Сочинения об авторе платонов

Сочинение Платонов Андрей Платонович

Андрей Платонов относится к числу писателей, творчество которых намного опережает свое время и поэтому проходят десятилетия, прежде чем они обретают свое место в истории литературы.

Он родился в большой многодетной семье. Его отец работал слесарем, а потом помощником машиниста Воронежских железнодорожных мастерских. Андрей был старшим ребенком в семье, и у него было еще девять братьев и сестер. Поэтому, после окончания начальной школы мальчику пришлось идти “в люди”, работать, чтобы помогать кормить семью.

Так с четырнадцати лет он и начал работать, сначала подсобным рабочим, а потом приобрел специальности слесаря-литейщика и помощника машиниста.

Обратите внимание

После революции Платонов оказался в красной армии. Причем записался он туда добровольно. Для восемнадцатилетнего юноши это был естественный поступок, поскольку в те годы он еще не мог разобраться в том, что происходит вокруг него, и просто подчинялся обстоятельствам.

Там же в армии он впервые начал писать, публикуя свои стихи и небольшие очерки в различных мелких газетенках. После демобилизации Платонов решил осуществить свою давнюю мечту и поступил в Воронежский политехнический институт, однако своих литературных занятий не оставил.

Он публикует свои материалы в местных газетах, выступает на литературно-журналистских собраниях. В это время в его творчестве преобладают идеальные герои, которых революция пробуждает к активной созидательной жизни.

Позже эти настроения сохраняться только в виде отдельных воспоминаний, уступив место чувству горького разочарования.

После окончания института Платонов мечтал полностью посвятить себя литературе, однако жизнь заставила его изменить планы. Надо было заботиться о семье, поэтому писать приходилось урывками.

В течение нескольких лет Платонов работает губернским мелиоратором и электротехником, ездит по колхозам и помогает налаживать хозяйство.

Эту беспокойную жизнь он и отражает в своих рассказах, написанных в то время.

Сильным потрясением для молодого инженера была засуха 1925 года. Он много размышлял о ее трагических последствиях и тогда впервые осознал, что как писатель он может принести не меньше пользы в деле преобразования жизни, чем в качестве специалиста.

В 1926 году Платонов приезжает в Москву и привозит с собой рукопись первого сборника рассказов “Епифанские шлюзы”, который вскоре был напечатан и удостоился благожелательной оценки М. Горького. Сам писатель в это время работает в Тамбове в должности помощника заведующего отделом мелиорации. Его семья находится в Москве, и Платонов почти ежедневно пишет жене длинные письма.

Важно

Постепенно, под влиянием трагических событий коллективизации, писатель расстается с иллюзией, что техника может решить все социальные проблемы. В повести “Епифанские шлюзы”, которая и дала название сборнику, он впервые показывает, что бездуховный труд может привести к трагедии.

Но наиболее резко этот внутренний конфликт проявился в его рассказах конца двадцатых годов и в последнем крупном произведении – романе-хронике “Впрок”, который вышел в свет еще при жизни автора. Он был опубликован в 1931 году и сразу же вызвал резко отрицательные оценки критиков.

Писателя обвиняли в искажении действительности и в самом страшном в то время грехе – проповеди гуманизма. Поэтому другой роман Платонова “Чевенгур”, написанный им в 1927-1928 годах, где писатель также критически рассматривал существующую концепцию строительства социализма и ее пагубное воздействие на культуру, вообще запретили публиковать.

Своеобразным зачинщиком развернутой против Платонова кампании был А. Фадеев, который незадолго до этого стал одним из руководителей Союза писателей. С этого времени в печати появлялись только небольшие рецензии и критические статьи Платонова.

В тридцатые годы многие писатели, которые по тем или иным соображениям не могли говорить о том, что их действительно волновало, обращаются к условным формам – сказке, фантастике, драматургии.

Платонов наряду с К. Паустовским начинает писать сказки и становится известен своими обработками сюжетов мирового фольклора. Эти произведения не запрещались, поэтому к своим переработкам классических авторов Платонов иногда присоединял оригинальные произведения.

В 1933 году в составе группы писателей Платонов совершил большое путешествие по Туркестану. В результате этой поездки появилась его фантастическая повесть “Джан”, главным героем которой является идеалист одержимый коммунистической идеей переустройства мира и пытающийся навязать свои идеи окружающим.

Условность ситуации помогла писателю в скрытой форме передать свое отрицательное отношение к этим идеям. К повести “Джан” примыкает и большой роман Платонова “Ювенильное море”, в котором с горькой иронией писатель показывает нелепость столь популярных в тридцатые годы проектов преобразования пустыни.

Совет

С начала второй мировой войны Платонов находится на фронте в качестве корреспондента газеты “Красная звезда”.

Он печатает рассказы в различных фронтовых газетах, иногда появляются и небольшие сборнички его фронтовых очерков.

Но когда в дом Платоновых приходит беда – погибает на фронте единственный сын, писатель снова испытывает горькое разочарование в жизни. Это настроение Платонова отражено в его рассказе “Семья Иванова”.

После войны писатель снова оказывается вычеркнутым из большой литературы. Ему негде и не на что жить, поэтому он устраивается во флигеле Литературного института и работает дворником.

Правда, и в эти тяжелые годы в его жизни иногда случались радостные события, какими стало рождение долгожданной дочери. Впоследствии она станет хранительницей архива своего отца и основным публикатором его рукописей.

Однако сам писатель к тому времени уже был тяжело болен. Зимой 1951 года он умер от туберкулеза.

Основные произведения Платонова были опубликованы в России только после 1988 года. С этого времени и начинается подлинное вхождение этого самобытного писателя в русскую литературу.

(нет оценок)
Loading…

Источник: https://sochinenienatemupro.ru/sochinenie-na-temu-kratkoe-soderzhanie/sochinenie-platonov-andrej-platonovich/

Творчество писателя – Андрей Платонович Платонов

Творчество Платонова привлекает большое внимание исследователей, и, по самым скромным подсчетам, количество работ, посвященных писателю, достигло тысячи.

Отец Платонова Платон Фирсович Климентов работал в железнодорожных мастерских слесарем, мать Мария Васильевна вела хозяйство, воспитывала детей. Андрей был первым ребенком в многодетной семье. В 1918 г. Платонов поступил в Воронежский политехникум, летом 1919 г.

был мобилизован в РККА, работал на паровозе помощником машиниста. В 1924 г. он окончил Воронежский политехнический институт (электротехническое отделение сильных токов).

