Сочинения об авторе владимов

«Все мы достойны большего…»

85 лет со дня рождения российского писателя Георгия Николаевича Владимова

(19.02.1931 – 19.10.2003)

Это человек, который никогда не поступался совестью. И потому талант его свеж, сохранен и опекаем небесами… Б. Ахмадуллина
Владимов Георгий Николаевич (настоящее имя – Георгий Николаевич Волосевич) родился 19 февраля 1931 г. в Харькове в учительской семье. Учился в ленинградском Суворовском училище. В 1953 г. окончил юридический факультет Ленинградского университета. Печатался как литературный критик с 1954 г.
 В 1960 г. под впечатлением командировки на Курскую магнитную аномалию написал повесть «Большая руда» (опубл. 1961), вызвавшую дискуссии. Несмотря на внешнее сходство с типичным «производственным» романом, повесть стала одним из программных произведений «шестидесятников».  Опубликованный в 1969 г. роман «Три минуты молчания» написан в жанре исповедальной прозы о буднях рыболовного лайнера. Метафора и достоверность, литературный талант, проникновенно-элегический лиризм и скрытая обличительная мощь определяют ту манеру письма Владимова, которая в наибольшей мере проявится в его повести о караульной собаке «Верный Руслан» (опубл. в 1975 г. в ФРГ; в 1989 – в СССР). В рассказе о бескорыстном и преданном охраннике советских лагерей возникает постоянная для писателя тема трансформации лучших человеческих качеств в трагические бесприютность, ощущение собственной ущербности или ненужности в современном мире, в неестественном и антигуманном общественном устройстве. В 1977 г. Владимов, выйдя из Союза писателей СССР, становится руководителем московской секции запрещенной в СССР организации «Международная амнистия». В 1982 г. публикует на Западе рассказ «Не обращайте внимания, маэстро». В 1983 г. эмигрировал в ФРГ, с 1984 – стал главным редактором эмигрантского журнала «Грани». В 1986 г. покинул пост, придя «к выводу, что это организация чрезвычайно подозрительная, вредная и бывшая в использовании по борьбе с демократическим движением». С конца 1980-х активно выступал как публицист и в отечественных изданиях. В 1990 г. М. С. Горбачев отменил указ Ю. Андропова о лишении Г.Н. Владимова гражданства. В России прозаик был членом редколлегии альманаха «Стрелец». В 1994 г. на родине публикует роман «Генерал и его армия» (московская литературная премия «Триумф», 1995), посвященный истории войска генерала А. А. Власова, перешедшего в годы Великой Отечественной войны на сторону гитлеровских войск. С 1999 г. участвовал в работе Комиссии по помилованиям при Президенте РФ. В 1998 г. вышло 4-томное Собрание сочинений прозаика. Георгий Владимов – лауреат двух премий фонда «Знамя» (1994), премий «Глезеровка» (1995), Букеровская (1994), имени А.Сахарова «За гражданское мужество писателя» (2000), Международного Литературного фонда (2000), «Букер десятилетия» (2001). Умер Г. Н. Владимов 19 октября 2003 года во Франкфурт-на-Майне, ФРГ. Похоронен на Переделкинском кладбище под Москвой.

Интернет-ресурсы

Г.Н. Владимов в Википедии

Г.Н. Владимов в проекте Хронос

Г. Н. Владимов на сайте «Военная литература»

Г. Н. Владимов в Электронной библиотеке Александра Белоусенко

Г.Н. Владимов в проекте КиноПоиск и КиноТеатр

Георгий Владимов на сайте телеканала «Культура»

