательство и редактора

Телеграмма Хемингуэя в издательство Boni & Liveright
Хемингуэй допустил ошибку: заключил договор с издательством «Бонни и Ливрайт» на издание 3 книг. Уже после подписания документов, он понял,что допустил ошибку, и принял совершенно невыгодные для себя условия. Что тогда сделал Хемингуэй? Предпринял гениальный ход, написав поевсть «Внешние воды», в которой спародировал первого покровителя и учителя — Шервуда Андерсена. Естественно, издательство отказалось сотрудничать и разорвало контракт. Этого Хемингуэй и добивался. С помощью друга Фрэнсиса Скотта Фицджеральда он заключил договор со «Скрибнерс». Редактором Хэма стал Макс Пэркинс — один из лучших в те времена.

С этого момента начался подъем Хемингуэя как писателя: «Скрибнерс» одно из крупнейших издательств, а работа Хемингуэя с Перкинсом — один из самых успешных кейсов в американской литературе ХХ века.

УРОК 5

Новый опыт как смысл жизни

Полная приключений и вызовов жизнь Хэма — вот самая интересная история. В Европе началась Первая Мировая война, а он отсиживается в Канзас Сити? Почему так, пора ехать. В Торонто неплохо живется и интересная работа в газете, но в Париже вся литературная богема — стоит поехать туда. В Париже жилось неплохо, но в Ла Корунье и Андалусии — лучше, там же коррида. Африка, 1930-е, сафари еще не вошло в моду. Хемингуэй стал одним из первопроходцев в этом виде увлечений. К сафари и охоте на львов он неоднократно возвращается, даже написал книгу «Лев мисс Мэри».

«Испанская гражданская война — я не могу молчать и должен быть там». Такое чувство, что для Хемингуэя главное — это быть в самом эпицентре событий, чтобы максимально подробно все описать. Хемингуэй не сидел на месте.

УРОК 6

Пишите не ради денег

Эрнест Хемингуэй и Фрэнсис Скотт Фицджеральд

Хемингуэй всю жизнь осуждал своего друга Фицджеральда, который после «Гэтсби» весь талант вложил в написание «рассказиков за деньги». На волне успеха и славы Фицджеральд стал коммерчески востребованным. Запросы из журналов приходили к пачками, и он, любивший богемную жизнь и остро нуждавшийся в деньгах, не мог отказывать. Ирония в том, что в старости Хемингуэй, нуждавшийся в деньгах, написал повесть «Старик и море» исключительно ради денег. И тут произошло неожиданное. Сначала за повесть писатель получил Пулитцеровскую премию, а затем и Нобелевскую. Вот уж точно неожиданно подзаработал.

УРОК 7

Напишите книгу мемуаров после 50 лет

Эрнест Хемингуэй пишет мемуары

«Праздник, который всегда с тобой» — одна из лучших, на мой взгляд, книг которая совместила две самых интересных темы. Первая — становление молодого автора. Вторая — счастливая жизнь. Хемингуэй художественно оформил воспоминания. Набоков, к примеру, когда работал над автобиографией, при каждой редакции и переводе изменял и улучшал текст таким образом, что получилось 3 разных книги. И самая известная «Память, говори» — это лишь последняя версия.

Совет

Хемингуэй при жизни не успел издать книгу. Но он работал над ней в очень интересных обстоятельствах. В 1956 году он нашёл чемодан, забытый в подвале отеля «Риц» в Париже много лет назад. В чемодане был блокнот, в котором он вёл записки о жизни в Париже. Он обработал и переписал эти записки. Книга была издана только в 1964 году, после его смерти.

Эрнест Хемингуэй с народом

«Старик и море», «По ком звонит колокол» — книги, которые родились из историй, услышанных Эрнестом Хемингуэем. Так делают многие писатели — держат ухо востро на любую историю.

Я знаю, что Лев Толстой услышал рассказ друга и после встречи тихо спросил его: «Ты не против, если я использую эту историю?» Тот согласился, а через 10 лет мир увидел «Воскресение», последний крупный роман Льва Николаевича.

Источник: http://papawillcall.ru/page2112028.html

Эрнест Миллер Хемингуэй

Имя этого американского писателя стало популярным в нашей стране еще в 1960-е годы, когда в домах многих книголюбов висел портрет загорелого, обветренного человека в свитере, лицо которого обрамляла коротко подстриженная седая борода.

Это был Эрнест Миллер Хемингуэй, привлекавший читателей не только своими книгами, но и биографией мужественного, стойкого, внутренне свободного и душевно щедрого человека, многое повидавшего и знавшего. Под стать автору и его герои: солдаты, охотники, рыбаки, матадоры, спортсмены…

В этой пестрой, колоритной веренице героев отражался мир пережитого автором, мир его многообразных интересов и увлечений.