Обратите внимание

Платонов работал электротехником, служил в советских учреждениях; в Воронеже Платонов состоял на службе в должности губернского мелиоратора и заведующего работами по электрификации (1923-1926 годы), под его руководством были сооружены сотни прудов и шахтных колодцев, осушены и орошены большие участки земли, исполнены дорожные работы (мосты, шоссе, дамбы) и т. д. В годы войны работал военным корреспондентом, получил тяжелую болезнь (туберкулез). После войны, несмотря на тяжелые условия, продолжал работать вплоть до последних дней своей жизни.

Когда мы хотим дать общую характерно гику Платонову-человеку, то здесь можно опереться на многие высказывания о нем его современников, отмечавших удивительную гармонию между личными качествами Платонова и его творческой индивидуальностью. Среди многих хороших слов о Платонове можно привести слова Вас.

Гроссмана, произнесенные на гражданской панихиде в январе 1951 г.: «В характере Платонова были замечательные черты. Он, например, был совершенно чужд шаблона. Говорить с ним было наслаждением – мысли его, слова, отдельные выражения, доводы в споре отличались каким-то удивительным своеобразием, глубиной.

Он был тонко, чудесно интеллигентен и умен так, как может быть интеллигентен и умен русский рабочий человек».

Если дать сжатый обзор творческого пути Платонова, то можно увидеть, как многообразен его художественный мир, словно он создан несколькими авторами, но в этом многообразии выражены разные грани таланта одного художника, постоянство тем, образов, мотивов.

Как поэт он представлен единственной книгой «Голубая глубина», потом наступил период журналистики и публицистики (конец 10-х – середина 20-х годов), одновременно Платонов выступил как автор рассказов (за рассказ «Бучило» получил премию в 1923 г.

); много творческих сил отдано Платоновым фантастическим произведениям (наиболее значительное – повесть «Эфирный тракт»). В классической манере описана историческая реальность и раскрыты основные образы в повести «Епифанские шлюзы». Казалось бы, найден собственный стиль, свой путь в прозе.

Но параллельно Платонов создает оригинальную сатирическую повесть «Город Градов», и писатель предстает в новом качестве, его сатира углубляется, доходит до гротеска в рассказе «Усомнившийся Макар».

К концу 20-х годов Платонов – автор трех сборников прозы: «Епифанские шлюзы» (1927), «Сокровенный человек» (1928) и «Происхождение мастера» (1929). Одновременно с ярко выраженной сатирой он пишет произведения, в которых сохраняются элементы сатиры, но больше безысходного трагизма (роман «Чевенгур», повесть «Котлован»).

Важно

После крайне резкой критики рассказа «Усомнившийся Макар» и «бедняцкой хроники» «Впрок» Платонов пытается перестроиться и даже «отказывается» от своих произведений.

Платонов пишет два варианта покаянного письма в «Литературную газету» и «Правду». Он заявил о повести «Впрок»: «…Я один отвечаю за свое сочинение и уничтожу его будущей работой…

» О преодолении своих «ошибок» писатель говорил то с внутренней убежденностью, то с иронией.

Его не печатают, но творчество художника нельзя остановить таким путем: «…Вокруг меня была разрушительная обстановка, но я держался и работал». Платонов пишет повесть «Ювенильное море (Море Юности)», в которой продолжил традиции своей сатиры.

Однако как художник дольше он не хотел использовать им уже найденные приемы и стиль. В повести «Джан» он предстает как художник с новым творческим заданием и другим стилем.

Когда Платонов получил возможность печататься в журнале «Литературный критик», он выступил в роли критика и рецензента.

Как прозаик Платонов написал в этот период ряд произведений о самоотверженных людях, о «будничном героизме»: «Бессмертие», «На заре туманной юности», «В прекрасном и яростном мире (Машинист Мальцев)», «Свежая вода из колодца» и др.

Он создал совершенно в новом духе лирическую прозу о любви, о мире детства («Река Потудань», «Фро». «Июльская гроза»).

Несмотря на интенсивность творчества, в 30-е годы писателю удалось издать всего один сборник прозы «Река Потудань»(1937).

Совет

В годы войны Платонов-корреспондент пишет очерки и рассказы о героизме «одухотворенных людей», глубоко раскрывает сущность фашистской идеологии. В послевоенное время он создает один из лучших своих рассказов – «Семья Иванова», подвергшийся жесткой критике. Платонова снова почти не печатают. Завершает он свое творчество как сказочник («Волшебное кольцо») и драматург.

Платонов проявлял большой интерес к драматургии, написал несколько пьес: «Шарманка», «Высокое напряжение», «14 красных избушек», после войны – «Ученик Лицея». «Ноев ковчег (Каиново отродье)». Но как драматург при жизни он практически остался неизвестным.

Он явился и автором нескольких киносценариев, в том числе по рассказам «Июльская гроза» и «Семья Иванова» («Возвращение»). Таков кратко путь Платонова-художника, объем и диапазон его творчества.

В рукописях и записных книжках зафиксированы многие замыслы, нереализованные как по творческим соображениям, так и по не зависящим от автора обстоятельствам, а также из-за болезни.

Среди них – повесть «Строители страны», тесно связанная с романом «Чевенгур», роман «Счастливая Москва», пьеса «Голос отца (Молчание)» и др. Как свидетельствует Василий Гроссман, «до последних дней своих Андрей Платонович сохранил все богатство своей чистой, ясной души, всю силу своего удивительного ума».

Источник: http://www.testsoch.info/tvorchestvo-pisatelya-andrej-platonovich-platonov/

Андрей Платонов – Из генерального сочинения (сборник)

Здесь можно скачать бесплатно “Андрей Платонов – Из генерального сочинения (сборник)” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Литература 20, издательство ФТМ, год 2017.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Из генерального сочинения (сборник)” читать бесплатно онлайн.

«…Жил он в уездном обыкновенном советском городе, весьма смиренном.

Здесь даже революции не было: стали сразу быть совучреждения, для коих мобилизовали по приказу чрез-рев-уштаба местных барышень, от 18 до 30 лет от роду, дав им по аршину ситца и по коробке бычков – для начала. Иерей Прокопий жил не спеша, всегда в одинаковой температуре, твердо, как некий столп и утверждение истины. Ибо истина и есть покой…»

Андрей Платонов

Из генерального сочинения

Читайте также:  Краткая биография городецкий

Демьян Фомич – мастер кожаного ходового устройства

B день Косьмы и Дамиана (теперь Индустриала и Карла) он был именинник, потому что был Демьян. Демьян Фомич сапожничал – старинное занятие. Дратва – стерва – долго его удручала своим наименованием, пока он не притерпелся; только наващивал дратву. Демьян Фомич – всегда в сердечном остервенении и раздражаясь попусту на ее мертвое тело.