Произведения Георгия Владимова

Проза – жанр тяжелый…

Г. Н. Владимов

Владимов, Г. Н. Бремя свободы [Текст] : лит. критика, публицистика, открытые письма, интервью, выступления на радио «Свобода» / Г. Н. Владимов. – М. : Вагриус, 2005. – 464 с. В четвертую книгу сочинений Георгия Владимова вошли его избранные литературно-критические статьи, открытые письма, интервью, выступления на радио “Свобода”. (Имеются экземпляры в отделах: абонемент)
Владимов, Г. Н. Генерал и его армия [Текст] / Г. Н. Владимов. – М. : Кн. палата, 1997. – 448 с. – (Попул. б-ка). Роман посвящен событиям Великой Отечественной войны, в свое время буквально «расколол надвое» и литературно-критическое сообщество, и историков, и читателей. Одни обвиняли автора в «очернении славных страниц нашей истории», «клевете на Советскую армию и ее военачальников», «возвеличивании предателя Власова и немецкого генерала Гудериана». Другие считали, что Владимов написал о войне пусть и горькую, но правду, что его роман – событие в военной прозе, что по убедительности и психологизму он не уступает «Жизни и судьбе» Василия Гроссмана. Равнодушных не было еще и потому, что автор приоткрывал завесу глухой секретности над некоторыми «неудобными» для официальной литературы эпизодами войны и судьбами людей. В 1995 году роман «Генерал и его армия» был удостоен Букеровской премии. Фрагмент здесь >> (Имеются экземпляры в отделах: читальный зал, «Юность», библиотеки семейного чтения по Уральской, 7 и в пос. Метлино)
Владимов, Г. Н. Долог путь до Типперэри [Текст] : роман / Г. Н. Владимов. – М. : Вагриус, 2005. – 320 с. Роман задумывался как автобиографическая трилогия, охватывающая исторический период с августа 1946 по август 1991 г. События, происходившие в перестроечной России, подвигли писателя-изгнанника начать работу над этой книгой. Но судьба распорядилась иначе – жизнь Владимова оборвалась, и нам, увы, не суждено узнать мысли, которые долгие годы изгнания мучили писателя. Журнальный вариант. Часть 1. // Знамя. – 2004. – № 4.   (Имеются экземпляры в отделах: абонемент)
Владимов, Г. Н. Три минуты молчания [Текст] : роман ; Верный Руслан : История караульной собаки : повесть ; Современники о Георгии Владимове : (Л. Аннинский и И. Золотусский) / Г. Н. Владимов. – М. : Астрель, Олимп, АСТ, 2000. – 592 с. – (Отражение. ХХ век). Роман был написан еще в 1969 г., но, по разного рода причинам, в те времена без купюр не издавался. Спустя тридцать пять лет выходит его полное издание – очень откровенное и непримиримое. Язык романа – сочный, густо насыщенный морским сленгом – делает чтение весьма увлекательным и достоверным. Прежде чем написать роман, Владимов нанялся в Мурманске матросом на рыболовецкий сейнер и несколько месяцев плавал в северных морях. (Имеются экземпляры в отделах: «Юность», библиотеки семейного чтения по К. Маркса, 30;  Уральской, 7; Октябрьской, 30; Гайдара, 22 и в пос. Татыш и Метлино)

Материалы о жизни и творчестве Георгия Владимова

Аннинский, Л. А. Крепости и плацдармы Георгия Владимова [Текст] : в помощь преподавателям, старшеклассникам и абитуриентам [Текст] / Л. А. Аннинский. – М. : Изд-во МГУ, 2001. – 104 с. – (Перечитывая классику). (Имеются экземпляры в отделах: читальный зал, «Юность», абонемент, библиотеки семейного чтения по Уральской, 7 и Октябрьской, 30)
Русские писатели 20 века [Текст] : биогр. слов. / гл. ред. и сост. П. А. Николаев. – М. : Бол. Рос. энцикл., 2000. – 807 с. С. 156-157: Георгий Николаевич Владимов. (Имеются экземпляры в отделах: читальный зал, информационно-библиографический отдел)

Аннинский, Л. Спасти Россию ценой России: О творчестве Георгия Владимова / Л. Аннинский // Новый Мир. – 1994. – № 10.

Аннинский, Л.

Страсти по Георгию: О романе Ирины Муравьевой «Страсти по Юрию» / Л. Аннинский // Нева. – 2013. – № 11.

Аннинский, Л. Удары шпагой : о Георгии Владимове [Текст] : Воспоминания.

Переписка / Л. Аннинский // Знамя. – 2004. – № 2; № 3.

Балдина, Е.М. Элементы архаического в повести Г. Владимова «Верный Руслан» / Е.М. Балдина // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. – 2010. – № 1.

Беляков, С. Современная русская проза о Великой Отечественной войне: Шекспировский театр Георгия Владимова. Роман «Генерал и его армия» / С. Беляков // Урал. – 2005. – № 5.

Богомолов, В. «Срам имут и живые, и мёртвые, и Россия…» [о романе Г. Владимова «Генерал и его армия»] // Свободная мысль – XXI. – 1995. – № 7. – С. 79-103.

Владимов, Г. Была ли та война Отечественной?: К книге Виктора Суворова «Ледокол» / Г. Владимов // Московские новости. – 1999. – № 5.

Владимов, Г. Возвращение к реализму [Текст] : беседа с писателем / Г. Владимов ; беседовала Е. Константинова // Вопр. литературы. – 2001. – № 5.

Владимов, Г. «Мы хотели дышать чистым воздухом» [Текст] : интервью с писателем / Г. Владимов ; зап. Л. Бахнов // Огонек. – 2008. – № 52.

Владимов, Г. «Проза – жанр тяжелый» [Текст] : беседа с писателем / Г. Владимов ; беседовала М. Галина // Лит. газ. – 2001. – 21-27 февр.

Владимов, Г. Прощай, оружие?: Литература и война / Г. Владимов // Знамя. – 2000. – № 5.

Гильманова, С.С. Изображение Великой Отечественной войны в романе Г. Владимова «Генерал и его армия»: Урок литературы, 11-й класс / С.С. Гильманова // Социальная сеть работников образования

Гладилин, А. Он был рядом с Сахаровым : Умер Георгий Владимов // Рос. газета. – 2003. – 21 окт.

Ермолин, Е. Место родины: К уходу Георгия Владимова / Е. Ермолин // Континент. – 2003. – № 118.