Эрнест Миллер Хемингуэй — участник трех войн, отмеченный боевыми наградами; был тяжело ранен на итало-австрийском фронте в Первую мировую войну.

Он был прекрасным рыболовом и охотником, знатоком корриды. С ранних лет занимался спортом: играл в футбол, баскетбол, бейсбол, был заядлым велосипедистом. Но особенно увлекался боксом. В четырнадцать лет поступил в боксерскую школу.

А в юности, когда литературный труд еще не приносил доходов, подрабатывал в качестве спарринг-партнера для профессиональных боксеров.

Этот многообразный опыт Хемингуэя запечатлелся в его произведениях. С начала 1920-х годов он выступает как писатель.

В творческом становлении Хемингуэя велика была роль русской литературы. Его сын Патрик рассказывал, что отец «очень любил Пушкина, читал его на разных языках, и маленький бюстик великого поэта стоял на отцовском бюро в его кубинском доме.

Обратите внимание

Так вот, бронзовый корифей слова всегда — так по крайней мере казалось отцу — благодарно поворачивал в его сторону голову, когда Эрнест Миллер Хемингуэй находил в ворохе слов самое точное и необходимое, делал это — по примеру Пушкина — достоянием мировой культуры».

В 1920-е годы в парижской библиотеке молодой Эрнест Миллер Хемингуэй, как вспоминал он позднее, «прочитал всего Тургенева, все вещи Гоголя, переведенные на английский, Толстого… и английские издания Чехова.

У Достоевского есть вещи, которым веришь и которым не веришь, но есть и такие правдивые, что, читая их, чувствуешь, как меняешься сам, — слабость и безумие, порок и святость, одержимость азарта становились реальностью, как становились реальностью пейзажи и дороги Тургенева и передвижение войск, театр военных действий, офицеры, солдаты и сражения у Толстого. Открыть весь этот новый мир книг… все равно что найти бесценное сокровище. Ты жил в найденном тобой новом мире… Чудесный мир, который дарили тебе русские писатели. Сначала русские, а потом и все остальные. Но долгое время только русские».

Осмысляя опыт своего писательского становления, Эрнест Миллер Хемингуэй стремился показать, что это значит — настойчивые поиски своей манеры, художнической индивидуальности. «…Единственный способ понять, на что ты способен, — заявлял Эрнест Миллер Хемингуэй, — это соревнование с писателями прошлого».

Особое место среди русских классиков, повлиявших на творческое самоопределение Хемингуэя, занимает Чехов. Не случайно один из английских исследователей обратил внимание на чеховскую манеру Хемингуэя «писать холодно, чтобы эмоции были ощутимее».

Это характерная черта емкого, лаконичного стиля Хемингуэя, отличающегося максимальной сдержанностью в передаче чувств автора и его героев и их душевных движений, которые уходят в подтекст повествования.

«Если писатель, — замечает Эрнест Миллер Хемингуэй, — хорошо знает то, о чем пишет, он может опустить многое из того, что знает, и если он пишет правдиво, читатель почувствует все опущенное так же сильно, как если бы писатель сказал об этом.

Величавость движения айсберга в том, что он только на одну восьмую возвышается над поверхностью воды». Так реализуется в хемингуэевской прозе «принцип айсберга», определяющий, по его мнению, значение подтекста в художественном произведении.

Писательскую известность принес Хемингуэю его первый роман «Фиеста (И восходит солнце)», появившийся в 1926 году.

Важно

Герои романа — недавние участники Первой мировой войны, вернувшиеся в мирную жизнь после тяжелых фронтовых испытаний.

К ним, разочарованным молодым людям, относится эпиграф, предпосланный роману, — фраза американской писательницы Гертруды Стайн, оброненная ею в разговоре с молодым Хемингуэем: «Все вы — потерянное поколение».

К теме «потерянного поколения» обращается Эрнест Миллер Хемингуэй и во втором своем романе «Прощай, оружие!» (1929). Теперь это — истоки волнующей писателя темы, которые возвращают читателей в годы Первой мировой войны, на итало-австрийский фронт.

Герой романа — американец Фредерик Генри, лейтенант санитарной службы. Он на собственном опыте убеждается, как жестоки военные будни, особенно в дни тяжких поражений, которые несут горе и отчаяние тысячам людей.

Угроза незаслуженного расстрела в момент повального отступления, точнее даже — бегства солдат, заставляет Генри дезертировать из армии. Ужасам войны он противопоставляет свою любовь к сестре милосердия Кэтрин Баркли. Но надежды Фредерика на счастье рушатся: его возлюбленная умирает во время родов.