Обратите внимание

Но делать нечего. Демьян Фомич был чтец и жил по прочтенному в умной книге правилу: «кто начал жить и сказал, не разумея, „а“, тот пусть созиждет свою жизнь так и далее до фиты и ижицы».

И Демьян Фомич стерпивал время и вымалчивал дни, подвигаясь к ижице.

Но пока терпел Демьян Фомич, шея и лицо его покрылись буграми омертвевшей кожи, волосы из рыжекудрых стали белыми, а потом табачного вечного цвета.

Тем временем ижица была истреблена большевиками, и Демьян Фомич не мог добиться у знающих людей, какая буква ее заместила. Последняя буква должна быть такой, какая не пишется и не читается: это глагол – мудрое слово, знак конца разума и угасания чувства сердцебиения.

В старинное время Демьян Фомич читал библию и ужасался: до точности исполнялись означенные события и не было милосердия!

Женат Демьян Фомич был на кухарке Серафиме, худощавой и злостной женщине, двадцать четыре года пилившей душу Демьяна Фомича деревянной пилой, пока в ней не опростоволосилась вся душа и она не увидела, что оба они нагие и муж ее уже не отдышится от сквозного тридцатилетнего труда и не изменит ни с какой пышной женщиной.

* * *

Городок, в котором стояло жилище Демьяна Фомича, занимал местоположение древнего талдомовского татарского становища. Здесь отсыпались татарские всадники от великой степной скачки перед штурмом Троице-Сергиевской лавры.

Оттого на некоторых лицах талдомовских сапожников до сих пор не стерлись древне-азийские черты: у некоторых темен волос, как у индейцев, другие имеют распертые скулья и сжатые глаза, а многие сапожники любят змей, будто они родились в пустыне или на Памире.

Город был ветх, пахнул кожаным хламом, ваксой и мышью, точившей в ночное время кожу по углам.

Важно

В городке была распространена простуда: сапожники, раздевшись, выбегали в холодную пору в уборные и остужались.

Мокрые поля вокруг города были изредка возделаны, а чаще имели назначение подошвы неба.

Это мне все рассказал Демьян Фомич – его живые слова.

Демьяновы предки тут четыреста лет наращивали стаж и квалификацию, так что один из них – Никанор Тесьма – уже делал сафьяновые полусапожки Иоанну Грозному. А другой предок Демьяна Фомича, сбежав из солдат на волго-донские степи, впоследствии чинил сапоги Степану Разину и был помилован единственно из-за своего знаменитого мастерства; он дожил жизнь в Москве, перейдя стариком на валенки.

Были у Демьяна Фомича в родне и латошники – люди ущербного мастерства, в которых ремесло пятисотлетнего племени уставало и временно угасало.

В 1812 году, во время нашествия Наполеона и народов Европы, жил дед Демьяна Фомича, – по прозвищу Серега Шов, – великий мастер и изобретатель пеших скороходов, сподвижник Барклая-де-Толли: один отступал, другой шил сапоги впрок, чтобы было в чем наступать в свое время.

Серега Шов говорил будто бы в Москве с Наполеоном:

– Землю обсоюзить восхотели, ваше величество, а она валенок, а не сапог, и вы не сапожник!

Наполеону перевели, и он смеялся:

– Скажите, пока я только снимаю опорки с мира, а когда он будет весь бос, я выучусь быть для него сапожником!

Сергей Шов умер в 1851 году в Марселе от холеры, где он имел мастерскую морской обуви с вывеской:

CEPЖ ШОВЬЕ

Вдова Сереги, – Аграфена Шовье, – вышла замуж вторично за голландца, штурмана дальнего плавания, и пропала без вести: говорят, будто бы ее с мужем съели африканцы на одном океанском острове после кораблекрушения.

Сын ее – от Сереги – вернулся домой и отцовствовал над Демьяном Фомичом; другой сын Аграфены – от голландца – писал сочинения и умер тому тридцать лет в славе и чести, будто бы в Америке.

Талдомский сапожник везде дело найдет и не изгадит его, а доведет до почитания!

* * *

Совет

Демьян Фомич работал, как во сне, думая о третьих лицах и вещах: до того привычно стало обувное дело для него. Он мне открыл свою сокровенную думу:

– Хочу, – говорил, – изменить исторический курс своего рода-племени.

– Демьян Фомич был чтец и умел сказать что надо!

– Какой курс? Зачем?

– Так, – говорил, – уйду с обужи на другое занятие. Все равно вскоре не будет сапожников, – я машину сапожную изобрел для всякого кожаного ходового устройства…

– Покажи-ка ее, Демьян Фомич.

Демьян Фомич показал: десять листов ватманской бумаги, на ней умелые чертежи; все уже пожелтело, давно, наверное, работал над этим Демьян Фомич.

– Вы это сделали?

– Нет, были и помощники, – свояк помогал, он в Коломне техник.

Я разглядывал – как будто грамотно и остро задумано, но я электрик и не вполне еще усвоил обувное мастерство – действительно искусное и трудное дело, хотя и я в детстве шил сапоги с Кузьмой Ипполитычем, другим талдомским сапожником, попаивавшим меня водочкой и неожиданно умершим десять лет назад восьмидесяти лет от рождения.

– Какое же новое дело вы изберете, Демьян Фомич?

– А ты не зря расспрашиваешь? – спросил Демьян Фомич и бросил кожу в таз с водой. – Ну, ладно, по сурьезному поговорим! Уйду будочником на Уральскую железную дорогу, буду жить в степи. Я хочу написать сочинение, самое умное – для правильного вождения жизни человека.

И чтобы это сочинение было, как броня человеку, а сейчас он нагой!.. В будке будет тихо, кругом сухие степи, делов особых не будет… А то так и умрешь голышом, а я выдумал все мировождение по направлению к праведному веку. Двадцать лет мучился головой, а теперь покоен!..

И ты ведь ничего не знаешь? Глист тебя сжует в гробу – и все!..

– Это верно, – думал я дома вечером, зачитываясь «Красной Новью», – верно задумал Демьян Фомич: четыреста лет жили предки его – сплошные сапожники; в этом роду скопилось столько мозговой энергии, что она неминуемо должна взорваться в последнем потомке рода – Демьяне Фомиче.

И, действительно, это будет крик мудреца, молчавшего четыреста или пятьсот лет. Его мысль будет необыкновенной и праведной – столько лет скапливался и сгущался опыт и мозг стольких людей!..

* * *

На другой день было воскресенье.

Мастера поздно пили чай и читали газеты.