Зубарева, Е.Ю. Повесть Г.Н. Владимова «Верный Руслан» и русская литературная традиция /  Е.Ю. Зубарева // Портал «О литературе»

Иванова, Н. Умер Георгий Владимов // Знамя. – 2003. – № 12.

Карасти, Р. Два генерала: О рецензиях на роман Г. Владимова «Генерал и его армия» и фильм А. Германа «Хрусталев, машину!» / Р. Карасти // Звезда. – 2000. – № 3.

Кольцова, Ю.Н. Основные этапы творчества Георгия Владимова / Ю.Н. Кольцова //Pedsovet.org

Читайте также:  Сочинения об авторе перро

Лейдерман, Н. Георгий Владимов и его генералы, или реализм сегодня [Текст] / Н. Лейдерман // Урал. – 2003. – № 7. – С. 225–248.

Литовская, М.А.  Георгий Владимов: Нужно во всём разобраться:  к 80-летию со дня рождения Г.Н. Владимова // Вестник Уральского отделения РАН. – 2001. – № 1 (35). – С. 151 -166. (pdf)

Лукьянин, В. Георгий Владимов. Генерал и его армия / В. Лукьянин // Урал. – 1996. – № 2.

Мессерер, Б. Георгий Владимов / Б. Мессерер // Звезда. – 2016. – № 1.

Мотеюнайте, И. Солдатское сердце : роман Георгия Владимова «Генерал и его армия» [Текст] / И. Мотеюнайте // Литература – Первое сентября. – 2007. – № 9.

Муравьева, И. Всего прочнее на земле – печаль: Последние годы Георгия Владимова / И. Муравьева // Знамя. – 2007. – № 4.

Платонова, Ю.Н. Символическое значение слова «служба» в повести Г.Н. Владимова «Верный Руслан»: Материал по русскому языку / Ю.Н. Платонова  // Социальная сеть работников образования

Рамзаева, В. Роман Георгия Владимова «Генерал и его армия» : урок внекл. чтения в 11 кл. // Литература – Первое сентября. – 2005. – № 15.

Серафимова, В.Д. Георгий Николаевич Владимов / В.Д. Серафимова // Сайт В.Д. Серафимовой

Соболь, В. Жаль, что нас не было с ними: О романе Георгия Владимова «Три минуты молчания» / В. Соболь // Звезда. – 2006. – № 6.

Соболь, В. Неопознанные аллюзии: Критика 1970-х о романе Георгия Владимова «Три минуты молчания» / В. Соболь // Вопросы литературы. – 2014. – № 5.

Солженицын, А. Георгий Владимов – «Генерал и его армия» [Текст] : из «Литературной коллекции» / А. Солженицын // Новый мир. – 2004. – № 2. – С. 144–151.

Сухих, И. Баллада о добром генерале [Текст] : (1996. «Генерал и его армия» Г. Владимова) / И. Сухих // Звезда. – 2003. – № 6. – С. 220–230.

Тольц, В. «Как у Дюма…»: Памяти Георгия Владимова. Первое интервью Владимова на Западе / В. Тольц // Радио Свобода

Уздина, М. Георгий Владимов. 1931-2003 / М. Уздина // Проза.ру

Экранизации произведений Г. Владимова

Большая руда (1964); реж. В. Ордынский, в ролях: Е. Урбанский, В. Санаев, С. Любшин, М. Глузский, И. Макарова и др.

Верный Руслан (История караульной собаки) (1992); реж. В. Хмельницкий, в ролях: Л. Яновский, Л. Федосеева-Шукшина, Е. Никитин и др.

Апанович А.А.,

библиотекарь Интернет-зала

Источник: http://www.libozersk.ru/pages/index/861

Сочинение по повести Владимова «Верный Руслан»

В свидетельствах «поднявшихся из ада», в книгах о сталинских лагерях, которые так пристально читают в последние годы, мир заключенных, мир следственных кабинетов, полуподвальных камер и изоляторов виден глазами тех, кто прошел через кровавую мясорубку, через арест и следствие.

Охранник и заключенный, жертва и палач отделены друг от друга линией более непреодолимой, чем колючая проволока, сквозь которую прорывались, однако, люди, стремящиеся к свободе.

Об одной из таких попыток – лагерные стихи А. Жигулина. Вернее, даже не о попытке, а о повторяющемся кошмаре погони, в которой лагерный опыт внес свои атрибуты: луч прожектора, вышку, ребристый ствол автомата и страх, ужас человека, который пытается бежать, но никак не может уйти от преследования.

  • Овчарки лают где-то в двух шагах.
  • Я их клыки оскаленные вижу.
  • Я до ареста так любил собак.
  • И как теперь собак я ненавижу!
  • Я посыпаю табаком следы.
  • Я по ручью иду, чтобы сбить погоню,
  • Они все ближе, ближе…
  • Сквозь кусты
  • Я различаю красные погоны…

А что, если посмотреть на мир тюрьмы глазами тех, кто носит эти самые красные погоны? Или вовсе глазами собаки, мчащейся по посыпанному табаком следу? Что чувствует она, настигая бегущего?