И это горе — самое страшное подтверждение того безумия, которое овладевает миром, когда в него врывается война. «Когда люди, — размышляет герой романа, — столько мужества приносят в этот мир, мир должен убить их, чтобы сломить, и поэтому он их и убивает.

Мир ломает каждого, и многие потом только крепче на изломе. Но тех, кто не хочет сломиться, он убивает. Он убивает самых добрых, и самых нежных, и самых храбрых без разбора».

Фредерик Генри оказывается «потерянным», разочарованным героем. Но, проходя через жестокие будни войны, он сохраняет те черты, которые отличают лучших хемингуэевских героев: стойкость в те моменты, когда жизнь испытывает тебя «на излом», мужество и достоинство в самых экстремальных ситуациях. Эти черты присущи и главному герою лучшего романа Хемингуэя «По ком звонит колокол» (1940) — американцу Роберту Джордану, который приехал в Испанию во время вспыхнувшей там гражданской войны. Преподаватель испанского языка в американском университете, он добровольно вступил в ряды республиканцев, сражающихся с фашистами, и взялся за работу подрывника. Вот и теперь он должен взорвать мост в тылу фашистских войск, чтобы помочь готовящемуся наступлению республиканцев. Джордан понимает исключительную сложность этой боевой задачи, которая не оставляет ему почти никаких надежд на то, что он будет жить. Но он выполняет ее и, тяжело раненный, остается неподалеку от взорванного моста, чтобы прикрыть отход партизан и достойно умереть. Рассказ об этих событиях обрастает целым рядом отступлений, повествующих о годах юности главного героя, о перипетиях войны в Испании, о жизни Мадрида, где Джордан встречался с посланцами советской России. Так складывается большое эпическое произведение — роман о трагических событиях в Испании времен гражданской войны, пронизанный лирическим подтекстом. Этот подтекст передает душевные переживания автора, который в те годы неоднократно приезжал в Испанию в качестве военного корреспондента Североамериканской газетной ассоциации. Заглавие роману дает предпосланный ему эпиграф — строки из поэмы современника Шекспира английского поэта Джона Донна: «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе: каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит Замок твой или Друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе». В этом эпиграфе к роману звучит призыв к духовной общности людей, к их единению, оберегающему человека от одиночества и отчужденности. Свобода личности, ее духовная сила для Хемингуэя — залог непобедимости человека, верного своим идеалам. Вот почему с глубокой убежденностью звучат в романе слова, которые говорит Роберту Джордану любящая его испанская девушка Мария: «…Человеку ничего нельзя сделать, если его душа против…» В этих словах ощутим голос самого писателя. Недаром с ними перекликается утверждение старого кубинского рыбака, выношенное прожитой им жизнью, в емкой, во многом итоговой повести Хемингуэя «Старик и море» (1952): «…Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить». Канва сюжета этой повести могла бы уложиться в границы бытового рассказа о нелегких рыбацких буднях. Но это только внешняя канва. Рассказ о ловле рыбы и борьбе с акулами пронизывается авторским комментарием и потоком мыслей главного героя повести — старика Сантьяго. Размышления о сущности человеческой жизни, о ее взаимосвязи с окружающим миром насыщаются глубинным философским смыслом, придающим иносказательный оттенок всему повествованию. Так что перед нами не бытовой рассказ, а повесть-притча с многозначным подтекстом, отвечающим хемингуэевскому «принципу айсберга». Вот характерный пример такого подтекста. Не случайно звучат в повести Хемингуэя евангельские мотивы. Старик думает о том, что мог бы пойманной рыбой «накормить уйму людей», вспоминая, что и святой апостол Петр «тоже был рыбаком». Это прямое напоминание о Евангелии, о том эпизоде, когда Христос накормил пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами. И рыбу ели «сколько кто хотел» (Евангелие от Иоанна, гл. 6, ст. 11). А вот еще один евангельский мотив, звучащий в повести в тот момент, когда на пойманную Стариком рыбу нападают акулы. «—Ай! — произнес старик слово, не имеющее смысла, скорее звук, который невольно издает человек, чувствуя, как гвоздь, пронзив его ладонь, входит в дерево». Глазами Старика видим мы и пойманную им большую рыбу: «…глаз рыбы был таким же отрешенным, как…лики святых во время крестного хода».