Я потратил день на раздумье и хождение по местным торфяным болотам.

Скуден север, скудно даже летнее наше небо. В бараках торфяников пела гармония, над Москвой летали аэропланы и стоял газ напряжения ее машин и людей. Тихо росла отрава и заунывно звонила старая церковь из недалекой деревни.

Возвратившись в город, я увидел небольшое гульбище. В средине народа стоял Демьян Фомич. Он был пьян, на нем был старый цилиндр, под мышкой он держал благородную собачку, а другой рукой обнимал за шею малорослого беспризорного.

Демьян Фомич был в Москве и оттуда привез все удовольствия. Народ смеялся.

Из цилиндра вылезали тараканы и ползли по лицу Демьяна Фомича; тараканов, попадавших в рот, Демьян Фомич жевал и, очевидно, глотал – подскакивал кадык.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Обратите внимание

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Источник: https://www.libfox.ru/663583-andrey-platonov-iz-generalnogo-sochineniya-sbornik.html

Андрей платонов и россия сочинение

АНДРЕЙ ПЛАТОНОВ И РОССИЯ. Откроем любую страницу прозы Андрея Платонова — и, свыкнувшись немного с единственным в своем роде строем его речи, мы скоро начинаем узнавать что-то очень нам знакомое — со стеснением, с ужасом, горечью, скорбью, печалью.

«Как только Прокофий начинал наизусть сообщать сочинение Маркса, чтобы доказать поступательную медленность революции и долгий по­кой Советской власти, Чепурный чутко худел от внимания и с корнем отвергал рассрочку коммунизма… Однако и целый от­ряд большевиков не мог управиться с остаточными капиталис­тами в двадцать четыре часа. Некоторые капиталисты просили, чтобы их наняла Советская власть себе в батраки — без пайка и без жалованья, а другие умоляли позволить им жить в прошлых храмах и хотя бы издали сочувствовать Советской власти.

Нет и нет, — отвергал Пиюся, — вы теперь не люди, и природа переменилась…

Многие полубуржуи плакали, прощаясь со своими предмета­ми и останками. Пиюся не давал застаиваться горю полубуржу- ев на одном месте: онвыкидывал узлы с нормой первой необхо­димости на улицу, а затем хватал поперек тоскующих людей с равнодушием мастера, бракующего человечество…».

Слишком податливый, слишком готовый гнуться и ломаться язык, и слиш­ком незащищенное перед заразительностью рассекающих жи­вую жизнь лозунгов сознание — вот что передает нам каждой страницей своей прозы Платонов.

Никто так, как он, не показал этого страшного симбиоза — соединения российской адаптации марксизма с особой «идеальностью» русского народного созна­ния, готовностью к мечте о земном рае, о молочных реках и кисельных берегах.

Заразительность лозунгов для тех, кто соби­рается их реализовать, — и подавляющая, неукоснительная сила этих лозунгов для тех, кто оказывается их жертвой. Безвольная равная готовность к насилию над собой и над другими.

Об этом и пишет Платонов, об этом неустанно размышляет. Самое страшное, безысходное переживание — виновники есть, но оправдания самому себе все же нет.

Кто бы ни подал сигнал к началу чудовищного действия разрушения «мира насилья», пошли на разрушение сотни тысяч, миллионы.

Важно

Видим ли мы его героев в лицо — так, как видим героев Льва Толстого, Ми­хаила Булгакова? Нет, никогда. Но жалко каждого.

Легко, естественно-покорно расстается душа с телом у ге­роев Платонова. Как-то некрепко привязаны к жизни рус­ские люди, вроде бы и не очень дорожат ею. Один автор, ка­жется, в недрах его сочинений жалеет, жалеет всех, скорбит о всех, плачет о своей стране, мучительно размышляет.

Когда мы сумеем жалеть каждого погибшего и погибающего, когда отвратимся с ужасом от своей дикой уверенности, что все мож­но сделать одним махом-приказом, танками, любым масси­рованным насилием, когда в точном смысле слова одумаем­ся — тогда книги Платонова и будут прочитаны наконец как книги о неповторяющейся нашей истории.

Источник: https://www.prepodka.net/andrej-platonov-i-rossiya-sochinenie/

Характеристика творчества

/ Сочинения / Платонов А.П. / Разное / Характеристика творчества

  Скачать сочинение

    Андрей Платонович Платонов — писатель с трудной судьбой. После яркого дебюта книги “Епифанские шлюзы” в 1927 году Платонов сразу же завоевал известность в литературных кругах.

В 1928 году у него выходят уже две книги, он широко печатался в журналах, пока не вышли его сатирические рассказы “Государственный житель” и “Усомнившийся человек”, раскрывающие силу, подоплеку и перспективу бюрократизма в нашем обществе. После выхода рассказов Платонова подвергли резкой и несправедливой критике. Обвиняли писателя в тяжелых идейных грехах.

Наклеивали ярлык “кулака” и “правоуклониста”. Отныне все произведения Платонова объявлялись вражескими, их печатание запрещалось. Единственное, что разрешалось печатать,— это критика. В 1937 году Платонов вынужден был покаяться. Он писал: “Мои литературные ошибки не соответствовали моим субъективным намерениям”.

Лишь через семь лет после смерти писателя вышла небольшая книжка рассказов. Полностью наследие писателя увидело свет в девяностые годы, через сорок лет после их написания.
    В данной ситуации Платонова угнетала не нищета, а безысходность, хождение по кругу, страшное искажение смысла жизни. Революция приносит надежду на скорое обретение смысла жизни.

Человек освободится и станет подлинным творцом, кузнецом своего счастья. В это время для Платонова человек — борец и победитель. Его герой не борется с врагом, а созидает. Ему дорог не воин, а — строитель. Революция и искусство, считал Платонов, дают человеку смысл существования, открывают широкие перспективы.

    Уже у раннего Платонова, свято верящего в маршрут “паровоза истории”, ощущается стремление проверить: а туда ли мчится паровоз, будут ли люди счастливы.
    “Епифанские шлюзы” повествуют о событиях XVIII века, когда хотели соединить Волго-Донской бассейн шлюзами, но попытка сорвалась. Руководит проектом англичанин Бертран Перри. Он приехал заработать деньги на женитьбу.

Читайте также:  Сочинения об авторе дудинцев

Никого не щадя, инженер гибнет сам в пыточной башне Кремля. Он одновременно жертва и палач. Историческая повесть “Епифанские шлюзы” вполне прозрачно намекала на современную ситуацию, когда не государство существует для людей, а они для государства.
    В 1927—1929 годах писатель работает над повестью “Сокровенный человек” и романом “Чевенгур”.