«Восторг повиновения, стремительный яростный разбег, обманные прыжки из стороны в сторону – и враг мечется, не зная, бежать ему или защищаться. И вот последний прыжок, лапами на грудь, валит его навзничь, и ты с ним вместе падаешь, рычишь неистово над искаженным его лицом…»

Это цитата из повести Г. Владимова «Верный Руслан», широко известной на Западе и ставшей доступной сравнительно недавно.

Запрещенная к печати в семидесятые годы, но все равно читаемая, повесть «Верный Руслан» воспринималась как отчаянно смелое обвинение режиму, покалечившему не только человеческие судьбы, но и человеческие души.

«Увидеть ад глазами собаки и посчитать его раем» – так сам автор определил главную проблему «Руслана».

Обратите внимание

Вадимов взялся за очень трудную задачу. Речь идет об искажении природы, в сущности, прекрасной, о дрессировке сознания людей, без которой была бы невозможна победа той идеи, что человека можно осчастливить через насилие.

Что знает о жизни главный герой повести – умный сторожевой пес Руслан? Что значит для него, к примеру, счастье? Ночные бдения с хозяином, когда они несут службу, и возле них добро и тепло, а там – весь огромный мир с его злостью и пакостями.

Что такое порядок? Бараки в два ряда, вышка, колючая проволока да глаз прожектора, освещающий лагерь. Что такое долг? Охранять этот порядок, оберегать его, не подпускать заключенного к колючей проволоке, не давать ему возможности выйти из строя, а если тот вышел – заталкивать обратно.

Но вот однажды этот мир рухнул. Флаг, развевающийся над лагерем, был снят и брошен на землю, огромные ворота, которые по всем правилам должны были быть закрыты, распахнулись.

Лагерь опустел, а ужасного вида человек на своем урчащем тракторе делает то, за что раньше стреляли без окрика: ломает забор с колючей проволокой.

Как тут не зарычать, как не приготовиться к прыжку, ожидая услышать: «Фас, Руслан! Фас!»

Но нет долгожданной команды. Что же это происходит? Крушение порядка, крушение мира… Свобода не просто непривычна для Руслана – она для него неприемлема, а воспринимает он ее как временную.

Ему очень хочется, чтобы его «рай» – старый мир с его порядками, размеренная лагерная жизнь и все, что несла она с собой, – вернулся. Поэтому и бегает он на платформу ждать, когда приедет поезд с заключенными. Другие собаки уже забыли о долге, предали службу, перешли к «вольняшкам», а Руслан все ждет. Что чувствует он, выброшенный из своего мира?

Важно

Брошенность, утрату смысла существования – вот что испытывает Руслан. Но он не может смириться с тем, что его «рай» не вернется никогда. «Он ждал – и дождался. Кто так неистово ждет, всегда дождется», – говорит Владимов.

Однажды на запасной путь приходит поезд с молодыми рабочими, которые сами выстраиваются в колонны, и собаки вспоминают о своем долге, начинают эти колонны конвоировать.

«Какой эскорт!» – шутят рабочие, не понимая зловещего смысла происходящего. Но вскоре он доходит и до них, как дошел до тех людей, кбторые наблюдали.

Однако нет у колонны конвоира, который бы предупредил: «Шаг вправо, шаг влево…» И кто-то обязательно сделает этот шаг – упадет с разодранным горлом.

В развернувшемся побоище людей и собак суждено погибнуть Руслану: ему перебили позвоночник, и потертый бывший заключенный, которого Руслан «счел себя обязанным охранять, пока не вернутся хозяева», не видит иного выхода, кроме как добить пса.

Пока я читала эту повесть, меня мучил один вопрос: кто Руслан – палач или жертва? Я сочувствовала псу, который гордо отказывался от еды, потому что кодекс собачьей чести предписывал брать ее только из рук хозяина.

Сочувствовала тогда, когда, отыскав хозяина, Руслан готов броситься ему на помощь, чтобы оградить от беды.

Но беда не пришла, просто бывший заключенный положил руку на плечо хозяина, и Рус- лан был вынужден тихо сидеть в стороне, сгорая от желания ринуться к хозяину и лизнуть ему руку, и верить в то, что его наконец увидят и позовут.

Сочувствовала тогда, когда пес часами сидел на платформе в ожидании поезда, а потом бежал в лагерь доложить: поезда нет.

Совет

Виноват ли Руслан в том, что честно несет свою службу? Виноват ли в своей преданности? Владимов снимает ответственность со своего героя и возлагает ее на тех, кто его учил.

«- Хрен с ним, ребята, не надо дразнить, – сказал солдат. Он все сидел в пыли, раздирая рукав и заматывая локоть.”- Он служит.

– Никто не дразнит, – сказал мальчик. И возмутился: – Так это он, оказывается, служит? Какая сволочь!

– Да никакая, – сказал солдат. – Учили его, вот он и служит».

Книга необычайно интересна прежде всего тем, что в ней рассказывается о существе, находящемся по ту сторону колючей проволоки, но с более искаженной судьбой. «Господа! Хозяева жизни! Мы можем быть довольны.