Читайте также:  Краткая биография пруст

«Нельзя, чтобы в старости человек оставался один», — думает Старик. Так же, как и Гарри Морган — герой романа Хемингуэя «Иметь и не иметь» (1937), — который в самый критический момент своей жизни сказал: «Человек один не может…

» В этом знаменитом афоризме отразилась мысль, развернутая в поэтических образах Джона Донна, чьи строки Эрнест Миллер Хемингуэй вынес в эпиграф к роману «По ком звонит колокол»: «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе…»

Это ощущение помогает герою повести Хемингуэя достойно противостоять выпавшим на его долю испытаниям. «Жаль, что со мной нет мальчика», — сожалеет старик. Но он знает, что на берегу его ждет сочувствие рыбаков и встреча с мальчиком Манолином, который не оставит его. Приближаясь к берегу с остовом большой рыбы, обглоданной акулами, Сантьяго с горечью размышляет: «Кто же тебя победил, старик?.. Никто, — ответил он. — Просто я слишком далеко ушел в море». И это не просто утешение. Герой знает правду, которую разделяет с ним и автор повести: «Человека можно уничтожить, но его нельзя победить». Этот афоризм, звучащий на высокой ноте, как бы укрупняет содержание повести, которую один из американских критиков сравнил с древней легендой, «где Человек борется против Рока». В1954 году Хемингуэю была присуждена Нобелевская премия «за повествовательное мастерство, в очередной раз продемонстрированное в «Старике и море», а также за влияние на современную прозу». И вот пример такого влияния, точнее переклички с мотивами повести-притчи Хемингуэя — в книге Виктора Астафьева «Царь-рыба» («Повествование в рассказах») (1972—1975). В одноименном рассказе — главе этой книги — возникает ситуация, во многом напоминающая сюжет повести Хемингуэя. Одному из персонажей рассказа В. Астафьева — браконьеру Игнатьичу, рыбачащему на Енисее, — попадается тяжелая, крупная рыба — большой осетр. Нелегко справиться с ним рыбаку, оказавшемуся один на один с «этаким чудищем» — Царь-рыбой. В борьбе с ней он сам становится пленником, зацепившись за «уды спутанного самолова», на который попал большой осетр. Игнатьич уговаривает рыбу смириться, «уснуть». «Повязанный» с ней «одним смертным концом», он, не веровавший прежде в Бога, вспоминает Его: «Господи! Да разведи ты нас! Отпусти эту тварь на волю! Не по руке она мне!» Переосмысляя мотивы хемингуэевской повести, Астафьев, однако, воссоздает другой исход схватки человека с рыбой. У отчаявшегося Игнатьича нет сил «дальше сопротивляться окончательному приговору… Пробил крестный час, пришла пора отчитаться за грехи». Но всё меняет неожиданный финал рассказа: «изорвав свое тело в клочья, унося в нем десятки смертельных уд», рыба снялась с самолова. И «ловцу сделалось легче. Телу — оттого, что рыба не тянула вниз, не висела на нем сутунком, душе — от какого-то, еще не постигнутого умом, освобождения».

Это уже иной, астафьевский поворот темы «человек и природа», восходящей в русской литературе к традициям Тургенева, Л. Толстого, Тютчева, Заболоцкого…

Источник: http://www.sochuroki.com/ernest-miller-xeminguej/

Сочинение: Творчество Эрнеста Хемингуэя

ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

РЕФЕРАТ

«Творчество Эрнеста Хемингуэя»

Факультет: Лингвистики

Курс: Второе высшее

Студентка: Виноградова Н.С.

Москва 2010

Содержание

Введение

1. Таинственная недосказанность в произведениях Хемингуэя

2. Тема любви в произведениях Хемингуэя

3. Война в жизни Хемингуэя и тема войны в его произведениях

Заключение

Список литературы

Введение

Хемингуэй – писатель остро напряженного сюжета и динамичного действия, писатель бурных столкновений и сильных страстей. Его герои отважны, решительны и справедливы, а героини пленительны, нежны и самоотверженны.

Автор беспрестанно воздвигает перед ними трудно преодолимые преграды, часто создает такие ситуации, когда им угрожает, казалось бы, неминуемая гибель.

В течение всей своей жизни Хемингуэй много путешествовал, это было смыслом его жизни, и это нашло отражение по всех его произведениях.

Совет

Автор остро и напряженно переживает каждый момент своей жизни и отображает это на бумаге, в своих романах. В каждом его произведении мы находим его самого, Эрнеста Хемингуэя: отчаянного и азартного путешественника, опытного охотника, любителя и знатока корриды, удачливого ловца многометровых рыбин, борца за свободу, писателя или просто человека, любящего жизнь.

Все герои Хемингуэя любили и хотели жить полной жизнью и отдавать себя ей без остатка, как делал это сам писатель. Он любил жизнь и любил людей, встреч с новым и неизвестным.