Совет

В них Платонов (описывает события недавней истории — революцию.
    Чевенгур — небольшой город, в котором “группа товарищей” пытается построить коммунизм. Первая часть романа повествует о поисках счастья странниками. Они бродят по России, охваченной войной. Во второй части романа показано, что герои-странники пришли в некий город Чевенгур, где коммунизм уже построен.

Однако город как бы изымается из потока истории. Чевенгурцы живут для товарищей, но предварительно они истребляют всех “недостойных коммунизма”. На поиски исчезнувшего из-под власти государства города отправляются регулярные части, которые истребляют чевенгурцев. Но удивительно — жители умирают с облегчением, освобождаясь от скуки “построенного рая”.

Романом “Чевенгур” Платонов показал бесперспективность пути, по которому пошла Россия после революции. Герои романа — жертвы неправильно поставленной цели. В этом их беда, а не вина.
    А что же повествует “Сокровенный человек”? Пухов не предатель, а сомневающийся. Что за тайну хранит он в душе? В душе Фома несет страсть к подлинному познанию, неуспокоенность.

Не все так просто и однозначно в человеке, хотя сам он хочет дойти “до самой сути”, и, в первую очередь, до сути революции. Почему он Фома? Намек на апостола Фому, единственного постигшего смысл учения Христа, его сокровенную суть. Автор дает реальную картинку тех лет: “На всем пространстве двора лежали изувеченные неимоверной работой паровозы.

Эшелоны царской войны, железные дороги гражданской войны — все видели паровозы, а теперь залегли в смертном обмороке, в деревенские травы, неуместные рядом с мариной”. Какая печальная музыка прощания с уходящим, общая беззащитность растений, паровозов, людей. Всеобщее космическое сиротство. Непривычный для читателя взгляд на гражданскую войну.

    Страшной картиной начинается повесть: проголодавшийся Фома режет колбасу на гробе жены. Резко сдвинуты понятия жизни и смерти, повседневности и вечности. “Осиротевшему” Фоме нужно жить дальше. Зачем революция? Помогает она людям или осложняет их жизнь? Стали ли люди счастливее? “Зачем революция,— думает Фома,— если она не несет высшей справедливости.

Только пиршество смерти, все новые и новые жертвы”. Пухов — вечный странник, он как пушинка, влекомая ветром, путешествует, толкаемый тайными запросами души. Фома — сторонний наблюдатель, созерцающий все то, что несет за собой революция: плохо и плохой краской замазан Георгий Победоносец, а вместо него — портрет Троцкого.

На станцию, переполненную пассажирами, прибывает поезд, везущий одного командующего, разъясняющего, что “буржуазия целиком и полностью сволочь”. Удручает Пухова не сами “глупости революции”, а отсутствие в сознании ее участников нравственной перспективы. Влекомый по земле, не находит нигде себе места Фома, так как не находится места в революции его душе.

Обратите внимание

Само движение приносит герою радость и душевное успокоение. Он хочет покоя и всеобщего примирения, а не вражды и борьбы. “Хорошее утро”,— говорит Пухов. “Да, вполне революционное”,— отвечает машинист. И опять сомнение. Прочно ли счастье в послереволюционном мире?
    На этот вопрос ответит повесть “Котлован”. Она описывает события “великого перелома”.

Повесть показывает гибель рабочих, посланных на борьбу с кулачеством и подавление кулака, как класса эксплуататоров. И работу на котловане, который роют, чтобы построить не просто дом, город, а будущее счастье. А котлован становится могилой для маленькой Насти.

Здесь прослеживается параллель с Достоевским, который устами своего героя отвергал будущее всеобщее счастье, в основе которого заложена слезинка ребенка. Одна слезинка! А о каком же счастье можно мечтать, если оно зиждется на костях, в том числе и детей.

Котлован — фундамент для общепролетарского дома — постепенно превращается в братскую могилу, в которой хоронят не только умерших рабочих, но и надежду на “светлое будущее”. Главный герой повести Вотщев. Его фамилию можно трактовать как любовь к вещественному миру, или вотще — напрасно, или, еще резче, попал как кур во щи… Платонов выступает здесь как мастер эпизода. Любая деталь много говорит без слов. Герои повести не хотят сомневаться, они перестают думать.
    Необычный язык произведений Платонова помогает автору раскрыть читателям смысл задуманного. “Дождь порол землю”, то есть мучал, а не поил. Речь автора и его героев — это скрытая ирония. Платонов нарочно коверкает фразу, чтобы показать нелепость происходящего: “продолжать летать, умолкнувшим образом… будучи убитым…” Его язык подчинен стилю эпохи — стилю лозунгов и штампов. Оказалось, что русский язык потерян, остались одни словесные уроды. Постепенно мы приходим к пониманию символики автора.

    Произведения Платонова находят все новых и новых поклонников.

11634 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Платонов А.П. / Разное / Характеристика творчества

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00087301184864038664

Сочинение на тему по произведениям Платонова, – Сочинения по литературе

В прозе А. П. Платонова появляется новый тип героя — странствующий философ, пытающийся понять «смысл частного и общего существования» и стремящийся найти путь ко всеобщему счастью.

Философские убеждения самого писателя естественным образом передались и героям его прозы, поэтому, чтобы понять своеобразие внутреннего мира платоновских героев, необходимо уяснить особенности мировоззрения самого писателя.

Неисправимый идеалист и романтик, Платонов верил в «жизненное творчество добра», в «мир и свет», хранящиеся в человеческой душе, в занимающуюся на горизонте истории «зарю прогресса человечества».

Писатель-реалист Платонов видел причины, заставляющие людей «экономить свою природу», «выключать сознание», переходить «изнутри вовне», не оставляя в душе ни единого «личного чувства», «терять ощущение самого себя».

Он понимал, почему жизнь на время «оставляет» того или иного человека, подчиняя его без остатка ожесточенной борьбе, почему «неугасимая жизнь» то и дело гаснет в людях, порождая вокруг мрак и войну. Платонов синтезировал в своем творчестве идеи многих философских направлений и школ. Отзвуки этих теорий мы находим у героев его произведений.

Например, уверенность главного героя романа «Чевенгур» в том, что с помощью труда можно достичь всеобщего счастья, отсылает нас к философии «общего дела» Федорова; а мысль о том, что человечество — «единое существо», перекликается с идеями русского космизма. Последнее особенно близко Платонову и его героям: «Человечество — одно дыхание, одно живое, милое существо.

Больно одному, больно всем. Умирает один, умирают все». Труд является средством познания мира, с его помощью человек должен победить силы природы (в мире Платонова природа — враждебная человеку стихия), достичь всеобщего счастья.