Наши усилия не пропали даром.

Сильный и зрелый, полнокровный зверь, бегущий в ночи по безлюдному лесу, чувствовал на себе жестокие, уродливые наши постромки и принимал за радость, что нигде они ему не жмут, не натирают, не царапают».

Читайте также:  Краткая биография воробьёв

В своей повести Владимов показал истинную трагедию преданности. И если представить, что под собачьими кличками и образами скрыты люди, то станет еще больнее за судьбу тех, кто служил неправедной идее. Служил по-своему честно, но оказался не нужен. Разве виноваты они в том, что их служба оказалась неверной, ложной, а жизнь их – навсегда искалеченной?

Источник: http://www.rlspace.com/sochinenie-po-povesti-vladimova-vernyj-ruslan/

Перед вами библиографическое пособие, посвященное писателям-лауреатам литературной премии «Русский Букер»

^

  1. Владимов, Г.Н.Собрание сочинений : в 4 т. /Г.Н. Владимов; вступ. ст. Л. Аннинского. – М.: NFQ/2PRINT, 1998.
  2. Владимов, Г.Н. Генерал и его армия : роман /Г.Н. Владимов. – М.: АСТ: Астрель, 2004. – 461с.
  3. Владимов, Г.Н. Три минуты молчания : роман /Г.Н. Владимов.

    – М.: Современник, 1976. – 384с.

  4. Владимов, Г. Верный Руслан: История караульной собаки : повесть /Г. Владимов //Знамя. – 1989. – № 2. – С. 6-74.
  5. Владимов, Г. Генерал и его армия : роман /Г. Владимов //Знамя. – 1994. – № 4. – С. 3-71; № 5. – С. 6-49.
  6. Владимов, Г.

    Долог путь до Типперэри : роман /Г. Владимов //Знамя. – 2004. – № 4. – С.121-157.

  7. Владимов, Г. За землю, за волю…/ Г. Владимов //Знамя. – 1996. – № 2. – С. 8-27.
  8. Владимов, Г. Когда я массировал компетенцию…/Г. Владимов //Кн. обозрение. – 1996. – № 12. – С. 11.
  9. Владимов, Г.

    Новое следствие, приговор старый /Г. Владимов //Знамя. – 1994. – № 8. – С. 180-187.

  10. Владимов, Г. Рубеж веков /Г. Владимов //Моск. новости. – 1998. – № 22. – С. 19.
  11. Владимов, Г. Три минуты молчания : роман /Г. Владимов //Новый мир. – 1969. – № 7. – С. 3-78; № 8. – С. 7-89; № 9. – С. 8-95.

Интервью с Георгием Владимовым

  1. Владимов, Г. Мы хотели дышать чистым воздухом : беседа с Г. Владимовым /записал Л. Бахнов //Огонек. – 2003. – № 39. – С. 46-48.
  2. Владимов, Г. Возвращение к реализму : беседа с Г. Владимовым /записала Е. Константинова //Вопросы литературы. – 2001. – № 5. – С. 222-248.
  3. Владимов, Г. Я возвращаюсь в Россию : беседа с Г. Владимовым /записала Е. Константинова //Труд. – 2001. – 20 февр. – С.5.
  4. Владимов, Г. Я вышел из шинели Дзержинского : беседа с Г. Владимовым /записал Л. Бахнов //Огонек. – 1998. – № 33. – С. 40-41.
  5. Владимов, Г. Терзания вольной души : беседа с Г. Владимовым /записала О. Тимофеева //Общая газ. – 1998. – № 29 .- С. 14.
  6. Владимов, Г. Мне не интересна оценочная критика : беседа с Г. Владимовым /записал А. Беляев // Кн. обозрение. – 1997. – № 46. – С. 6.
  7. Владимов, Г. Я хотел сейчас быть рядом с соотечественниками : беседа с Г. Владимовым /записала Э. Шугаева //Лит. газ. – 1990. – №23. – С. 5.

Литература о произведениях Георгия Владимова

  1. Критика о творчестве Г. Владимова //Современное русское Зарубежье. – М., 2000. – С. 423-432.
  2. Реальность и символ в прозе Георгия Владимова //Современное русское Зарубежье. – М., 2000. – С. 490-491.
  3. Золотусский, И. На пути ко «всей правде»: (к выходу в свет четырехтомника Г. Владимова) /И. Золотуский //Звезда. – 1999. – № 2. – С. 192-203.
  4. Георгию Владимову возвращают долги //Лит. газ. – 1998. – №27. – С.9.
  5. Иванова, Н. Четырехкнижие Георгия Владимова /Н. Иванова //Моск. новости. – 1998. – № 23. – С. 24.
  6. Аннинский, Л. Рубежи и упоры Георгия Владимова /Л. Аннинский //Дружба народов. – 1998. – №10. – С. 219-223.
  7. Андрюшкин, А. Неизбежность трагедии: уроки современного исторического романа /А. Андрюшкин //Лит. газ. – 1992. – №33. – С. 4.
  8. Аннинский, Л. Та, что в погончиках: о прозе Георгия Владимова /Л. Аннинский //Лит. газ. – 1992. – № 18. – С.4.
  9. Архангельский, А. Строгость и ясность /А. Архангельский //Новый мир. – 1989. – № 7 . – С. 262-264.