Успех произведений Хемингуэя объясняется захватывающе интересным их содержанием и удачной формой повествования, своеобразием литературного стиля автора, новизной применяемых им способом и приемов художественной выразительности.

1.

Таинственная недосказанность в романах Хемингуэя

Не понаслышке Хемингуэй изображает боксеров и матадоров, профессиональных охотников и рыбаков, не с чужих слов рисует картины ночного Парижа и Мадрида, боя быков в Памплоне, охоту на львов и леопардов у величественной Килиманджаро, ловли океанских чудовищ. Он всегда знает о чем пишет.

Сам Хемингуэй в своем рассуждении о «правиле айсберга» высказал такую мысль: «Если писатель хорошо знает то, о чем пишет, он может опустить многое из того, что знает, и если он пишет правдиво, читатель почувствует все опущенное так же сильно, как если бы писатель сказал об этом.

Величавость движения айсберга в том, что он только на одну восьмую возвышается над поверхностью воды» («Смерть после полудня»).

Приемы косвенности и умолчания, присущие Хемингуэю, чрезвычайно разнообразны.

Тут и скрытые предупреждения о скором появлении в повествовании новых персонажей и отрывочные упоминания событий, волновавших тогда мир, и даже несложные арифметические задачи, которые автор предлагает читателю решить вместе с героем.

В «Фиесте» легко заметить, что автор не считает нужным растолковывать читателю суть происходящего, избегает законченных портретных характеристик героев и не спешит раскрывать их прошлое. Речь о несчастье, постигшем Барнса на войне, заходит в романе множество раз, но мы так и не узнаем о его ранении ничего определенного.

Обратите внимание

Внешний облик Брет складывается из семнадцати упоминаний отдельных ее черт, однако читатель остается в неведении относительно ее роста, склада лица, цвета волос и глаз, а вынужден все это домысливать, руководствуясь собственным вкусом и фантазией.

Потаенность, уклончивость повествования «Фиесты» вызвана отчасти тем, что у каждого из действующих лиц романа имеется своя тайна: у Барнса это злосчастное его ранение, у Брет – возраст и неустроенность жизни. Есть что скрывать героям и других произведений.

Большинство проявлений скрытности, косвенности и незаконченности сообщений сосредоточено в диалогах, которые ведут между собой герои Хемингуэя. Из сопоставления их реплик с различными обстоятельствами происходящего рождаются важные, порой неожиданные для нас представления.

Брет несколько раз лестно отзывается о Майкле, а мы вдруг понимаем, что она не любит и не уважает своего жениха.

Намеки и недомолвки персонажа, собранные на одной – двух страницах, порой складываются в законченную новеллу о его судьбе. Примером такой новеллы может служить разговор Барнса с девушкой Жоржет, брошенной бедствиями войны на парижскую панель.

Так же скрытно и косвенно дается в романе «По ком звонит колокол» большинство сообщений о печальной участи партизан и несчастной судьбе Марии.

С косвенностью, завуалированностью сообщений в романах Хемингуэя тесно связана другая заметная черта его литературного стиля – лаконизм авторской речи и реплик действующих лиц.

Лаконизм языка замечателен тем, что в каждую сжатую фразу и короткую реплику писатель вкладывает глубочайший смысл, наполняет ее важной информацией. Так жалкие и неопределенные восклицания Жоржет, не меньше, чем ее откровенные признания, проясняют прошлое простой девушки, изгнанной войной из родной Бельгии, ее безрадостное настоящее в Париже и даже вероятно мрачное будущее.

Важно

И так же в последней главе «По ком звонит колокол» на вопрос Роберта Джордана: «Что там у вас было?», Пабло коротко отвечает: «Всё», это единственное слово, доносит до читателя и успешную атаку «чужих партизан» на караульный мост противника, и безжалостный их расстрел собственным предводителем.

Сжатые авторские замечания Хемингуэя часто пропитаны едкой иронией, а короткие реплики его персонажей блещут остроумием, что делает повествование еще более увлекательным и повышает его выразительность. Например в рассказе «Кошка под дождем», когда американская леди хочет взять котенка, который прячется в саду от дождя.

Она стоит одинокая и покинутая у окна и видит, что котенок так же одинок и выкинут, никто кроме нее не обращает на него внимание, как не обращает внимание на нее ее муж Джордж, имя которого неслучайно Хемингуэй упоминает, в отличие от ее имени, которое мы так и не узнаем в рассказе, чем еще больше он обезличивает свою героиню.

Она ищет мокрого, жалкого котенка, но не найдя его, хозяин гостиницы посылает ей своего толстого, жирного кота. Что это? Не та ли скрытая хемингуэевская ирония, спрятанная в его произведениях.