Важно

Мысль о том, что именно труд — это путь человечества к счастью и средство познания мира, глубоко переживается всеми героями Платонова.

А. Платонов принадлежит к тем немногочисленным авторам, кто услышал в революции не только «музыку», но и отчаянный крик.

Он увидел, что добрым желаниям иногда соответствуют злые дела, а в замыслах добра кто-то предусмотрел для усиления своей власти уничтожение многих ни в чем не повинных людей, якобы мешающих общему благу.

Все, что было опубликовано из произведений Платонова до последних лет, не могло дать полного представления ни о его мощи как писателя, ни совершить той работы по формированию духовности человека, которая оказалась под силу таким произведениям, как «Котлован», «Чевенгур», «Ювенильное море».

Платонов ни на кого ни похож. Каждый, кто впервые открывает его книги, сразу же вынужден отказаться от привычной беглости чтения: глаз готов скользить по знакомым очертаниям слов, но при этом разум отказывается поспевать за временем.

Какая-то сила задерживает восприятие читающего на каждом слове, каждом сочетании слов. И здесь не тайна мастерства, а тайна человека, разгадывание которой, по убеждению Достоевского, есть единственное дело, достойное того, чтобы посвятить ему жизнь.

Герои Платонова говорят о «пролетарском веществе» (сам Платонов говорил о «социалистическом веществе»).

В эти понятия он включает живых людей. У Платонова идея и человек не сливаются. Идея не закрывает человека наглухо. В его произведениях мы видим именно «социалистическое вещество», которое стремится из себя самого построить абсолютный идеал. Из кого же состоит живое «социалистическое вещество» у Платонова? Из романтиков жизни в самом полном смысле слова.

Совет

Они мыслят масштабными общечеловеческими категориями и свободны от каких бы то ни было проявлений эгоизма. На первый взгляд может показаться, что это люди с асоциальным мышлением, поскольку их ум не ведает никаких социально-административных ограничений. Они непритязательны, неудобства быта переносят легко, как бы не замечая их вовсе.

Откуда эти люди приходят, каково их прошлое, не всегда можно установить, поскольку для Платонова это не самое важное. Все они — преобразователи мира. Гуманизм этих людей и вполне определенная социальная направленность их устремлений заключается в поставленной цели подчинить силы природы человеку. Именно от них надо ждать достижения мечты.

Именно они когданибудь смогут обратить фантазию в реальность и сами не заметят этого. Этот тип людей представлен инженерами, механиками, изобретателями, философами, фантазерами — людьми раскрепощенной мысли. Герои-романтики Платонова политикой как таковой не занимаются. Они рассматривают свершившуюся революцию как решенный политический вопрос. Все, кто этого не хотел, потерпели поражение.

И еще потому они не занимаются политикой, что в начале 20-х годов новое советское государство еще не сложилось, сложилась власть и аппарат власти.

Вторая группа персонажей — это романтики битвы, люди, сформировавшиеся на фронтах гражданской войны. Бойцы. Чрезвычайно ограниченные натуры, каких в массовом порядке обычно порождает эпоха битв. Бесстрашные, бескорыстные, честные, предельно откровенные. Все в них запрограммировано на действие.

В силу понятных причин именно они, вернувшиеся с фронта, пользовались в победившей республике безоговорочным доверием и моральным правом на руководящие посты.

Они приступают к делу с наилучшими намерениями и с присущей им энергией, но вскоре обнаруживается, что большинство из них в новых условиях чисто автоматически руководит так, как командовало полками и эскадронами на войне. Получив посты в управлении, они не умели ими распорядиться.

Непонимание происходящего порождало в них повышенную подозрительность. Они запутались в отклонениях, перегибах, перекосах, уклонах. Безграмотность была той почвой, на которой расцветало насилие.

Обратите внимание

В романе «Чевенгур» Андрей Платонов изобразил именно таких людей. Получив неограниченную власть над уездом, они в приказном порядке решили отменить труд. Рассуждали примерно так: труд — причина народных страданий, поскольку трудом создаются материальные ценности, которые приводят к имущественному неравенству. Стало быть, надо ликвидировать первопричину неравенства: труд.

Кормиться же следует тем, что природа рождает. Так, по своей безграмотности, они приходят к обоснованию теории первобытнообщинного коммунизма. У героев Платонова не было знаний и не было прошлого, поэтому им все заменяла вера.

С тридцатых годов окликает нас Платонов своим особенным, честным и горьким, талантливым голосом, напоминая, что путь человека, при каком бы социальном и политическом устройстве тот ни жил, всегда труден, полон обретений и потерь. Для Платонова важно, чтобы не был разрушен человек.

Многое роднит писателя Андрея Платонова с его персонажамиправдоискателями: та же вера в существование некоего «клана общей жизни», те же мечты о революционном переустройстве всей жизни и не менее, чем в масштабе всего человечества, вселенной; та же утопия всеобщего коллективного творчества жизни, в процессе которого рождаются «новый человек» и «новый мир».

В поздних рассказах Платонова («Фро», «Возвращение») странствия героев в поисках любви и самих себя заставляют их совершать поступки, выходящие за пределы обывательского понятия нормы. В рассказе «Фро» муж главной героини, инженер, уезжает в командировку на Дальний Восток. Фро не может жить без него и посылает мужу телеграмму о якобы своей смерти, принуждая вернуться.

В «Возвращении» главного героя, фронтовика Иванова, заставляют вернуться в семью его собственные дети, хотя он сам готов уже уйти навсегда. Платоновские герои обретают дом только в результате мучительного духовного поиска, и это обретение становится возвращением к самому себе, к своим истокам.

Своеобразие внутреннего мира героев Платонова связано еще и с особым, «затрудненным», процессом высказывания. Мыслям героя очень трудно найти выражение в речи.

Платоновские герои — люди «косноязычные и неможные».

В повести «Котлован «, когда один из рабочих хочет поинтересоваться у Вощева, что он делает в их бараке, этот простой вопрос принимает такую странную и «трудную» форму: «Ты зачем здесь ходишь и существуешь?».

Важно

Своеобразие внутреннего мира платоновских героев обу словлено напряженными философскими поисками самого писателя. Платонов создает новый тип героя — тип странствующего философа, пытающегося понять «смысл частного и общего существования». Герои Платонова познают счастье и истину через труд. В позднем творчестве писателя герои заняты трудными поисками самих себя, своих истоков.

Внимание! Для получения значительной скидки, заполните поля и следуйте дальнейшим подсказкам.