Рецензии

Владимов, Г. Верный Руслан: История караульной собаки : повесть /Г. Владимов //Знамя. – 1989. – № 2. – С. 6-74.

  1. Зубарева, Е.Ю. Повесть Г.Н. Владимова «Верный Руслан» и русская литературная традиция /Е.Ю. Зубарева //Русск. словесность. – 2003. – № 8. – С 8-13.
  2. Хороброва, Е.А. Повесть Г. Владимова «Верный Руслан» /Е.А. Хороброва //Лит. в школе. – 2001. – № 7. – С. 35-37.
  3. Латынина, А. Глазами Руслана: о повести Георгия Владимова «Верный Руслан» /А. Латынина //Современное русское Зарубежье. – М., 2000. – С. 483-486.
  4. Карпов, А.С. В мире попранной человечности (о повести Г. Владимова «Верный Руслан») /А.С. Карпов, А.В. Чистяков //Русск. словесность. – 1995. – № 6. – С. 32-36.
  5. Аннинский, Л. О «Верном Руслане» /Л. Аннинский //Лит. обозрение. – 1990. – № 3. – С. 84-85.
  6. Терц (Синявский), А. Люди и звери: по книге Г. Владимова «Верный Руслан: История караульной собаки» /А. Терц (Синявский) //Вопросы литературы. – 1990. – № 1. – С. 61-86.
  7. Немзер, А. В поисках утраченной человечности /А. Немзер //Октябрь. – 1989. – № 8. – С. 184-194.
  8. Аннинский, Л. Собачье сердце?: из заметок о прозе Георгия Владимова /Л. Аннинский //Лит. обозрение. – 1989. – № 8. – С. 20-25.

Владимов, Г. Генерал и его армия : роман /Г. Владимов //Знамя. – 1994. – № 4. – С. 3-71; № 5. – С. 6-49.

  1. Мартынов, А. «Август четырнадцатого» Гейнца Гудермана: о некоторых цитациях романа Георгия Владимова «Генерал и его армия» /А. Мартынов //Лит. учеба. – 2005. – № 6. – С. 75-81.
  2. Рамзаева, В. Роман Георгия Владимова «Генерал и его армия» /В. Рамзаева //Литература. – 2005. – № 15. – С. 14-21.
  3. Солженицын, А. Георгий Владимов «Генерал и его армия» /А. Солженицын //Новый мир. – 2004. – № 2. – С. 144-151.
  4. Немзер, А. Одолевая туман: заметки о романе Георгия Владимова «Генерал и его армия» /А. Немзер //Замечательное десятилетие русской литературы /А. Немзер. – М., 2003. – С. 127-135.
  5. Сухих, И. Баллада о добром генерале /И. Сухих //Звезда. – 2003. – № 6. – С. 220-230.
  6. Генералы и их армия //Современное русское Зарубежье. – М., 2000. – С. 493-496.
  7. Карасти, Р. Два генерала /Р. Карасти //Звезда. – 2000. – № 3. – С. 211-219.
  8. Ланин, В. Георгий Владимов о генералах и об армии /В. Ланин //Литература. – 1996. – № 32. – С. 4.
  9. Лукьянин, В. Георгий Владимов. Генерал и его армия /В. Лукьянин //Урал. – 1996. – № 1. – С. 189-190; 1995. – № 4. – С. 242-247.
  10. Шевелев, И. Последний советский роман /И. Шевелев //Огонек. – 1995. – № 50. – С.68.
  11. Курицын, В. Военно-патриотический роман в трех вариантах /В. Курицын //Лит. газ. – 1995. – № 41. – С. 4.
  12. Кардин, В. Страсти и пристрастия: к спорам о романе Г. Владимова «Генерал и его армия» /В. Кардин //Знамя. – 1995. – № 9. – С. 199-210.
  13. Нехорошев, М. Генерала играет свита /М. Нехорошев //Знамя. – 1995. – № 9. – С. 211-219.
  14. Богомолов, В. Срам имут и живые, и мертвые, и Россия… /В. Богомолов //Свободная мысль. – 1995. – № 7. – С. 79-103.
  15. Коган, А. Поражение и победа генерала Кобрисова /А. Коган //Лит. обозрение. – 1995. – № 3. – С. 98-101.
  16. Давыдов, Б. Георгий Владимов. Генерал и его армия /Б. Давыдов //Нева. – 1994. – № 11. – С. 281.
  17. Марченко, А. Анархия – мать порядка? /А. Марченко //Новый мир. – 1994. – № 11. – С. 209-211.
  18. Аннинский, Л. Спасти Россию ценой России… /Л. Аннинский //Новый мир. – 1994. – № 10. – С. 214-221.
  19. Иванова, Н. Дым Отечества /Н. Иванова //Знамя. – 1994. – № 7. – С. 187-193.
  20. Басинский, П. Писатель и его слова: (Георгий Владимов «Генерал и его армия» /П. Басинский //Лит. газ. – 1994. – № 24. – С. 4.