Из сочетания различных приемов скрытности и умолчания с лаконизмом ироничных фраз повествователя и остроумных реплик героев и рожается тот «современный энергичный стиль», заслуга создания которого принадлежит Хемингуэю.

2. Тема любви в произведениях Хемингуэя

Любовь занимает огромное место в большинстве книг Хемингуэя.

И проблема человеческого мужества, риска, самопожертвования, готовности отдать жизнь за друзей – неотделима от представления Хемингуэя, о том, что следует называть любовью и что не следует, о людях, с личностью которых слово «любовь» сочетается, и о тех, с кем оно не сочетается и употребляется всуе.

Читая Хемингуэя, нетрудно заметить что трусы и себялюбцы, в сущности, не способны любить. А если они сами и называют то, что они испытывают, любовью, автор оставляет это на их совести. Манера откровенности, с которой описывает Хемингуэй отношения мужчины и женщины бывает своеобразна.

Однако следует заметить, что эти отношения интересны Хемингуэю лишь тогда, когда за ними стоит настоящая любовь или когда с них начинается любовь. О том, что не доросло до любви или никогда не собиралось стать ею, Хемингуэй чаще упоминает, чем пишет; и то что ни с какой стороны не заслуживает любви, чаще всего удостаивается у Хемингуэя только упоминаний.

Совет

Вспоминая роман «Фиеста» нельзя не задуматься над чувствами Барнса к Брет. Автор на протяжении всего романа дает нам понять, как благоволит своему герою, давая ему любовь – высшее чувство к любимой женщине, но одновременно с этим не дает ему возможности быть с ней, и даже не потому что у Брет есть жених, а потому что он не имеет права связать свою жизнь с предметом его любви.

Читайте также:  Краткая биография гойтисоло

И та высшая форма отношений о которой думает Джейк, называя это любовью, не позволяет ему выйти за рамки его физического недуга. И даже этот вид любви не является возможным для Джейка и Брет.

В рассказе «Снега Килиманджаро» автор напротив показывает нам пренебрежительное отношение к герою, показывая его слабость и неудовлетворенность не только к жизни, которую ему теперь приходится вести, но и его презрительное отношение и даже ненависть к женщине, которая находится с ним рядом.

Мысли Гарри о ней и его жизни, как никогда показывают его безысходность в настоящем времени и пустоту…пустоту человека когда-то, любящего жизнь и свою работу, умеющего любить: («Он никогда особенно не ссорился с этой женщиной, а с теми, которых любил, ссорился так часто, что под конец ржавчина ссор неизменно разъедала все, что связывало их.

Он слишком сильно любил, слишком много требовал и в конце концов оставался ни с чем»), а теперь прозябающего в рутине богатства, роскоши, алчности и нежелания оттого что-либо делать: «…он никогда не напишет о ней, теперь ему это ясно. И о других тоже. Богатые – скучный народ, все они слишком много пьют или много играют в триктрак. Скучные и все на один лад».

Хемингуэй в очередной раз показывает нам, что богатство – слабость, а слабый мужчина не может любить. Он не позволяет любить слабым героям.

3. Война в жизни Хемингуэя и тема войны в его произведениях

Через жизнь Хемингуэя прошло несколько войн.

Если выразиться точней: Хемингуэй сам пронес свою жизнь через несколько войн: через первую мировую войну, через гражданскую войну в Испании и через вторую мировую войну. Пронес, в каждом случае одинаково не щадя этой жизни, хотя отношение к этим трем войнам у него было разное.

Первая мировая война была для него чужой, не его войной. И это с ясностью выражено в «Прощай, оружие!».

Обратите внимание

Однако среди всей грязи и позора этой войны чувство боевого товарищества между людьми, брошенными в ее страшный котел, сохраняло для него свое значение. Храбрость оставалась храбростью, а трусость – трусостью.

Гражданская война в Испании была для Хемингуэя – его войной. Он ненавидел фашизм и принял участие в войне против фашизма на стороне Испанской республики.

Роман «По ком звонит колокол» Хемингуэй писал в перерывах между схватками, и это была главная и определяющая черта романа – непримиримая и действенная ненависть к фашизму. Развернутая в романе картина жизни – а жизнь в то время была прежде всего войной – сложна и противоречива.

В том лагере, в рядах которого с беззаветным мужеством сражается его герой, Хемингуэй многое критикует, отвергает, не принимает. Разрозненность усилий, бюрократизм, бестолковщина, анархические нравы и влияния – все это вызывает ярость и Роберта Джордана, и самого Хемингуэя. И очень часто нельзя не разделить этой ярости.