Источник: https://referatbooks.ru/literature/essay/sochinenie-na-temu-po-proizvedeniyam-platonova/

Мои размышления над прозой Платонова

Судьба произведений А. П. Платонова удивительна: со временем их актуальность не уменьшается, а возрастает. Все слышнее становится его тревога о человеческом счастье “столь нужном, столь достоверном, как неизбежность…

Читайте также:  Краткая биография петрушевская

” Все необычно и не похоже ни на что в мире писателя А. Платонова. Голос писателя как бы слегка приглушенный, печальный. Кажется, что это тихий житейский разговор писателя с читателем.

Глубинная тишина заставляет думать, сопереживать сильнее, чем все громкие слова современников А. Платонова.

В ранних произведениях А. Платонов пишет о своем детстве.

В рассказе “Семен” он повествует о душе ребенка, его мировоззрении, о судьбе мальчика, на которого легли все домашние заботы после смерти матери: “…В нем цвела душа, как во всяком ребенке, в него входили темные, неудержимые, страстные силы мира и превращались в человека…” В этом произведении поражает образ отца. Он как бы вмещает в себя всю силу любви к людям, сопереживание. Стоящий на коленях перед маленькими еще людьми, как перед всем человечеством, не умеющий выразить своей непосильной для сердца любви и жалости к ним. Может быть, в образе отца перед нами сам Платонов: “…отец обыкновенно лазал по полу на коленях между детьми, укрывал их получше гумени, гладил каждого по голове и не мог выразить, что он их любит, что ему жалко их, он как бы просил у них прощения за бедную жизнь”.

Рассказ “Неодушевленный враг” – о Великой Отечественной войне. В нем через разговор солдат, русского и немецкого, Платонов выразил сущность фашизма. Придя завоевывать чужую землю, превращать людей в рабов, незаметно для себя немецкие солдаты сами стали рабами, рабами Гитлера. “Не человек! – охотно согласился Вальц. – Человек есть Гитлер, а я нет. Я тот, кем назначит меня быть фюрер!”

И именно русский солдат “был первой и решающей силой, которая остановила движение смерти в мире; сам стал смертью для своего врага и обратил его в труп, чтобы силы живой природы разломали его тело в прах”.

Никого не оставляет равнодушным судьба героя рассказа “Возвращение” Иванова, вернувшегося с войны с ожесточившимся нечутким сердцем. Вначале он не может понять, как выжила его семья, он видит лишь внешнюю сторону жизни, подсказки и реплики сына Петрушки.

Стыдится своего равнодушия к сыну оттого, что Петрушка нуждается в любви и заботе сильнее других, потому что на него “жалко сейчас смотреть”. Поражает, как точно Платонов показал противоречие между ребенком и войной, ребенком, который стал взрослым по вине войны. Иванов не может вообразить, какой тяжелый труд проделала эта юная душа, он уходит из семьи.

Совет

Настоящее “возвращение” – к сокровенному – произошло в момент, когда герой увидел бегущих за ним детей.

“…Иванов закрыл глаза, не желая видеть и чувствовать боли упавших обессилевших детей, и сам почувствовал, как жарко у него стало в груди… Он узнал вдруг все, что знал прежде… Прежде он чувствовал другую линию через преграду самолюбия, интереса, а теперь внезапно коснулся ее обнажившимся сердцем…”

Романы “Котлован” и “Чевенгур” звучат в наши дни как пророчество. Весь трагизм в том, что они, эти вещие пророчества печального будущего, не были услышаны за потоком фраз и громких слов.

Писатель создавал эти произведения в начале становления социалистического общества.

И еще тогда предупреждал о полном крушении светлой идеи, если в основе человеческой деятельности не будут лежать профессионализм, наука, созидательный труд.

“Чевенгур” – самое крупное произведение Платонова, сосредоточившее многочисленные и разнообразные наблюдения писателя, инженера, мелиоратора, общественного деятеля, “всеми силами работавшего на благо Советской России”,

Кроме прямого смысла, относящегося к путешествию главного героя – Саши Дванова – есть и другой, сокровенный смысл: продвижение всего человечества в сторону будущего возможно, по Платонову, лишь в том случае, если его будут совершать с распахнутым сердцем! Автор наравне с героями и вместе с читателями предпринимает попытки осмыслить пути нового мироустройства.

Чевенгур – символ и одновременно конкретное место будущей счастливой жизни. Роман описывает далекий и долгий путь к Чевенгуру. Через времена и жизни многих людей. Через обморочное существование бобыля, безысходность утонувшего рыбака, прозябание многодетного Прохора Дванова и его семейства тянется нить повествования.

Идет “степная воюющая революция”. С такой ноты начинается путешествие Саши по вздыбленной России. Во время своего путешествия с какими только людьми не приходится сталкиваться ему, чем не доводится заниматься! Перед ним разворачивается фантастическая по своей неожиданности картина деятельного осуществления новой жизни.

Едва Дванов узнает, что в Чевенгуре “устроен” коммунизм, как немедленно отправляется туда. Если прежде путешествие длилось, распространялось вширь и вдаль, то теперь оно устремляется вглубь. Повествование сосредоточивается на главном: на поисках сущности человеческой жизни и человеческого счастья.

Обратите внимание

Собравшиеся в Чевенгуре люди хотят научиться жить как-то иначе – более разумно, одухотворенно, светло. Но это оказывается непосильной задачей, которую решить поодиночке невозможно.

Роман Платонова “Чевенгур” – это печальная сказка о горьком человеческом опыте, в котором заложены многие и многие смыслы. Утверждается идея родственности, слитности человечества: человек стремится к человеку, человек понимает человека, человек помнит о человеке.

Наверное, только так и можно выжить человечеству. А иначе оно потерпит крах, как потерпел его вдохновленный выдумкой, но так и не осуществленный Чевенгур.

Игнорирование экономических, экологических и общечеловеческих законов и замена их только декларациями и лозунгами неизбежно приведут к краху.

(No Ratings Yet)

Источник: https://school-essay.ru/moi-razmyshleniya-nad-prozoj-platonova.html

Биография Платонов А. П. – Вариант 3

Жизнь Андрея Платонова была недолгой и нелегкой, а слава пришла к нему лишь после смерти. В.

Васильев сказал об этом писателе: «Читатель разминулся с Андреем Платоновым при его жизни, чтоб познакомиться с ним в 60-е годы и открыть его заново уже в наше время».

Андрей Платонович Климентов, которого читатель знает под фамилией Платонов, родился 28 (16) августа 1899 года. Однако традиционно его день рождения принято отмечать 1 сентября.