Владимов, Г. Долог путь до Типперэри : роман /Г. Владимов //Знамя. – 2004. – № 4. – С.121-157.

  1. Аннинский, Л. Вертится, окаянная! /Л. Аннинский //Дружба народов. – 2005. – № 3. – С 219-223.
  2. Иванова, Н. Родине своей мечты /Н. Иванова //Моск. новости. – 2004. – №14. – С.12.

Андрей Сергеев

Лауреат премии «Букер – Открытая Россия» – 1996

за роман «Альбом для марок»

^

Андрей Яковлевич Сергеев – мастер литературного перевода, человек, по сути дела, открывший русскоязычному читателю английскую и американскую поэзию XX века. Но, как выяснилось в последние годы, Сергеев – оригинальный прозаик и поэт.

Андрей Сергеев входил в первую в послесталинское время группу независимых литераторов – группу Черткова. Члены ее пытались жить и писать так, будто нет над ними ни многотонной громады государства, ни официозной литературы, ни аппарата подавления. Т поплатились за это.

Но приобрели драгоценный опыт свободы – на несколько лет раньше других…

^

Андрей Яковлевич, в ваших стихах и прозе много истории – в самых разных аспектах этого понятия. Откуда такая тяга?

– С детства. Сколько себя помню, я всегда интересовался историей и конкретно – археологией. Были у меня дореволюционные детские книжки о каких-то боярах, замечательные «Книги для чтения» – по древней истории и истории средних веков. До сих пор помню эти толстые большие тома.

В 1940 или 1941 году, когда мне было 7-8 лет, дело зашло уже так далеко, что мы с отцом обсуждали, как по окончании школы и чего-то там высшего определить меня в археологи. В жизни это увлечение материализовалось в виде монет. Я и марки собирал, и монеты собирал. Особенно в 45-м году, когда стали везти из Германии, всего стало больше.

Выменивал на школьные завтраки – на бублик, на кусочек сахара…

И с каких невероятных довоенных лет какие-то стишки сочинял. Самые примитивные, самые ерундовые, но сочинял. Потом систематически я стал сочинять в школе-семилетке. кропал матерные вирши на потребу школьникам.

– Но вы писали это потому, что вам самому нравилось, или «на потребу публики»?

– Мне нравилось писать. при поступлении в первый класс удельнинской средней школы под Москвой у меня уже был некоторый читательский багаж. Главным событием стал роман Эренбурга «Хулио Хуренито». Я понял в нем главное – что есть какая-то другая, необычная жизнь, не похожая на нашу. А параллельно с «Хулио Хуренито» я прочел «Облако в штанах» Маяковского.

– Ого, в семь лет?

_ Читал я это столько раз, что знал наизусть, хотя не очень-то понимал. но поэзия может воздействовать даже не будучи понятной, как сказал Элиот.

Я, конечно, как всякий ребенок, читал Пушкина, Лермонтова, но это не воспринималось как что-то выходящее за пределы повседневной нормы. Но во втором классе я прочитал Гоголя. Это просто решило мою судьбу.

С 42-го года и по сей день, я перечитываю Гоголя.

– Так вам прямая дорога была на филфак. Как же вас занесло в институт кино?

– Решили дело два ничтожных, казалось бы случая. Я посмотрел фильм «Весна» о чудесах кино, о прелести, о красоте кино как процесса создания фильма. Великолепный Черкасов, самая его лучшая, по-моему роль. Музыка в фильме чудная, Раневская, Плятт, лучшая роль Орловой. Да что там говорить, потрясающая картина!

– А второй случай?

– Сосед по парте дал мне почитать книжку автобиографий советских кинорежиссеров «Как я стал кинорежиссером», где каждый из этой братии хвалился, как мог. Я был сражен. И я пошел во ВГИК на режиссерский факультет, куда мне сказали попасть нельзя, потому что там 20 человек на место. Я самым дурацким образом образом из 3о возможных очков на экзаменах набрал 30 и поступил.

– Ну и как там было?

– Плохо там было. Оказалось, что я попал в идеологический вуз. Из нас хотели сделать – и делали! – черт знает что, а со мной ничего сделать было нельзяч, не поддаюсь приручениюб. Все, что мы делали там, было так же отвратительно и серо, как и вся наша советскмя жизнь. Короче после второго курса я ушел из ВГИКа в иняз.

Именно в инязе, насколько я знаю, и возникла ваша литературная группа. С какого года вы собирались?

– С 54-го. Это было время жесточайшего жилищного кризиса, ни у кого из нас не было собственной комнаты, где мы могли бы собираться, кроме инязовской поэтессы Галины Андреевой.

Мы у нее собирались по дореволюционному принципу: вечером зайдем на огонек, и если Галка не ушла куда-нибудь на концерт, бежим в магазин «Армения» на углу улицы Горького, покупаем колбасы, водочки или портвейна и чудно проводим время. Самое главное – мы читали стихи. Потом мы обсуждали их.