Рисуя сложную, противоречивую картину лагеря Республики и многое в этой картине рисуя не таким, каким это видим мы, Хемингуэй на протяжении всего романа никогда не выпускает из вида самого главного. А самое главное для него – это победа над фашизмом. Для него, так же как и для его героя, нет ничего важнее, чем победить фашизм. Его герой просто не может представить себе без этого своей дальнейшей жизни. Он готов за это умереть и считает, что за это следует умирать. Как бы ни была бесконечна дорога и бесконечно духовно богата отдельно взятая человеческая жизнь, но раз ее главная цель – победить фашизм, то во имя этой цели человек не смеет щадить себя. «Почти целый год я дрался за то, во что верил, — думает Роберт Джордан. – Если мы победим здесь, мы победим везде. Мир – хорошее место, и за него стоит драться, и мне очень не хочется его покидать. И тебе повезло, сказал он себе, у тебя была очень хорошая жизнь».

Участие Хемингуэя во второй мировой войне было для него логическим следствием его участия в испанских событиях. Вторая мировая война была для него продолжением той войны с фашизмом, которая началась в Испании. И когда через пять лет после окончания второй мировой войны, переполненный горькими военными воспоминаниями, он писал «За рекой, в тени дерев», то при всей горечи этих воспоминаний он по прежнему не ставил под сомнение главного – что «усмирить бандита можно только одним способом – крепко побив его». «Бандитом» — он называл фашизм.

Человеческое поведение Хемингуэя на войне неизменно отмечено печатью мужества. Но это мужество не было только результатом его прирожденной храбрости и готовности к риску. В большей мере оно было связано с его взглядом на то, что писатель всегда должен писать правду. В том числе – правду о войне, если писатель собирается писать о войне.

И когда мы задаемся вопросом, чем близок нам Хемингуэй, то хочется ответить: «А вот этим и близок!» Своими бесстрашными поисками правды среди самых жестоких и страшных обстоятельств века.

Заключение

Важно

Читая Хемингуэя, – про что бы он ни писал, про самое казалось бы, разное, – неизменно чувствуешь его ненависть к людскому одиночеству, его стремление выйти, выдраться из этого одиночества к друзьям, к женщине, к делу, соединяющему между собой людей, даже когда это дело – война и где-то в финале обещает тебе смерть.

Жизнь Хемингуэя…Это – другие страны и новые люди, столкновение горечи и страстей, любовь и ненависть, сила и мужество, успех и поражения, мужчина и женщина, друзья и враги, жизнь и смерть.

Чтобы понять это и понять жизнь Хемингуэя мы читаем его произведения, мы видим в его героях самого автора.

И поэтому вспоминая его слова: «Мужчина не имеет права умереть в постели.

Либо в бою, либо пуля в лоб», понимаем почему Хемингуэю не оставалось другого выхода, как самому уйти из жизни. Он никогда не мыслил своей жизни без творчества, без посещения далеких стран и встреч с новыми людьми.

Список литературы

· Эрнест Хемингуэй. Праздник, который всегда с тобой. – Москва, АСТ, 2009

· Эрнест Хемингуэй. Собрание сочинений. – Москва, Художественная литература, 1968

· Грибанов Б. Человека победить нельзя // Хемингуэй Э. Фиеста. Прощай оружие! Старик и море. Рассказы. – Москва, Художественная Литература, 1988

· Денисова Т. Секрет «айсберга»: О художественной особенности прозы Э. Хемингуэя // Литературная учёба. – 1980. -№5

· Гиленсон Б. Хемингуэй и его женщины – Москва, ОЛМА–ПРЕСС, 1999

· Грибанов Б. Т. Эрнест Хемингуэй – Москва, Молодая гвардия, 1971

· Хотчнер А. Е. Папа Хемингуэй – Москва, Текст, 2002

Источник: https://ronl.org/sochineniya/literatura-zarubezhnaya/128595/

Готовые школьные сочинения

июня
17 2010

Новаторство прозы Эрнеста Хемингуэя

Величайшим представителем так называемого «утраченного поколения» не случайно считается Эрнест Хемингуэй. Жизненный опыт его был разнообразным, он был участником Первой мировой войны, впечатления от которой стали его первым университетом жизни и отразились на всем его творчестве (во многих, особенно ранних его произведениях, ощутимы автобиографические моменты).

Хемингуэй долго работал журналистом, был свидетелем большого экономического кризиса и другой, греко-турецкой войны, а также посетил много разных стран. Писатель сравнительно мало жил в США и мало писал об этом государстве, гражданином которого был. Не случайно в большинстве романов Э.

Хемингуэя действие происходит где-то в Европе, Америка для этого писателя была воплощением деградации человечества.