Фамилию он сменил в 1920-х годах, образовав ее от имени отца, Платона Фирсовича Климентова, слесаря железнодорожных мастерских в слободе Ямской города Воронежа.

Учился Андрей сначала в церковно-приходской школе, затем в городском училище, а трудиться начал уже с тринадцати лет. «У нас семья была… 10 человек, а я старший сын — один работник, кроме отца.

Отец же… не мог кормить такую орду», — писал он впоследствии в своих воспоминаниях.

Юноша работал помощником машиниста, литейщиком, электротехником. В 1918 году, вновь пошел учиться — в Воронежский политехникум. Но учебу прервала Гражданская война, на которую он ушел в 1919 году.

Важно

Тогда же Платонов начал писать. Первая его книга — сборник очерков «Электрификация», где утверждалась мысль, что «электрификация есть такая же революция в технике, с таким же значением, как Октябрь 1917 года.» После окончания Гражданской войны Андрей Платонов поступил в Политехнический институт.

После его окончания в 1926 году он работает губернским мелиоратором, заведует работами по электрификации сельского хозяйства, но не расстается и с литературной деятельностью. Вторая книга Андрея Платонова, сборник «Голубая глубина», была составлена из его дореволюционных и послереволюционных стихов. Однако талант писателя в полной мере проявился все-таки в прозе.

После его переезда в Москву в 1927 году выходит в свет книга, сборник повестей «Епифанские шлюзы», с которой начинается его карьера как профессионального литератора. В ней были собраны произведения, в разное время выходившие в газетах и журналах. Поначалу писательская судьба складывалась удачно: его заметила критика, одобрил Максим Горький.

Причем отзывы последнего касаются как раз Платонова-сатирика: «В психике Вашей, — как я воспринимаю ее, — есть сродство с Гоголем. Поэтому попробуйте себя на комедии, а не на драме. Драму оставьте для личного удовольствия». Но писатель не стал полностью следовать этому совету, написав всего несколько сатирических произведений.

После сборника «Епифанские шлюзы» одна за другой вышли книги «Сокровенный человек» (1928) и «Происхождение мастера» (1929). Однако фортуна отворачивается от него после того, как рассказ «Усомнившийся Макар» получил резко отрицательную оценку Сталина.

Издательства по идеологическим соображениям отклоняют его произведения. Следующая книга, «Река Потудань», появилась лишь в 1937 году. В нее вошли рассказы «Июльская гроза», «Фро», «Река Потудань», «На заре туманной юности», «В прекрасном и яростном мире» и др.

, основными темами которых были любовь, счастье, самопожертвование ради светлого будущего — обычные общечеловеческие мотивы.

Между тем в это же время рождается такое крупное произведение, как роман «Чевенгур» (1929, в первой редакции — «Строители весны», 1927), социально-философская драма, в которой, по словам самого автора, содержится «попытка изобразить начало коммунистического общества». На русском языке роман появился в печати лишь в 1989 году в издательстве «Советская Россия». В нем нашли отражение прежде всего юношеские надежды писателя на революцию как на «живой, стройный организм».

Там запечатлены иллюзии и фантазии, связанные со строительством новой жизни. В романе отражено столкновение романтических вдохновений и юношеского идеализма с разочарованием по поводу свертывания НЭПа, убывания демократии, торжества командно-бюрократической системы.

Совет

В 1930 году рождается еще одно крупное произведение Платонова, написанное тоже в жанре антиутопии — повесть «Котлован». Ее герой Вощев, уволенный с завода «за задумчивость», в поисках истины попадает на символическую стройку, где возводится здание светлого будущего, «общепролетарского дома» для бывших единоличников.

Это строительство является попыткой создания рукотворного мира, где люди берут на себя роль Создателя.

Однако котлован под фундамент дома в конце концов превращается в могилу будущего. Эта повесть тоже увидела свет спустя много лет после смерти писателя.

В 1931-1935 годах Андрей Платонов работает инженером в Наркомате тяжелой промышленности и продолжает писать.

Появляются пьеса «Высокое напряжение», повесть «Ювенильное море» (1931), неоконченный роман «Счастливая Москва» (1933-1934) о судьбе девушки по имени Москва, красавицы, считающей себя счастливой, и ставшей калекой, попав на строительство метрополитена.

В 1934 году писатель вместе с группой коллег едет в Туркмению. После этой поездки появились повесть «Джан», рассказ «Такыр», статья «О первой социалистической трагедии» и др. В 1936-1941 годах Платонов выступает в печати в основном в качестве литературного критика.

Под разными псевдонимами он печатается в журналах «Литературный критик», «Литературное обозрение» и др… Работает над романом «Путешествие из Москвы в Петербург» (рукопись его была утеряна в начале войны), пишет детские пьесы «Избушка бабушки», «Добрый Тит», «Неродная дочь».

С началом Великой Отечественной войны писатель с семьей эвакуируется в Уфу, где выходит сборник его военных рассказов «Под небесами Родины».

Обратите внимание

В 1942 году он добровольцем уходит на фронт рядовым, но вскоре становится военным журналистом, фронтовым корреспондентом «Красной звезды».

Платонов заболевает туберкулезом, но не оставляет службу вплоть до 1946 года.

В период войны отдельным изданием трижды выходил его рассказ «Одухотворенные люди», были напечатаны еще три сборника прозы: «Рассказы о Родине», «Броня» (1943), «В сторону заката солнца» (1945).

В конце 1946 года был напечатан один из лучших рассказов Платонова — «Возвращение», который существенно повлиял на судьбу писателя. В нем автор на примере «семьи Иванова» (таково первоначальное название) исследовал те изменения, которые происходили в жизни людей в послевоенное время.

Рассказ этот был без всяких оснований признан клеветническим и положил конец прижизненным публикациям писателя. В конце 1940-х годов, лишенный возможности зарабатывать на жизнь литературным трудом, писатель занимается обработкой русских и башкирских сказок, которые печатаются в некоторых детских журналах.

Несмотря на болезнь и нищету, в последние годы жизни писатель продолжает много и упорно работать.

Главные герои произведений — «одухотворенные люди», которым присущи спокойное достоинство, упорство, инициативность. Любимые мотивы писателя — «свет жизни» и «память сердца», так необходимые человеку для его нравственного созревания и совершенствования. Последнее произведение писателя, пьеса «Ноев ковчег», осталось незаконченным. Писатель умер 5 января 1951 года в Москве.

Его частичное возвращение к читателю состоялось лишь в конце 1950-х годов, а возможность открыть удивительный мир его произведений полностью нам представилась совсем недавно — с конца 1980-х годов.

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/biografiya-platonov-a-p-variant-3/

Ссылка на основную публикацию