Заводилой был Леня Чертков из Библиотечного тогдашнего института. Сам Леня писал стихи, резкие до людоедства. какие-то колониальные войны, убийство каких-то туземцев…

Поэты «чертковской группы» жили как бы вне быта, вне суеты печатания, казалось даже – вне денег. Впрочем, почти все они где-то служили, некоторые по службе занимались техническими переводами, получали неплохие по тем временам зарплаты.
Из интервью писателя

– Ваша группа просуществовала до 57-го года.

– После венгерского восстания 56-го года, которое страшно напугало Хрущева и его команду, произошли мало отмеченные у нас – и в литературе, и даже в устной традиции – массовые посадки студентов зимы 56-57-го годов. Сажали историков, философов, сажали всяких гуманитариев, ну, а такая литературная группа, как наша… У нас же были свои стукачи!

Леню Черткова посадили, несмотря на все усилия адвоката Самсонова, все остальные члены группы проходили свидетелями. И после этого группа распалась., туту они верно рассчитали.

Какое-то время мы уже собирались по инерции, но это было уже не то. все занялись своими делами. Я вот вышел в переводчики… С 59-го года я вовсю печатался во всевозможной советской прессе, в книгах.

Обратите внимание

Имел даже (что практически было невозможно для переводчика) собственные книжки переводов.

И все эти годы вы продолжали писать…

– Всегда писал, всю дорогу. Как сложилась наша группа, с 54-го , стали появляться у меня коротенькие рассказики. Такое впечатление было, что мне их, как говорила Ахматова, Диктуют. Я их писал , и они всем нравились.

Но что это такое, какой это жанр, какова его цена и какое он занимает место среди других жанров, я понять не мог лет двадцать.

Писал-писал и всерьез не ставил и лишь в году примерно семидесятом я вдруг осознал: да это же целый жанр, который ничем не уступает никакому роману, как, скажем, рассказик Хармса ничем не уступает роскошному большому рассказу Чехова. Такое же содержание, такой же кусок действительности законченно изображен, создан целый мир.

– Ваши рассказы и стихи попали в печать совсем недавно.

– Впервые меня опубликовали в 1990 году, и то не в Москве. Я случайно познакомился с очень хорошим писателем из Риги Андреев Левкиным.

Он был зам главного редактора журнала «Родник» (был еще латыш во главе этого «Родника»), он всю русскую часть, русский вариант делал Левкин). Он сказал: «О чем разговор, присылайте». Я послал.

В ближайшем номере «родника» эти рассказики были напечатаны.

А в 92-м, когда Рига уже стала поднимать свои малиново-белые флаги, я послал им печатать первую часть своего «Альбома для марок. Это был последний момент, когда можно было по почте послать в Латвию, как по СССР, стоило это копейки. И в 93-м году Левкин стал печатать.

– Наверное, сейчас вы забросили свои переводы?

– Практически до, но иногда берусь заполнять некоторые лакуны. В восемьдесят восьмом я месяц провел в Америке за счет Сороса, сообразившего, что у нас есть американисты, никогда там не бывавшие.

Программа была составлена так, что я встретился со всеми друзьями, уехавшими из страны или от ума, или по глупости, или по несчастью, как Бродский, которые никогда не хотел уезжать, он хотел свободно ездить.

При встрече он показал мне фотографию, запечатлевшую четырех друзей, самых, по-видимому, крупных современных поэтов – Дерека Уолкотта, Шеймиса Хини, Леса Мерея и его самого. так случилось, что двоих из них мне недавно пришлось переводить.

Уолкотт написал чудесные стихи памяти Иосифа, и меня попросили сделать перевод для специального, посвященного ему номера «Звезды». Для «Иностранной литературы» подготовил подборку Мерея, сложного, глубокого, абсолютно ни на кого не похожего поэта. вот таким образом я в какой-то мере выполнил свой долг перед Бродским.

– Последует ли продолжение «Альбома…»?

– Не знаю. Сейчас занят совсем другим – пишу сугубо научную книгу по нумизматике, ибо считаю неэтичным унести с собой знания, которыми обладаю.

Лет тридцать тому назад по совету своего наставника Давида Исааковича Машнягина, выведенного мною в «Портретах» как нумизмат, я занялся не исследованной у нас темой, а именно – монетами варварских племен, живших в Восточной Европе на границах Российской империи, а также на ее территории, то есть на укрине, Северном Кавказе, в Молдавии, Средней Азии. Я был простым коллекционером, а не музейным работником, и мои собратья мне доверяли, показывая редчайшие экземпляры.

-У вас есть коллекция?

– Небольшая, но есть фотографии и масса записей, так как я прочитал почти все, что написано по этой теме за рубежом, за исключением двух книг, пока мне недоступных. Словом накопились кое-какие соображения, и очень хочется успеть их высказать.

Андрей Сергеев умер 27 ноября 1998 года, сбит машиной.

Источник: http://exam-ans.ru/literatura/7011/index.html?page=6

Ссылка на основную публикацию