В ранних произведениях неоднократно звучит тема бегства из США в поисках сначала идеалов, а потом – лишь забвение. Главной темой его раннего творчества было изображение людей, которые потеряли веру в общество, в идеалы, в собственные силы или возможность найти счастье. Художественной особенностью ранних произведений Э.

Хемингуэя было использование модернистских приемов, прежде всего таких как «поток сознания», но постепенно писатель создавал собственный, самобытный творческий метод и стиль. От модернизма Хемингуэя отдаляло не восприятие иррационального.

Используя найденные представителями этого течения отдельные средства, он искал ответы на поставленные жизнью проблемы в действительности, а не где-то еще.

Постепенно тематика расширялась, раскрытие тем становилось глубже, но менее откровенным – идеи из открытого текста переходили в подтекст, прямую фактографичность заменял особый, философский символизм, «принцип айсберга» по собственному определению писателя: художественный текст лишь та часть айсберга, которую видно на поверхности.

Совет

Хемингуэй детально описывал мельчайшие изменения настроений, желаний и ощущений героев произведений, но избегал изображать большие чувства – не потому, что в них не верил, а потому, что их у своих современников не смог найти.

Три произведения – «И всходит солнце», «Прощай, оружие!» и «Старик и море» – являются отображением разных этапов творческого роста Хемингуэя, эволюции его художественных принципов. Темы двух первых романов похожи, отличается именно их раскрытие.

Герой «И всходит солнце» – журналист Джейк Барнс, после тяжелого ранения на Первой мировой войне ищет забвение в алкоголе, он любит Брет Эшли, но последствия ранения не позволяют ему найти утеху в любви.

Он, искалеченный войной физически и морально, не может слиться с окружающими его людьми, но те также не знают смысла жизни. Выражение «утраченное поколение» вынесено в эпиграф именно этого романа, который был своеобразным манифестом раннего Хемингуэя. Подтекст романа пока что легко расшифровывается.

Манера письма крайне фактографическая. В романе «Прощай, оружие!» вопрос о искалеченной войной человеческой душе и судьбе «утраченного поколения» ставится шире. Война здесь – кое-что большее, чем стихийное бедствие, появление «утраченного поколения» объясняется социальными причинами, но не сводится к ним.

Герой романа, Генри, сначала переполненный патриотизмом, фронтовые события открывают ему глаза на то, что красивые разговоры на самом деле прикрывают массовые убийства, цели которых очень далекие от идеалов справедливости, а бестолковость не имеет границ.

Он размышляет: «…ничего священного я не увидел, и то, что считали славным, не заслуживало на славу, и жертвы очень напоминали чикагские бойни, лишь мясо здесь просто зарывали в землю».

Он отваживается на протест и бросает оружие, а это снова не выход, а шаг к новой трагедии…

Обратите внимание

Каждый поступок героя вытекает из предыдущих обстоятельств, и, в свою очередь, становится основанием его дальнейших действий. Исследуются не отдельные причины – причины причин. Подтекст в этом романе глубже, символика – органичнее, реалистичность обобщения просто поражает.

Сам Хемингуэй реализовывает новое творческое кредо – «создавать, вместо того, чтобы описывать». Но это не означает отказ от любви ради фактов, его творческий задел остается литературой фактов на протяжении всей жизни.

Просто факты действий или поступков обогащаются символической нагрузкой, а причины, обстоятельства и даже обобщения встают с ними в один ряд, также как безоговорочные жизненные факты, но кое в чем другого рода.

Повесть «Старик и море» является одним из последних завершенных произведений этого писателя, своеобразным итогом творчества и своего рода вершиной его раздумий о смысле жизни. Жанрово это – повесть-притча.

То, что раньше возникало в виде вопроса, звучит здесь уже как ответ, но настолько аллегорический, что каждый читатель воспринимает ее содержание соответственно своему собственному опыту. Образ старика Сантьяго вместе с тем является образом обычного бедного рыбака и образом определенной системы моральных ценностей, к которой оказывается равнодушным современный мир.

Детально и реалистически описанное море также не только географический объект – это и вечность, и сила природы. Символический и сам сюжет: извне он простой.

Но вопрос о смысле бытия человека всегда был краеугольным камнем философии, и те писатели или художники в широком значении этого слова, которые оказались способными художественно убедительно дать на него собственный ответ заслуживают на то, чтобы их имена остались в литературе навсегда. Это целиком справедливо относительно к творчеству Э. Хемингуэя, которого еще называют легендой американской литературы. 

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Новаторство прозы Эрнеста Хемингуэя . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/novatorstvo-prozy-ernesta-xemingueya/

Ссылка на основную публикацию